Фанар в XX веке: поиск паствы, денег и покровителей

Президент США Гарри Трумэн и будущий Константинопольский патриарх Афинагор (Спиру)

Как, пройдя две унии и взаимодействие с раскольниками разных мастей, Константинопольский патриархат нашел надежных покровителей в Госдепе США.

Фанариоты любят повторять, что «Константинопольский патриархат выражает подлинный этат (суть, сущность – Ред.) Православия». Однако при ближайшем рассмотрении этот «этат» выглядит весьма противоречиво, если не сказать больше. Может, не главной, но очень явственной его стороной является продажность, как бы горько это ни звучало. И последние действия Константинополя в Украине – логическое продолжение его политики на протяжении всего XX века.

Но вначале – существенная оговорка. Православие обязано Константинопольскому патриархату очень многим. Из недр этой Поместной Церкви вышли сонмы святых: мучеников, святителей и преподобных. Православный мир обязан Константинопольской Церкви своим богослужебным чином, монашеским уставом, богословской традиции.

Трудно представить, каким было бы сегодняшнее Православие без Константинопольских Патриархов Иоанна Златоуста, Григория Богослова, Фотия Великого, без преподобного Феодора Студита, Афанасия и Петра Афонских, без Андрея Христа ради юродивого и многих других.

Духовенство и простой народ Константинопольской Церкви сумели сохранить Православие в течении пятисотлетнего османского владычества. Многие поколения этих людей выносили бесправие, унижение и угрозы жизни, но не отрекались от Православия.

Однако этого нельзя сказать об условной верхушке Константинопольского патриархата, которая еще во времена Византийской империи погрязла в интригах и борьбе за власть, а под властью турок и вовсе превратилась в коррумпированный придаток турецкой бюрократической системы. Картина получилась довольно неприглядная: простой народ и духовенство, которые оставались верными Православию, несмотря ни на что, и административная верхушка Константинопольского патриархата, которая плела различные политические интриги и была не слишком разборчивой в средствах.

Но это было бы еще полбеды: во многих людских сообществах именно так и происходит. Беда пришла в начале XX века, когда эта административная верхушка лишилась своей паствы.

В 1920-х годах в результате Первой мировой войны, разрушения Османской империи, геноцида греков и армян в Малой Азии и обмена населением между Турцией и Грецией на территории Турции почти не осталось греческого населения, а Константинопольский патриархат был отделен от турецкого государственного аппарата. Таким образом, Фанар лишился своей паствы, покровительства властей и материального источника своего существования. А по большому счету он лишился большего – самого смысла своего существования. И Фанар принялся лихорадочно искать, чем бы заменить утраченное.

Поиски паствы

Согласно переписи населения 1914 г., на территории Турции проживали 1,8 млн греков, что составляло 8,5% всего населения Османской империи. После Малоазийской катастрофы, в которой было зверски убито около 700 тысяч греков, и обмена населением, при котором Турцию покинули почти все остальные греки, Константинопольский патриархат остался без паствы. Французский историк Эдуар Дрио писал, что «Малоазийская катастрофа была более масштабной и ужасной, нежели падение Константинополя».

В этих условиях Фанарские иерархи стали искать, кем бы компенсировать свою утраченную паству. Та часть греков, которая иммигрировала из Малой Азии в Грецию, естественно влилась в Элладскую Православную Церковь, отделившуюся от Константинополя в 1833 г., и была признана Фанаром в 1850 г.

В юрисдикции Константинополя остались те греки, которые выехали в страны Западной Европы и в США. То есть страны, в которых не было исторических Поместных Православных Церквей.

И тут фанариотам пришла в голову мысль объявить принадлежащими своей юрисдикции всех без исключения православных, которые так или иначе оказались в странах, где не было Поместной Церкви. Причем независимо от их желания и желания той Церкви, каноническую территорию которой они покинули.

Как раз в это время в результате октябрьской революции 1917 г. и последовавшей за тем гражданской войны Россию покинули миллионы мигрантов, сотни священников и десятки архиереев. Страны, ранее входившие в состав Российской империи, объявили свою независимость. Польша, Финляндия, Эстония, Латвия, Литва не только отделились от России, но и стали проводить откровенно антироссийскую политику. Православные Церкви в этих странах стали разменной монетой в руках местных властей и фанарских иерархов. Одни принуждали духовенство и еписокпат разорвать всякие связи с Русской Православной Церковью, другие объявляли их находящимися в своей юрисдикции.

На позицию самих верующих, епископата и духовенства внимания никто не обращал. Так в 1923 г. Фанар захватил Финляндскую Православную Церковь, на тот момент автономную в составе РПЦ.

В этом же году Фанар присоединил к себе Эстонскую Православную Церковь (ныне Эстонская Апостольская Православная Церковь), которая обращалась на Фанар с просьбой об автокефалии, однако стала Эстонской православной митрополией в составе Фанара.

