Одна прихожанка рассказывала: 
«Прочитав сегодня псалом 131-й, который начинается словами: “Помяни, Господи, царя Давида и всю кротость его”, вспомнила мамин рассказ:

Война. После перерыва школа вернулась к обычному ритму занятий. Тогда школьники сдавали экзамены в конце каждого года обучения. Перед одним из экзаменов класс, в котором училась моя мама, собрался перед экзаменационной аудиторией. Дрожащие как осиновые листы пионерки думали о том, как не провалиться. И вдруг одна девочка говорит: “Я знаю! Меня бабушка научила – они всегда так делали перед экзаменами. Надо прочитать:

«Господи, помяни царя Давида и всю... и всю...»

А дальше забыла! Пионерки стали соображать: что бы могло быть дальше? Из всех предложенных мнений решили остановиться на более, по их мнению, логичном:

“...и всю его родню”.

Когда начался экзамен, каждая пионерка перед входом в класс осеняла себя крестным знамением и призывала помощь царя Давида со “всей его роднёй”. Экзамен сдали даже двоечницы».

Один старец как-то сказал: «Если монах говорит о себе: «У меня есть смирение», – несомненно, его у него нет. Если же он говорит: «У меня нет смирения», – то оно у него есть. Вот я, например, вовсе не имею смирения».

Один человек сказал великому Антонию:
– Ты самый великий монах на всем Востоке!
– Дьявол мне это уже говорил, – отвечал Антоний.

Когда я одному брату сказал, что он довольно-таки потолстел, то брат мне ответил: 
– Не читал ли ты, что ничто ХУДОЕ не войдет в Царствие Небесное?

Один молодой человек желал поступить в монастырь. Старец стал его расспрашивать, желая испытать, насколько серьезно тот решился оставить мир.

– Если бы у тебя было три золотые монеты, отдал бы ты их нищему?

– От всего сердца, отче!

– А три серебряных монеты?

– Охотно!

– А если бы у тебя было три медных монетки?

– Нет, отче.

– Почему же? – воскликнул старец в изумлении.

– Потому что у меня действительно есть три медных монетки.

Один монах пришел к Элию Отшельнику и сказал ему:

– В миру я встретил человека, который был о себе очень хорошего мнения.

– Будь уверен, – отвечал ему Элий, – что когда у кого-то о себе очень хорошее мнение, то это единственное хорошее мнение, которое у него есть.

Не раз отцам-пустынникам приходилось иметь дело с кочевыми племенами. Один из вождей такого племени пришел как-то к авве Исаии и заявил, что он желает стать христианином.

– Ты наполняешь радостью мое сердце, – сказал ему старец. – Но у тебя две жены. Нужно, чтобы ты отказался от одной из них.

– Я так и сделаю, если ты, отче, укажешь мне хотя бы одно место в Писании, где осуждается двоеженство.

– «Никто не может служить двум господам», – отвечал ему старец.

Когда авва Виссарион решил отправиться в пустыню, группа молодых бездельников окружила его, насмехаясь:

– Куда ты бежишь, Виссарион? Разве ты не знаешь, что дьявол умер?

– Примите мои соболезнования, бедные сиротки, – отвечал им святой старец.

Одному старцу каждый день приходилось взбираться на спину мула и ездить за водой от Скитов до горы Гизель. Как-то один послушник его спросил:

– Отче, от каждодневной езды на муле у тебя не болит голова?

– Как раз наоборот, брат, как раз наоборот!

Авва Даниил славился своей мягкостью и милосердием к грешникам. Однажды, придя к больному выслушать исповедь, он увидел, что тот колеблется.

– Я не настаиваю, чтобы ты исповедался, – сказал старец. – Я не хочу, чтобы под влиянием страха ты принял поспешное решение. Засыпай спокойно, и если завтра утром проснешься, позови меня.

Опрос

Что принесет закон № 4128?
массовые добровольные переходы общин в ПЦУ
2%
временные трения между конфессиями
2%
повсеместные захваты храмов УПЦ
70%
глобальные конфликты во всем обществе
26%
большинство не ощутит изменений
1%
Всего проголосовало: 665

Архив

Система Orphus