В советское время в двадцать три года она уже стала преподобной

Она не понимала, что сокровище, которым она обладает, дается в конце жизни лишь единицам из тысяч подвижников. А ведь ей было всего лишь двадцать три года

Перечитывая абхазский дневник монаха Меркурия Попова, удивляешься многому. Но история одной неизвестной монахини меня потрясла более всего.

Знакомство. 60-е годы. Абхазия. Кавказ

Монах Меркурий по разным хозяйственным нуждам периодически спускался из своей горной кельи к монахиням, которые жили небольшой уединенной общиной на берегу Амткельского озера. На этот раз он стал свидетелем удивительной встречи.

Когда монах Меркурий пришел в монастырь, то увидел, что подвижницы с недоумением смотрят на только что пришедшую к ним юную монахиню. Было чувство, что она спустилась к ним с «того света». Оказалось, что еще четыре месяца тому назад, в конце осени, монахиня З. (так ее обозначил в своих записях монах Меркурий) просилась к старицам на жительство в монастырь. Но они, рассудив, решили ей отказать ввиду того, что ее молодость и красота, о которой рано или поздно будет известно местным жителям, может навлечь беду на их общину. Поэтому решили отправить ее обратно.

Собственно говоря, их опасения не были надуманными. Позже, по всей видимости по наущению КГБ, местные бандиты все же разграбили и сожгли их монастырь. Не удалось убежать только старице Еликониде, которой к тому времени было уже восемьдесят два года. Но грабители изнасиловали даже ее. Старушка после перенесенных издевательств была еле жива. С трудом добравшись до Сухуми, она обратилась в регистратуру республиканской поликлиники за помощью. Но ей отказали ввиду того, что у старушки не было паспорта. Матушка, выйдя из поликлиники, с глубокой любовью и болью произнесла: «Спаси их, Господи, спаси их, Господи. Терпеть надо нам грешным». И через две недели предала Богу душу.

Но это будет позже. А пока из разговора с монахиней З. выяснилось следующее. Уйдя из монастыря, она все же решила не возвращаться в Украину, и с помощью Божией нашла в горах уединенную заброшенную келию, где и прожила четыре зимних месяца. Но как она смогла там выжить, для монахинь было непостижимо.

На матушке З. был легкий летний подрясник, а из запасов еды для зимовки – всего семь килограмм ячменя. То, что она пришла к ним живой, было настоящим чудом. Питаясь крохами ячменя и согреваясь непрестанной самодвижной Иисусовой молитвой, монахиня З. провела зиму в уединении, никуда не выходя из кельи. А рассказывала она приозерным монахиням о своей духовной жизни лишь для того, чтобы свериться с ними, правильно ли она подвизается?

Матушка З. в своей детской наивности думала, что ее опыт – это нечто само собой разумеющееся, то, чем обладают все монахи, кто подвизается в этих местах. Ее простота, чистота и глубина веры были безграничными. Монахиня З. даже не понимала, что сокровище, которым она обладает, дается в конце жизни лишь единицам из тысяч подвижников. А ведь ей было всего лишь двадцать три года.

Это состояние еще долго не проходило, а жизнь моя с тех пор стала совсем другой.

Житие

Монах Меркурий позже познакомился с юной подвижницей поближе и вот что она о себе рассказала:

«После окончания средней школы я стала работать в торговой сети и одновременно учиться на курсах. Однажды, гуляя с подругой после занятий, мы оказались возле храма святителя Николая Чудотворца. Там шла служба, и мы решили зайти попросить Бога, чтобы Он нам помог успешно закончить учебу. Во время учебы в школе родители мне строго запрещали даже думать о Боге, не то, чтобы ходить в церковь. Но я почему-то решила на этот раз нарушить их запрет. Зайдя в храм, я подошла поближе к иконостасу как раз в то время, когда диакон вышел из алтаря и, став у иконы Богородицы, возгласил: «Богородицу и Матерь Света в песнях возвеличим». Хор стал петь: «Величит душа моя Господа…». Но вдруг во время пения со мной стало происходить что-то невероятное. Слезы невыразимой радости полились из моих глаз, а в душу вошло такое чувство умиления и восторга, которое описать словами нет никакой возможности. Это состояние еще долго не проходило, а жизнь моя с тех пор стала совсем другой.

