«Азъ есмь съ вами и никтоже на вы»

Серафима, юная послушница Леушинской Иоанно-Предтеченской обители, бежала к матушке-настоятельнице. Та еще двадцать минут назад присылала за ней, но Серафима задержалась, — как раз заканчивала писать детали на образе Предтечи для левого придела монастырского собора. Постучала в дубовые двери: "Молитвами святых отец наших, Господи, Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас!". "Аминь!", — раздался твердый голос настоятельницы обители игуменьи Таисии. Женщина властная и решительная, она была одновременно настоящей матерью для насельниц — доброй и отзывчивой. Ее опасались, но именно к ней в первую очередь бежали со всеми проблемами и болями. Слушала, успокаивала, объясняла. Могла обнять и погладить по голове теплой сухонькой рукой. В этой же руке она цепко держала весь немаленький — 700 насельниц — монастырь. Наверное, именно эта ее крепкая хватка, дисциплина и требовательность, с Божьей помощью, позволили вырасти Иоанно-Предтеченской обители в маленьком городке Леушин между Череповцом и Рыбинском в красивый монастырь, третью "женскую лавру" в стране. Даже пятиглавый красавец-собор во имя Похвалы Божьей Матери под руководством матушки Таисии возвели по образцу Великой Церкви в Киевской Печерской Лавре.

Серафима вошла в келью. Игуменья сидела в кресле, рядом с ней, в соседнем — примостился почтенного вида мужчина. Послушница взяла благословение, робко ответила на приветствие гостя. Она знала этого человека: гатчинский купец Гавриил Медведев был частым гостем в обители, не раз приезжал за советом к мудрым монастырским старицам.

От матушки-игуменьи послушница вышла задумчивой: купец заказал для иконописной мастерской, в которой несла послушание Серафима, образ Матери Божьей. Просил, чтобы обрисовала Ее светлой и небесной. Так и сказал: "Небесной". "Царица Небесная", — думала Серафима, направляясь в мастерскую; машинально перебирала четки, а перед глазами уже видела новую икону.

Образ Богородицы действительно получился удивительно светлым и умиротворенным, вызвал у каждого, кто его видел, волну теплоты и умиления. Матушка-настоятельница, впервые отбросив полотно с рамы с иконой, расцвела радостной улыбкой, а Гавриил Медведев утер слезу. Богородица стояла на фоне небесной лазури, держа на руках Младенца-Христа. Он, обеими распростертыми ручками, казалось, хотел обнять весь мир, а Пресвятая Дева чуть улыбалась и смотрела на собравшихся добрыми глазами Матери.

Икона не была усложненной деталями: белое покрывало на голове Богородицы, темно-синяя порфира на плечах, белоснежная рубашечка Спасителя. Несколько фрагментов красного и золотого гармонично дополняли общую картину. «Аз есмъ с вами и никтоже на вы» — сияла церковнославянская вязь. Уже потом купец-благотворитель рассказал, что благословение на заказ образа, как и его необычное название, он привез от великого праведника батюшки Иоанна Крондштатского. А через несколько месяцев в обитель приехал и сам отец Иоанн. Освятил икону, а сестры, в знак благодарности за молитвенную поддержку, преподнесли ему образ Богоматери. Священник взял подарок, благоговейно приложился лбом: «Спасительница наша. Она с нами, значит никто не сможет нам противостоять», — сказал, будто объясняя.

Серафима стояла во дворе монастыря и смотрела вслед коляске батюшки Иоанна. На его руках, в белом платке, в Крондштат ехала и ее икона.

...30-е годы. Для Православной Церкви это был период исповедничества и тяжелых испытаний — времени, когда познавалась истинная сила людей и веры. Репрессии и гонения, аресты духовенства, монахов и мирян, разрушения храмов, закрытия обителей, штыки и кровь на вратах церквей. Тогда никто из православных не мог быть уверенным в том, что выйдя утром на работу или послушание, вечером вернется домой.

В эти смутные времена в келье отца Серафима Вырицкого пересекались пути многих. Смиренному схимнику было открыто то, чего не мог понять обычный человеческий помысел.

“Ныне пришло время покаяния и исповедничества, — укреплял всех отец Серафим. — Самим Господом определено русскому народу наказание за грехи, и пока Сам Господь не помилует Россию, бессмысленно идти против Его святой воли. Мрачная ночь надолго покроет землю Русскую, много нас ждет впереди страданий и горестей. Поэтому Господь и научает нас: терпением вашим спасайте души ваши (Лк. 21, 19). Нам же остается только уповать на Бога и умолять Его о прощении. Будем помнить, что Бог есть любовь (1 Ин. 4, 16), и надеяться на Его неизреченное милосердие...”

