Сокровища блаженной Таисии Египетской

Раз уж мы рассматриваем житие как драгоценный камень – присмотримся  к  его граням

Бывает так, что жития некоторых святых, как драгоценные камни вставлены и оправлены в жития других подвижников.

Таких примеров особенно много в Патериках разных монастырей, в жизнеописаниях игуменов и старцев.

В житии преподобного Иоанна Колова – подвижника 5 века из Скитской египетской пустыни, несколько таких драгоценных вкраплений, но мы рассмотрим попристальнее одно из них – рассказ о Таисии.

Во времена, когда святой Иоанн был уже старцем и наставником пустынной обители, в городе Александрии жила девушка Таисия.

Родители ее были небедные и боголюбивые люди, но так случилось, что они умерли, оставив свою дочь единственной наследницей в очень юном возрасте. Пустынные монахи знали этих людей, дом и Таисию, здесь они находили себе приют и помощь, когда по каким-то нуждам бывали в Александрии. Девушка оказалась достойной наследницей своих родителей, она почитала и Бога, и бедных отшельников, не жалея для них своих богатств.

Девушка оказалась достойной наследницей своих родителей.

Но пришло время, и достояние было прожито и роздано, девушка оказалась в нищете, без родных и друзей.

Остановимся здесь на минуту – раз уж мы рассматриваем житие как драгоценный камень – присмотримся  к  его граням.  Зачем так неразумно раздавала? Так ведь она была, в житии сказано – девица, почти девчонка. Поступала так же, как родители, только без рассуждения. Нежное, нерасчетливое сердце  – одна грань, другая – недобрые люди, умеющие воспользоваться этим.

Когда золото и серебро закончилось, все еще оставалась  чистота, свежесть и красота. И недобрые люди научили Таисию, как воспользоваться ими, чтобы вернуть розданное богатство. 

Когда золото и серебро закончилось, все еще оставалась  чистота, свежесть и красота.

Слухи о Таисии дошли до пустынников, и они стали просить авву Иоанна проведать Таисию, поговорить с ней, уберечь ее от гибельного пути. Старец Иоанн был наставником святого Арсения Великого, и Паисия, и многих он своим словом вернул к Богу.

Блаженная Таисия Египетская. Фреска

Преподобный поспешил в Александрию и нашел, что для отшельников двери дома Таисии были закрыты. Зато они открывались для других людей – которые приходили покупать ее молодость и красоту за деньги.

Он постучал и вызвал служанку, но та, увидев монаха, прогнала его. Иоанн постучал снова и сказал служанке, чтобы она передала Таисии, что у него есть кое-что драгоценное для нее.

Таисия разрешила старцу войти, рассчитывая, что он действительно ей что-то принес, ведь «иноки ходят по берегу моря и могут иногда найти драгоценную раковину или камень».

Двери дома Таисии были закрыты, зато они открывались для других людей – которые приходили покупать ее молодость и красоту за деньги.

Но старец, увидев Таисию, сел рядом с нею и горько заплакал.

– Что же ты плачешь? – спросила девушка.

– Что тебя отвратило от Христа? Зачем ты грязнишь свою чистоту? – спросил Иоанн.

Слезы преподобного и его слова сковырнули засохшую корку грязи на сердце Таисии, она вспомнила и добрых своих родителей и Христа, и милость Божия омыла ее драгоценную душу.

– Есть ли прощение таким, как я? – спросила она у Иоанна.

– Есть прощение, если есть раскаяние.

– Уведи меня отсюда, туда, где я могла бы покаяться.

И она встала, и вместе с преподобным вышла из дому, как была. Не сделала никаких распоряжений, ничего не взяла, не оглянулась.

Иоанн удивлялся милости Божей, придавшей сердцу Таисии такую решимость. Они шли долго вглубь пустыни к обители, и ночь застала их в пути. Иоанн сделал из песка изголовье для Таисии, перекрестил ее, устроив на ночлег, и сам, помолившись, лег спать.

Во сне увидел он столп света из того места, где оставил Таисию, и ангела, уносящего ее душу. Он поднялся и поспешил туда, но  нашел ее уже умершей.

Один час искреннего раскаяния, очистил ее душу так, что она засверкала в руках Ангела, как драгоценный брильянт.

Похоронив Таисию, вернулся авва в свою скитскую обитель и рассказал братьям, беспокоившимся за судьбу своей благодетельницы, о ее чудесном раскаянии. Братия же записали в жизнеописание преподобного Иоанна и житие александрийской девушки, удостоившейся за свою решимость вернуться к Христу лика блаженных.

Один час искреннего раскаяния, очистил ее душу так, что она засверкала в руках Ангела, как драгоценный брильянт.

Вот и еще одна грань это драгоценного поучения – никто не раздает своего богатства напрасно – за розданное инокам имение, братия заплатили Таисии искренней любовью и благим беспокойством, авва Иоанн – помощью терпящей бедствие душе, Господь – дарованием решимости к покаянию и немедленным прощением грехов.

«Где сокровище ваше, там  будет и сердце ваше» (Мф.6:19-21)

Молитвами блаженной Таисии, пусть добрый наш Бог будет главным сокровищем нашего сердца.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как должна действовать УПЦ, чтобы вернуть свои захваченные храмы?
обращаться в суды
45%
обращаться к Владимиру Зеленскому
7%
обращаться к международной общественности
19%
никуда не обращаться, Бог управит
29%
Всего проголосовало: 976

Юмор

Началось наводнение. Один человек сидит на балконе второго этажа и читает Библию.

Вода прибывает. Уже на метр от тротуара. Подъезжают люди на грузовике, с вещами, и кричат читающему:

– Поехали с нами, приближается наводнение!

– Нет, не поеду! Я помолюсь и Господь пошлет мне спасение! – отвечает он им.

Через некоторе время вода опять начинает прибывать и уже добралась до второго этажа. Приплывают люди на лодке и кричат:

– Прыгай к нам, вода поднимается!

– Нет, я буду молится Богу, чтобы Он меня спас!

Вода все выше, и уже касается балконной плиты, на которой стоит человек с Библией. Подлетает вертолет и пилот зовет:

– Эй там, хватайся за лестницу!

– Не нужно мне! Меня спасет моя молитва!

В результате он утонул. Встретился с Богом и спрашивает:

– Господи, скажи пожалуйста, а почему ты не захотел меня спасти?

А Господь ему отвечает:

– Ну ты даёшь… А кто, по-твоему, тебе посылал грузовик, лодку и вертолет?

 

Архив

Система Orphus