Немедленно я приняла крещение, и сила влекущей к Богу благодати стала действовать во мне еще сильнее. Бросив работу в торговле и учебу, я устроилась уборщицей в храме. Со временем старенький иеромонах, видя мою ревность и душевное устроение, посоветовал мне съездить в паломничество в Почаевскую лавру.

По дороге в лавру мне казалось, что весь ад восстал для того, чтобы меня туда не пустить. Искушения были такие, что невозможно описать. Но, с помощью Божией, я все же добралась до Почаева. Гостиницы в то время в лавре не было. Но зато я нашла груду пустых ящиков за общественным туалетом. Соорудив из них временную ночлежку, стала там жить. После всех пройденных испытаний я чувствовала себя одинокой и всеми оставленной: без денег, без одежды, без какой-либо посторонней помощи. В душу стали входить тяжелая тоска и уныние. Утром, встав пораньше, я пошла помолиться Божией Матери, прося ее помощи и утешения. И снова со мной случилось чудо. Матерь Божия меня не только утешила, но дала в душу такую радость и свет, что все тяжелые мысли ушли прочь. Одна из монахинь подарила мне четки и научила, как правильно по ним молиться.

В лавре, питаясь лишь водой и хлебом, который собирала на мусорнике, я прожила все лето и осень. Наступившие холода уже не давали мне возможности жить в домике из ящиков, а выпавший снег мог легко по следам раскрыть мое жилище. Но Бог не оставлял меня. Братия монастыря уже привыкли ко мне и не обращали на меня особого внимания. Таким образом, взяв крышу с одного из ящиков, я смогла незаметно перебраться на жительство в туалет на втором этаже братского корпуса. Приходя туда незаметно, поздним вечером, закрывшись в последней кабинке и свернувшись калачиком, я спала в туалете зимними ночами. Сон у меня занимал не более трех часов в сутки. Все остальное время я молилась.

Я жила тайно в туалете, питалась с мусорника, скрывалась от посторонних глаз, а на душе у меня были счастье и невыразимый никакими словами мир.

В это время с моей молитвой стали происходить чудеса. Туалет не отапливался и в нем было очень холодно. Но Иисусова молитва так действовала во мне, что я чувствовала, как тепло от сердца распространяется по всему телу и согревает меня. Постепенно молитва стала сама произноситься внутри моей груди, а в сердце приходила такая пасхальная радость, что я всегда была в восторженном состоянии.

Я жила тайно в туалете, питалась с мусорника, скрывалась от посторонних глаз, а на душе у меня были счастье и невыразимый никакими словами мир. Конечно, я иногда задумывалась о том, что же со мной будет дальше? Без денег и одежды долго не протянешь. Но в такие минуты сомнений к сердцу подходила легкая волна радости и как будто смывала все мои грустные мысли, а я, предавшись воли Божьей, отдавалась чистой молитве. Однажды, стоя на молитве в храме, я почувствовала неведомое до этого забытье, и моя душа пришла в состояние некоего восхищения и как будто улетела в другой мир.

Очнулась я лишь тогда, когда меня толкнул пономарь: «Уснула, что ли, служба давно закончилась». В храме никого уже не было. Мне надо был с кем-то поговорить, найти старца, чтобы он мне помог разобраться в тех состояниях души, что я переживала. В лавре мне удавалось доставать книги для чтения. Я прочитала «Добротолюбие» и труды других отцов Церкви, но это не могло мне заменить духовного руководства.