В 30-е годы примерно такая же схема была реализована в Латвии, где образовалась Латвийская Православная Церковь в юрисдикции Константинополя.

А в Польше Константинопольский патриархат, опираясь на поддержку местных властей, предоставил автокефалию Польской Православной Церкви. Не вдаваясь в подробности польской истории, можно сказать, что эта автокефалия была состряпана методами угроз, обмана и насилия. В 1948 г. польские иерархи принесли покаяние Московскому Патриарху Алексию и уже после этого получили законную автокефалию от РПЦ.

В феврале 1931 г. Фанар присвоил себе русские заграничные приходы, которые находились в юрисдикции русского эмигрантского митрополита Евлогия (Георгиевского). При этом был совершен очередной обман. При принятии митрополита Евлогия в юрисдикцию Фанара без согласия РПЦ всячески подчеркивали, что это временная мера, которая обусловлена бесправным положением Церкви в СССР. Временный характер этого юрисдикционного подчинения был даже отражен в самом названии данной структуры: Временный экзархат святого апостольского и патриаршего трона Константинополя в Западной Европе.

Однако когда в 1945 г. митрополит Евлогий пожелал вернуться в лоно РПЦ, Константинополь не дал ему отпускной грамоты. А Архиепископия православных русских церквей в Западной Европе не только до сих пор находится в юрисдикции Константинополя, но еще и решением Константинопольского Синода от 27 ноября 2018 г. утратила статус экзархата.

Поиски покровителей

Здесь следует также сделать отступление и вспомнить, что Византийская империя не раз прибегала к помощи различных государств и племен. Конечно же, за эту помощь необходимо было расплачиваться: когда деньгами, когда территориями, когда военной добычей, когда различными званиями и титулами.

Но были случаи, когда приходилось расплачиваться Православием. Так было в 1274 г., когда была заключена Лионская уния. Предпосылками для нее стали следующие обстоятельства.

В 1204 г., во время Четвертого крестового похода, крестоносцы захватили Константинополь. Захват этот, кстати, сопровождался резней, насилием, мародерством и уничтожением памятников культуры и искусства. Согласно историческим документам, жестокости крестоносцев намного превышали бесчинства турок при захвате Константинополя в 1453 г.

Но в 1261 г. византийский император Михаил VIII Палеолог (1259-82 гг.) отвоевал столицу империи. Латинский император в Константинополе Балдуин II бежал на Запад и стал просить папу Урбана IV организовать еще один крестовый поход против Византии. Папа оказал ему всецелую поддержку, и европейские правители стали готовиться к войне против Византии. Для предотвращения этой угрозы Михаил VIII Палеолог и продал Православие римскому папе. Константинопольского патриарха Иосифа, который противился унии, объявили низложенным и поставили на его место послушного Иоанна XI Века, который согласился с унией.

Так было и в 1439 году, когда над Константинополем нависла угроза его завоевания турками и императору Иоанну VIII Палеологу срочно требовалась военная и финансовая помощь для борьбы с ними. В тот раз византийцы тоже расплатились Православием, что, однако же, не принесло никакой пользы – в 1453 г. Византийская империя перестала существовать.

К чести духовенства и простого народа надо сказать, что они не приняли ни Лионскую, ни Флорентийскую унии. Но вот верхушка Константинопольского патриархата не остановилась перед предательством своей веры.

В начале XX века Фанар, выпавший из системы государственного управления Османской империи, попробовал было найти себе покровителей в лице империи Британской, бывшей на то время одной из самых могущественных мировых держав. Ради этого фанариоты стали разрабатывать проект новой унии, но уже не с римской Церковью, а с англиканской.

С целью сближения с англиканами патриарх Мелетий IV (Метаксакис) собрал «Всеправославный конгресс» который состоял из семи епископов, одного архимандрита и двух мирян. Этот конгресс принял решение перейти на новоюлианский (фактически григорианский) календарь, по которому жили англикане, и определять дату Пасхи, опираясь на «научные данные». Однако Великобритания не оказала сколько-нибудь значительной помощи фанариотам, и проект унии был заморожен.

Следующим потенциальным покровителем для Фанара рассматривали… СССР. Несмотря на то, что советское правительство с самого начала объявило себя врагом Церкви, Фанар в течении нескольких лет пытался заручиться поддержкой большевиков и прилежно исполнял их пожелания по признанию обновленческой «Церкви». Хотя всем было понятно с самого начала, что «обновленчество» – это инструмент ГПУ, созданный с целью уничтожения Православия.

Но в глазах Фанара это было приемлемо, поскольку в то время, в начале 20-х годов, советское правительство было единственным, кто имел влияние на новое революционное правительство Турции во главе с Кемалем Ататюрком.

Константинопольская патриархия пошла даже на то, что призвала святого исповедника Патриарха Тихона уйти в отставку и передать власть «обновленцам». А все ради того, чтобы большевики уговорили Ататюрка не проводить политику гонений на Константинопольскую патриархию. Выглядит это очень некрасиво: помочь большевикам уничтожить Русскую Православную Церковь в обмен та то, чтобы те уговорили турок не уничтожать Константинопольскую. Но и здесь фанариотов ждало разочарование: большевики не планировали ничем помогать Константинополю.

