Нерасслышанные слова Феофана Затворника

Святитель Феофан Затворник

Сегодня Церковь вспоминает святителя Феофана Затворника (Говорова), выдающегося подвижника  XIX века.

Невозможно в краткой статье высказать, как много святитель послужил Богу и ближним. Огромные труды в области церковного образования, научно-исследовательская работа на Востоке, книги по экзегетике и богословию, переводческая деятельность, устное и письменное проповедничество, епископское служение на двух кафедрах. Затем уход на покой, и двадцать два года молитвенного и писательского затвора в Вышенской пустыни Тамбовской губернии.

Каждая сторона подвига святителя – материал для отдельного исследования. Нам представляется важным отметить следующее.

Сегодня в наших церковных кругах господствует мнение, что священник – это, прежде всего, совершитель таинств и требоисполнитель. Учит ли он народ, и на каком уровне учит – дело второстепенное. Надо сказать, мы все привыкли к такому положению вещей.

Но святой Феофан показывал совсем иной пример, и прививал пастырям несколько другие мысли.

Святитель не понимал, как священник может молчать о Христе. Он постоянно внушал духовенству, что «...проповедничество есть первый, прямой и священный долг его, а вместе с тем должно быть и внутренней потребностью, если только правильно и сознательно относиться к своему высокому служению».

Вышенский подвижник  говорил и о востребованности церковной публицистики для нашего времени. «Писать – это служба Церкви нужная. Лучшее употребление дара писать и говорить есть обращение его на вразумление грешников».

«Если уж пошел работать Господу, делай то, чем занимался Сам Господь – проповедуй Евангелие! Ведь священник – икона Христа»...

Сам Феофан действительно олицетворял истинно библейский тип епископа учащего. Он в точности исполнил заповеди апостола Павла о том, что епископ должен быть «учителен» (1 Тим. 3, 2), «держащийся истинного слова, согласного с учением, чтобы он был силен и наставлять в здравом учении и противящихся обличать» (Тит. 1, 9), а некоторым людям даже уметь «заграждать уста» (Тит. 1, 11). Все годы своего святительского подвига Феофан писал и говорил о Господе, учил и назидал. 

«Если уж пошел работать Господу, делай то, чем занимался Сам Господь – проповедуй Евангелие! Ведь священник – икона Христа», – как бы так поучал святитель своими трудами.

Просветительская деятельность действительно была для него «внутренней необходимостью». Для того он и ушел в затвор, чтобы служить Церкви не только молитвой, постом, но и писательством. Даже в самый день своей кончины святитель, несмотря на слабость, несколько часов провел за письменным столом, склонившись над бумагами.

***

Проповедь как «первый и священный долг» священника… как «внутренняя необходимость»… Кто расслышал тебя в твое время, святителю отче Феофане? Не потому ли случилась революция через несколько десятилетий после твоей смерти, что не был услышан твой голос?

«Так говорит Господь Бог: горе пастырям Израилевым, которые пасли себя самих! не стадо ли должны пасти пастыри?» (Иез. 34, 2) – предупреждал о подобной беде еще пророк Иезекииль.

Расслышать бы нам твои слова сейчас, отче! Как нам нужны сегодня образованные епископы-миссионеры и проповедующие священники! Как нужны нам те, для кого евангельское благовестие будет «внутренней необходимостью», а не вынужденной нагрузкой («уф, опять к службе проповедь готовить»).

Наш народ любит батюшку. Батюшке многое простят. Батюшка не пропадет ни в городе, ни в селе. Батюшка всегда нужен. Но если бы наши батюшки и епископы начали работать с людьми, собирать их, учить их, разговаривать с ними – они бы стали лидерами народных симпатий и преобразили бы наше общество изнутри!

Власть учить дана священнику от Бога. Дана и особая благодать для этого – дар, который, тем не менее, надо развивать. Развивайте же дары Божии и учите нас, дорогие наши священники!

В Европе и Америке почти все священники работают, чтобы прокормить семью. У нас батюшка более-менее способен выживать за счет пожертвований прихожан и исполнения разнообразных треб. Есть время, чтобы учиться и учить. И мы ждем этого от вас, дорогие наши, любимые нами пастыри! Мы очень хотим этого!

Пожалуйста, говорите с нами, отцы!

Мы так хотим, чтобы вы нас учили, беседовали с нами, обсуждали с нами вопросы духовной жизни и семейной этики, говорили об искусстве и науке, истории и политике (да, да, и о политике тоже!) Мы хотим слушать вас, спрашивать вас и получать ответы, читать книги вашего сочинения, изучать вместе с вами слово Божие. Мы бы так желали, чтобы вы были нашими учителями во всем! А для начала – попросту начали говорить с нами. И на проповеди в храме, и во внебогослужебное время.

Пожалуйста, говорите с нами, отцы!

***

Помолись, святителю Феофане, за нас там, перед лицом Божиим. Помолись о том, чтобы все мы полюбили Христа настолько, чтобы научиться говорить о Нем. А особенно о тех, кому сам Бог велел проповедовать, учить, назидать народ устно и письменно – о наших епископах и священниках. Пусть Господь даст им силу и ревность исполнить свое тяжелое, но прекрасное служение.

И мы тоже будем молиться об этом, насколько можем.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как отразится победа Владимира Зеленского на положении УПЦ?
власть извинится за беззаконие, УПЦ вернут храмы
6%
власть продолжит продвижение ПЦУ
22%
власть перестанет вмешиваться в жизнь Церкви
72%
Всего проголосовало: 416

Юмор

Дома платок носишь?
– Зачем?
– В знак смирения перед мужем.
– Моему мужу не нравится, когда я в платке.
– Что значит «не нравится»? Пусть смиряется.

Архив

Система Orphus