А со стены с образами под тусклым огоньком лампады на входивших смотрела уже знакомая нам Леушинская икона, которой в свое время благословил духовное чадо — тогда еще купца Василия Муравьева — святой Иоанн Крондштатский. В тот день новоначальный инок, будущий подвижник, услышал из уст своего великого духовника о том, что народ на Руси ждут большие страдания и нравственное падение, и получил благословение молить Царицу Небесную о Ее милости к народу русскому 1000 дней и ночей. Дважды — в 1937 и 1941 годах — смиренный молитвенник выполнил благословение и повторил перед образом Богородицы подвиг своего небесного покровителя — преподобного Серафима Саровского: 1000 дней и ночей коленопреклоненного молитвенного стояния.

То, что Богоматерь, по слезных молитвах перед Ее иконой, щедро дарила исцеления и утешение для страдальцев, не могло долго оставаться тайной. Вскоре советская власть начала проявлять повышенный интерес к чудотворному образу. Поэтому, когда однажды вечером чекисты ворвались в комнату старца Серафима, на стене перед их изумленными взглядами висело лишь несколько стареньких бумажных иконок. Отцу Серафиму было открыто о визите незванных гостей, поэтому накануне в его импровизированной келье состоялся тайный постриг одной из его духовных чад. Тогда никто не понимал спешки, а сестра Варсонофия, как самый ценный дар, прижимала к груди икону Богородицы. Прошло еще несколько лет и уже в 1949-м, перед окончанием своего земного пути, духовник вновь призвал Варсонофию к себе. Она поспешно приехала из Ленинграда. "Чадо, придет время и икону ту, что дал тебе, передашь Херувиму. Ей место будет в Георгиевской обители. Бог благословит тебя, чадо", — тихим голосом закончил старец Серафим.

Уже 13 лет прошло с тех пор, как святой старец ушел к Тому, Кому смиренно служил всю свою земную жизнь. В начале 60-х сестра Варсонофия, и сама уже почтенного возраста старица, гостила в алтарницы Свято-Николаевского собора монахини Зиновии. Та представила ей гостя, который только переступил порог квартиры. "Херувим", — как-то неожиданно прозвучало имя мужчины. Старица успокоенно осенила себя крестным знамением.

— Со святыми упокой, Господи, душу раба Твоего, Серафима. Говорил мне батюшка, — довольно улыбнулась.

В том же году иеромонах Херувим перевез чудотворный образ домой, в Чернигов. А уже в конце 90-х пригласил к себе игуменью обители, что только открылась после десятилетий разрухи в соседней Даневке, под Козельцом. Матушка Пелагея благоговейно привезла драгоценный подарок в монастырь, который с XVII века именовался … в честь святого великомученика Георгия Победоносца. Так сбылось одно из пророчеств великого русского подвижника преподобного Серафима Вырицкого.

12 апреля 1997 года, в субботу Похвалы Пресвятой Богородицы, колокола в Георгиевской обители благовествовали не по-постовому радостно: матушка-игуменья вернулась в монастырь с чудотворной иконой.

Владычице чистая, призри, Богородице, / виждь наших язв болезни, / и умилосердися, Пречистая, / и исцели совестное жжение, / Твоею милостию орошающи, / и вопиющи рабом Твоим: / Аз есмь с вами, // и никтоже на вы, Владычице чистая, призри, Богородице, / виждь наших язв болезни, / и умилосердися, Пречистая, / и исцели совестное жжение, / Твоею милостию орошающи, / и вопиющи рабом Твоим: / Аз есмь с вами, // и никтоже на вы, —трепетно пел хор насельниц.

"Азъ есмь съ вами и никтоже на вы" — по сей день сияют золотые буквы на фоне небесной лазури. Матерь Божия, бережно поддерживая руками Своего Сына на иконе, укрывает под Своим Пречистым Омофором всю святую Русь.  
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
В ДТП погиб «священник» ПЦУ

Опрос

Что значат заявления Рима и Фанара о стремлении к полному единству?
это знаки их скорого объединения
83%
ничего не значащие дипломатические выражения
15%
меня церковная геополитика не интересует
2%
Всего проголосовало: 1071

Архив

Система Orphus