Маленькая девочка возвращается из воскресной школы домой. Навстречу ей идет атеист, который обратил внимание на радостную улыбку на лице ребенка.

– Чему это ты так радуешься? – спросил атеист.

– Иду из воскресной школы.

– Ну, и что же вам сегодня там рассказывали? – он решил посмеяться над ребенком.

– Нам рассказывали историю из Библии о том, как пророка Иону проглотила большая рыба.

– Как может рыба проглотить человека и тот после всего останется жив?

Девочка задумалась на секунду, но потом ответила:

– Я не знаю, как это произошло, но когда я буду в Раю, то встречу там Иону и спрошу у него.

– А если Иона попал в ад? – спросил атеист.

– Ну, тогда ты у него спросишь.

Из проповеди: «Бог любит всех, но не от всех в восторге»

«Я молилась о том, чтобы Господь послал мне хорошего мужа – и получила. А мой муж не молился, вот и получил то, что получил…»

Молодой монах сказал старцу:
– Как трудно, отче, любить ближнего!
– Действительно! Мы получили повеление возлюбить ближнего как самого себя, а ближний делает все, чтобы мы не послушались.

Одна прихожанка рассказывала: 
«Прочитав сегодня псалом 131-й, который начинается словами: “Помяни, Господи, царя Давида и всю кротость его”, вспомнила мамин рассказ:

Война. После перерыва школа вернулась к обычному ритму занятий. Тогда школьники сдавали экзамены в конце каждого года обучения. Перед одним из экзаменов класс, в котором училась моя мама, собрался перед экзаменационной аудиторией. Дрожащие как осиновые листы пионерки думали о том, как не провалиться. И вдруг одна девочка говорит: “Я знаю! Меня бабушка научила – они всегда так делали перед экзаменами. Надо прочитать:

«Господи, помяни царя Давида и всю... и всю...»

А дальше забыла! Пионерки стали соображать: что бы могло быть дальше? Из всех предложенных мнений решили остановиться на более, по их мнению, логичном:

“...и всю его родню”.

Когда начался экзамен, каждая пионерка перед входом в класс осеняла себя крестным знамением и призывала помощь царя Давида со “всей его роднёй”. Экзамен сдали даже двоечницы».

Один старец как-то сказал: «Если монах говорит о себе: «У меня есть смирение», – несомненно, его у него нет. Если же он говорит: «У меня нет смирения», – то оно у него есть. Вот я, например, вовсе не имею смирения».

Один человек сказал великому Антонию:
– Ты самый великий монах на всем Востоке!
– Дьявол мне это уже говорил, – отвечал Антоний.

Когда я одному брату сказал, что он довольно-таки потолстел, то брат мне ответил: 
– Не читал ли ты, что ничто ХУДОЕ не войдет в Царствие Небесное?

Один молодой человек желал поступить в монастырь. Старец стал его расспрашивать, желая испытать, насколько серьезно тот решился оставить мир.

– Если бы у тебя было три золотые монеты, отдал бы ты их нищему?

– От всего сердца, отче!

– А три серебряных монеты?

– Охотно!

– А если бы у тебя было три медных монетки?

– Нет, отче.

– Почему же? – воскликнул старец в изумлении.

– Потому что у меня действительно есть три медных монетки.

Один монах пришел к Элию Отшельнику и сказал ему:

– В миру я встретил человека, который был о себе очень хорошего мнения.

– Будь уверен, – отвечал ему Элий, – что когда у кого-то о себе очень хорошее мнение, то это единственное хорошее мнение, которое у него есть.

Опрос

Как должна действовать УПЦ, чтобы вернуть свои захваченные храмы?
обращаться в суды
50%
обращаться к Владимиру Зеленскому
7%
обращаться к международной общественности
19%
никуда не обращаться, Бог управит
24%
Всего проголосовало: 215

Архив

Система Orphus