«Держи лампаду в душе всегда горящей» Жизнь преп. Афанасия Григориатского

Старец Афанасий Григориатский. Фото: agionoros.ru

Мы продолжаем серию публикаций о современных праведниках. Сегодня речь пойдет об афонском игумене, старце Афанасие Григориатском, память которого празднуется 10 января.

Родился будущий старец в 1874 году в греческом городе Пиргосе в благочестивой семье пономаря. Кроме него в семье было еще одиннадцать детей, что в то время было явлением обычным. Дух церковной атмосферы Андреас Протогеропулос (так звали юношу в миру) впитал с молоком матери. Еще ребенком он стремился к уединению и молитве.

Позже юноша стал чувствовать в душе некий призыв Божий к монашеской жизни, который решил осуществить в 1891 году втайне от родителей. Вместе с еще двумя товарищами он нанял лодку, которая должна была их доставить на Святую Гору Афон. Но погода на море стала ухудшаться: дождь, холод, ветер подул в противоположном направлении.

Плавание затянулось, стала заканчиваться вода и продовольствие. Положение становилось критическим. Решили возвращаться обратно. Андрей воспротивился этому решению и стал горячо молиться святителю Николаю. На удивление для всех ветер поменялся и лодка, быстро набирая скорость, помчалась к заветным Афонским берегам.

По прибытии в Григориатский монастырь Андрей два года подвизался в качестве послушника, проявив при этом редкое смирение и выносливость. После монашеского пострига (по афонскому обычаю сразу в схиму) с именем Афанасий, он был принят на послушание к старцу Симеону. Это был опытный и прозорливый монах. Увидев в молодом человеке незаурядную личность, старец стал выжимать из него все страсти, как воду из мокрого полотенца.

«Я умер для мира и семьи. Прошу тебя, пускай это будет первый и последний раз, когда ты меня навещаешь».

Любя своего послушника всей душой, отец Симеон ни разу не сказал ему ни одного доброго слова. Даже по имени называл редко, каждый раз придумывая какие-то унизительные прозвища. Он постоянно бранил монаха Афанасия, всегда был им недоволен, высмеивал перед посторонними. Но Афанасий на все эти оскорбления отвечал всегда либо «простите», либо «благословите». Кроме послушаний юный монах знал только два рода занятий – молитву и чтение духовных книг. Из книг он делал выписки, вел конспекты. Видя высочайшее смирение и послушание схимонаха Афанасия, совет старцев решил рукоположить его в иеродиакона в 1904 году, а потом, в 1908 году, в иеромонаха. В это время ему было уже тридцать четыре года.

Семья иеромонаха Афанасия за все это время ничего не ведала о его судьбе. Лишь через время родной брат каким-то образом узнал, что исчезнувший Андрей находится в Григориатском монастыре. Прибыв туда для встречи, он был удивлен реакцией брата на этот визит. «Я умер для мира и семьи, – сказал ему отец Афанасий, – Прошу тебя, пускай это будет первый и последний раз, когда ты меня навещаешь».

Старец отличался необыкновенной цельностью натуры. В нем чувствовалось присутствие глубокого мира и благодати. Когда в одной из деревень, находившейся рядом с подворьем Григориатской обители, случилась беда, то на помощь им отправили именно отца Афанасия. Бесчисленные полчища саранчи стали уничтожать весь урожай этой деревни. Люди были в отчаяньи. Единственная их надежда была на Бога. Отец Афанасий взял мощи святой Анастасии Римлянины, которая покровительствовала монастырю, и поспешил на защиту. Он стал обходить со святыми мощами поля, читая молебен на изгнание зловредных насекомых.

Произошло чудо. Тучи саранчи, как-будто гонимые чьей-то силой, поднялись в воздух и стали улетать прочь. Море же все покрылось миллионами утонувших насекомых. До сих пор жители той деревни вспоминают этот удивительный случай благодатной помощи.

Вид на монастырь Григория Преподобного в начале XX в. Фото: agionoros.ru

В 1924 году отца Афанасия избирают игуменом Григориатской обители. В этом новом послушании преподобный стал примером для всей братии. В каждом отдельно взятом случае он проявлял глубокую мудрость и рассудительность. В монастыре был брат, который отличался очень вспыльчивым характером. Однажды он вел себя так, что монахи хотели изгнать его из монастыря, чтобы тот не соблазнял других. Отец Афанасий воспротивился этому решению, сказав: «Игумен для монахов – отец, и в минуты слабости он должен стать на их сторону».

Другой брат, из жалости к себе, отказался идти на богослужение, ссылаясь на болезнь. На самом же деле, ему хотелось отоспаться. Игумен духом понял истинную причину «болезни». По его благословению вся братия монастыря пришла в келью к «болящему», чтобы его соборовать и служить молебны о здравии. Смущенный таким визитом, этот монах сразу же выздоровел.

«Игумен для монахов – отец, и в минуты слабости он должен стать на их сторону».

Отец Афанасий обладал даром прозорливости, чудотворений и чистой, глубокой молитвы. Когда на праздник в обители не было свежей рыбы для угощения, он пообещал братии, что Бог им обязательно пошлет рыбы. Но шло время, а рыбу так никто не подвозил. Обеспокоенный повар подошел к Игумену за благословением замочить соленую треску. Но отец Афанасий не благословил, сказав, что у них будет свежая рыба. Уже заканчивалась праздничая служба и не оставалось времени, чтобы вымочить соленую рыбу. Но отец Игумен был спокоен.