И вот наконец в 40-х годах Фанар нашел себе покровителя – Госдепартамент США. Точнее, они оба нашли друг друга. В 1948 г. американские дипломаты, действуя через турецкие и греческие власти (все эти страны – члены НАТО), заставили Константинопольского патриарха Максима V (Вапордзиса) уйти в отставку. Реальная причина – симпатии к РПЦ.

На его место Госдепартамент поставил американского гражданина митрополита Афинагора (Спиру). Для его перелета в Стамбул американский президент Гарри Трумэн (тот самый, который отдал приказ об атомной бомбардировке Хиросимы и Нагасаки) выделил свой президентский самолет. Сразу же по прилете Афинагору выдали турецкий паспорт, и на следующий день он стал патриархом Константинопольским.

О его преданности Соединенным Штатам свидетельствует донесение генконсула США в Стамбуле Роберта Макати в Госдепартамент: «В ходе моего первого официального визита Афинагор большую часть своего времени уделил выражению любви и восхищению в адрес Соединенных Штатов. Он дошел того, что заявил, что краеугольный камень его деятельности как патриарха – продвижение американских идеалов. Выражение им восхищение США порой было настолько неуместным, что вызывало у меня смущение».

Всей своей деятельностью патриарх Афинагор старался оправдать доверие Госдепартамента. Он прилежно и последовательно боролся как с Советским Союзом, так и с Русской Православной Церковью. Его экуменизм доходил до того, что он отрицал существование ересей как таковых. «А я не вижу их (ереси – Ред.) нигде! Я вижу лишь истины, частичные, урезанные, оказавшиеся иной раз не на месте и притязающие на то, чтобы уловить и заключить в себе неисчерпаемую тайну», – сказал он в беседе с французским историком и богословом Оливье Клеманом.

С тех пор влияние Госдепартамента США на Фанар только усилилось.

Поиски финансирования

Основной источник финансов Фанар нашел также за океаном. Большое количество греков, иммигрировавших в 20-х годах из Малой Азии, оказались в США. Здесь греческая предприимчивость быстро дала свои плоды. Сегодня греческая диаспора в США насчитывает от 1,3 до 3 млн человек. Многие греки сколотили огромные капиталы, сделались влиятельными политиками и бизнесменами.

Вот лишь некоторые имена.

  • Джим Дэвис – владелец обувной компании New Balance.
  • Джон Касиматидис – владелец группы предприятий, среди которых самые большие супермаркеты в Нью-Йорке и Флориде, а также 400 газовых компаний и недвижимость.
  • Иоанн Павлос Деджория – владелец косметологической компании John Paul Mitchell Systems.
  • Спирос Агниопулос – вице-президент США (1969-73 гг.).
  • Джордж Тенет – директор Центральной разведки и глава ЦРУ США (1997-2004 гг.).
  • Джеймс Ставридис – верховный главнокомандующий Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе (2009-13 гг.).

В 1988 г. этнический грек Майкл Дукакис был кандидатом в президенты от Демократической партии. Греки наравне с ирландцами являются одной из двух национальностей, которым позволено отмечать свои праздники в Белом доме Вашингтона, несмотря на то, что в США проживает около 30 национальностей, которые более многочисленны.

Если вспомнить, что греческая община в самом Стамбуле практически выродилась (сегодня там проживают приблизительно 2-3 тыс. греков, в основном сотрудники патриархии и члены их семей), становится понятным, что именно от греческой общины в США зависит финансирование Фанара. А греческое лобби, которое прочно встроено в американский политический истеблишмент, определяет политику фанариотов.

Как видим, она осуществляется к их взаимной выгоде. Однако разменной монетой, как и в былые века, становится Православие как таковое.

Что же имеем сегодня в результате исполнения Фанаром воли заокеанских покровителей и финансистов:

  • Утверждение верховенства Константинополя над всеми Поместными Церквями – что это, как не отступление от догмата о «Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви»?
  • Вторжение на каноническую территорию иной Поместной Церкви – что это, как не попрание Священных канонов, ограничивших власть патриархов приделами только их Поместных Церквей?
  • Принятие в общение украинских раскольников – что это, как не участие самого Фанара в расколе?
  • Присвоение себе юрисдикции над всеми украинскими православными конфессиями – что это, как не нарушение заповеди «не укради»?

Вот такой вот получается неприглядный «этат» Константинопольского патриархата. Очень хочется думать, что только его верхушки.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как вы относитесь к словам патриарха Феодора, что англикане – это Церковь-сестра
поддерживаю, мы все христиане
4%
есть только Православная Церковь, все остальные – отпавшие от нее
65%
после предательства Феодора серьезно не воспринимаю его слова
31%
Всего проголосовало: 679

Архив

Система Orphus