Так прошла зима. Весной я снова перебралась в свой домик из ящиков за общественный туалет и стала жить там. Однажды я увидела, как группа паломников собирались идти к какому-то старцу, живущему в селе за Почаевом. (Cкорее всего, речь идет о преп. Амфилохии). Придя к старцу, я подробно рассказала ему о своем опыте молитвы и о состояниях созерцания. Посмотрев на меня с удивлением, старец благословил меня остаться до завтра для пострига в мантию. Это вызвало удивление его монахинь, так как старец сначала всегда постригал в рясофор. Во время пострига старец четки мне не дал: «В них тебе уже нет надобности». Снабдив меня деньгами, дав наставление и благословение, батюшка меня отпустил.

По дорогое от старца меня задержала милиция. Выяснив личность, мне приказали в течение двадцати четырех часов покинуть Почаев и вернуться к месту прежнего жительства. Выйдя из милиции, я снова пошла в лавру. По дороге я встретила священника, приехавшего в монастырь из Сухуми. После знакомства и разговора батюшка дал мне рекомендательное письмо к монахиням, проживающим в Абхазии на Амткельстком озере, и посоветовал ехать к ним и продолжать там свою монашескую жизнь. Так я оказалась у келий приозерных монахинь…

Монахиня З., повесив на спину, чтобы все видели, перечень своих грехов, стояла в очереди на исповедь. Но что это были за грехи!

Последняя встреча

Монаху Меркурию пришлось еще раз повстречать матушку З. в одном из храмов г. Сухуми, куда монахи, не имеющие у себя в скитах церквей, периодически приходили ко Причастию. Была Крестопоклонная седмица Великого поста и кафедральный собор еле вмещал всех говеющих, которые пришли причаститься. Среди них была и монахиня З. с сестрами. Правда, сестры стояли несколько вдали от нее, красные и взволнованные от смущения, а монахиня З., повесив на спину, чтобы все видели, перечень своих грехов, стояла в очереди на исповедь. Но что это были за грехи!

На плакате во всю спину висел список всех блудных грехов, которые можно было только придумать. Подойдя к священнику, монахиня З. повернулась к нему спиной, чтобы он таким образом мог прочитать все, в чем она имела намерение покаяться. Ознакомившись со списком, духовник удалился в алтарь, а оттуда уже вышел с епископом, объясняя ему, что с такими грехами он эту монахиню к Причастию допустить не может. Архиерей, подойдя к ней, прочитал грехи, улыбнулся и благословил допустить к Причастию. Многоопытный старец сразу понял в чем тут дело. Написав список грехов, о значении которых монахиня З. не имела никакого понятия, она написала также и то, что она, «окаянная грешница, кается в том, что многажды согрешала мужеложством»…

Причина такого поступка была лишь одна – желание бесчестия и позора, чтобы ее дух не превозносился от избытка дарованной от Бога благодати.

Послесловие

Многие лица, которых монах Меркурий обозначает псевдонимами в своих дневниковых записях, были впоследствии раскрыты и обрели свои настоящие имена. Схиархимандрит Виталий Сидоренко, схимонах Кассиан Ермаков, иеродиакон Иссая Коровай, монах Мардарий и др. Но вот кто такая монахиня З., выяснить до конца так и не удалось. Известно лишь то, что ее история имеет некоторые биографические привязки к событиям жизни одной престарелой схимонахини, проживающей (проживавшей?) при одном из женских монастырей Украины. Но что это за монастырь и о какой монахине идет речь выяснить так и не удалось.

Если у читателей этой публикации есть какая-то информация по этому поводу, я буду очень признателен, если вы ею со мной поделитесь.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

К чему приведет решение Кипрской Церкви по ПЦУ?
ускорит собрание Всеправославного Собора
0%
начнет процедуру признания ПЦУ
0%
упрочит игнорирование ПЦУ Поместными Церквями
50%
ничего не изменится
50%
Всего проголосовало: 4

Архив

Система Orphus