Когда хор стал петь Славословие, в монастырь прибежал взволнованный работник пристани с просьбой к монахам срочно брать корзины и идти собирать на берег жирных окуней, которых выбросила на берег огромная волна.

В другой раз, когда в монастыре не хватало масла для того, чтобы по традиции раздать нищим отшельникам, отец Афанасий велел раздать масло из монастырских запасов. Для братии осталось только мизерное количество елея на дне бочки, которого хватило бы только на один обед. Но удивительным образом уровень масла всегда был на одном и том же месте, сколько бы повар ни набирал его для приготовления пищи. Таких примеров чудесной помощи для монастыря, по молитвам преподобного Игумена, можно привести немало.

Но самым большим чудом был сам отец Афанасий. Никто и никогда не видел его раздраженным. Неизменный мир и покой сердца всегда отражались на его светлом лике. Превыше всех личных добродетелей он ставил терпение и миролюбие. Приближаясь к нему, люди чувствовали, что они входят в поле мира и радости. Это было настолько удивительным и необычным, что встречи с ним искали не только насельники Афона, но и люди, живущие очень далеко от Святой горы. Среди них было множество чиновников, архиереев и даже король Георгий II, который часто беседовал со старцем и исповедовался у него.

Но самым большим чудом был сам отец Афанасий. Никто и никогда не видел его раздраженным. Неизменный мир и покой сердца всегда отражались на его светлом лике.

Отец Афанасий категорически не допускал даже тени осуждения у своих учеников, считая этот грех страшным огнем, который выжигает из души все добродетели. Огромное самообладание, личная скромность, и потрясающая любовь были отличительными признаками преподобного. Он любил не только Бога и людей. Это чувство распространялось у него и на животных, которые также его любили. Огромная змея, которая поселилась в винограднике монастыря и пугала монахов одним своим видом, по просьбе святого Игумена покинула это место.

 Однажды миряне, работающие в монастыре, заметили косулю и стали ее преследовать для того, чтобы убить и приготовить себе на обед. С ружьями и собаками они загнали ее на край обрыва, с которого косуля спрыгнула в море. Охотникам удалось на лодках догнать ее и там. Когда отцу Афанасию доложили о происходящем, он, оставив все дела, будто происходит что-то в высшей степени важное, бросился на пристань. Благодаря его вмешательству косуля осталась жива. Был также случай, когда старец спас от неминуемой гибели двух маленьких волчат.

Всегда умиротворенный, тихий, приветливый, мягкий в общении – таким его запомнила братия монастыря. Несомненно, преподобный Афанасий созерцал тайны Божии и видел немало откровений, которые хранил в тайниках своего сердца. Только однажды, уже в конце жизни, уступив настойчивой просьбе монахов, он объяснил почему во время всенощной упал на колени, когда по уставу этого делать было не положено. «Я увидел Матерь Божию, исполненную славы и несравненного величия. Все существо мое охватил священный трепет, и я пал ниц перед Ней». 

Отец Афанасий категорически не допускал даже тени осуждения у своих учеников, считая этот грех страшным огнем, который выжигает из души все добродетели.

Каждую службу отец Афанасий совершал со слезами и глубоким благоговением. Молитва преподобного оказывала глубокое воздействие на всех, кто находился с ним рядом. Одному своему духовному чаду старец дал такой совет: «Раз Бог удостоил тебя быть священником, то старайся совершать Божественные службы всей душой. Когда священник совершает Литургию, он должен чувствовать, что у него в душе горит лампада. И она не должна погаснуть до следующей службы. После Литургии избегай разговоров и смеха, удались куда-нибудь и в тишине прочувствуй, что тебе было дано».

В 1937 году отец Афанасий снял с себя послушание игумена и полностью отдался созерцательной молитве и богомыслию. Из кельи старец выходил только на богослужение. Он всячески избегал посторонних встреч. Все, кто проходил мимо его кельи, чувствовали, что там совершается таинство богообщения. Комнатка, где старец провел последние годы жизни, стала для него предверием рая.

Во время предсмертной болезни лицо преподобного Афанасия сохраняло светлое и спокойное выражение. «Желаю всем вам попасть в Рай, – сказал он на прощание братии. – Там ваше истинное Отечество, а здесь мы временно».

10 января 1953 года, через три дня после Рождества Христова старец предал свою чистую душу Богу. Отход его души был так тих, что никто из собравшихся монахов не уловил этого момента. Тихая и мирная жизнь окончилась таким же тихим успением.

Много раз после смерти являлся преподобный Афанасий своим любимым ученикам в разных видениях. Некоторые видели его среди чудного света, кто-то совершающим Литургию в прекрасном облачении в величественной церкви. Есть немало свидетельств его благодатной посмертной помощи тем, кто к нему молитвенно обращался.

Преподобный Афанасие, моли Бога о нас.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Должен ли Фанар подвергнуть Филарета прещениям за раскол ПЦУ?
да, нужно лишить сана, если не покается – анафема
9%
нет, Фанар уже не властен над Филаретом
14%
мне все равно, пусть фанариоты и раскольники сами разбираются
77%
Всего проголосовало: 1339

Архив

Система Orphus