Закончив службу, священник объявил: «В следующее воскресенье я буду беседовать с вами на тему лжи. Чтобы вам было легче понять, о чем пойдет речь, прочитайте перед этим дома 17-ю главу Евангелия от Марка».

В следующее воскресенье священник перед началом своей проповеди объявил: «Прошу тех, кто прочитал 17-ю главу, поднять руки». Почти все присутствующие подняли.

«Вот именно с вами я и хотел поговорить о лжи, – сказал священник. – В Евангелии от Марка нет 17-й главы».

– Папа, а чем гордость отличается от гордыни?

– Гордость – это осознание того, что сделал для людей все, что мог. А гордыня – это иллюзия, что можешь сделать все, что не могут эти людишки.

Один молодой послушник переселился в келью старца, чтобы вместе молиться и строго держать пост.

Однажды, когда старец ненадолго отлучился, голодный послушник не выдержал: взял яйцо, положил его на кольцо старинного амбарного ключа и стал поджаривать его на свечке. Неожиданно возвратившийся старец застал послушника за этим занятием.

– Что ты там делаешь? – удивился он.

– Да вот, отче, лукавый подбил меня испечь яичко, – ответил ученик.

Вдруг из угла кельи раздался громкий голос: – Не верь ему, старче! Я сам у него учусь!

Почему я не могла дозвониться до тебя вчера вечером?

– О, у меня был чудесный вечер при свечах!

– Вот это да! Ты ходила на свидание?

– Да нет, на всенощное бдение.

Три паломника молятся.

Первый:

– Боже, кто я пред Тобой? Невесомая пылинка, недоступная глазу, гонимая ветром.

Второй:

– Боже, как я мал перед Твоим величием! Мельчайший, ничтожнейший атом, затерянный в безднах пространства.

Третий:

– Боже, до чего я крохотен перед Тобой! Маленький червяк…

Первый – второму:

– Нет, ну ты видел этого, с манией величия?

Священник ужинал в одной благочестивой семье. После ужина, когда он ушел, жена сказала мужу:

– Я думаю, что он украл нашу ложку!

Это беспокоило её целый год. Через год священник снова приехал на ужин в эту семью, жена не выдержала и спросила священника:

– Вы украли нашу ложку?

Священник ответил:

– Нет, я положил ее в вашу Библию.

Две бабушки встретились у церкви после крупной ссоры и одна другой говорит:

– Прости меня, Марфа, что тебя называла дурой злой, за то, что ты моей дочке кости перемывала и завидовала, и кривлялась, и в церкви со мной по фарисейски лобызалась. Прости, Марфа!

– Прощаю тебя, Ефросиния, что ты меня дурой называла и тайно мстила мне за мою доброту, что я ради тебя ничего не жалела, а ты на меня столько грязи вылила и сейчас припомнила мне и то, чего и никогда не было. Так вот, я тебя прощаю! Но запомни: НИКОГДА ТЕБЕ ЭТОГО НЕ ЗАБУДУ!

Скромно одетая девушка подходит к священнику после службы:

– Батюшка, я хочу свою подругу к нам в храм привести.

– Бог благословит, приводи.

– Да она, батюшка…

– Что такое?

– Да она… Совсем никакая… И выглядит…

– Ну, как она выглядит?

– Да одежда и прическа – совсем для храма неподходящие.

– Ничего. К нам тут вообще ходила девушка с голубыми волосами и кольцом в носу.

– Батюшка, это я была – год назад…

Однажды правящий епископ приехал в один из приходов своей епархии. 

До службы было несколько часов, и владыка осматривал территорию храма, большой церковный дом. 

Потом зашел в храм. Осмотрев внутреннее убранство храма, он поднялся на хоры и, присев, задремал. 


Тем временем иподиакон, вошедший в алтарь был в полной уверенности, что в храме никого нет. 

Он стал надевать на себя архиерейское облачение, приготовленное к вечернему богослужению. 

Полностью облачившись (подсаккосник, саккос, палица, омофор, панагия, крест, митра) он вышел на амвон. Ему было интересно почувствовать, что переживает архиерей во время богослужения.

Иподиакон торжественно благословил пустое пространство храма двумя руками и подал возглас: «Мир всем!» 

Задремавший архиепископ мгновенно проснулся, встал и ответил: «И духови твоему! Аллилуиа, Аллилуиа, аллилуиа!» 

Иподиакон в полном архиерейском облачении, услышав ответный возглас и увидев, кто его дал, тут же упал в обморок. 

Милостивый владыка привел в чувство юношу и, даже не сделав ему замечания, простил его.

Еще будучи игуменом, Антоний Сурожский после обеда в одном доме предложил свою помощь и помыл посуду. Прошли годы, он стал митрополитом. Однажды он обедал в той же семье. И снова после обеда предложил посуду помыть. Хозяйка смутилась – митрополит все-таки, а будет посуду у нее мыть – и бурно запротестовала.

Митрополит Антоний удивился:

– А что, я в прошлый раз плохо помыл?

Опрос

Что значат заявления Рима и Фанара о стремлении к полному единству?
это знаки их скорого объединения
82%
ничего не значащие дипломатические выражения
15%
меня церковная геополитика не интересует
3%
Всего проголосовало: 696

Архив

Система Orphus