Страстотерпцы и подвижники новой войны

20 Августа 2022 18:59
0
Страстотерпцы и подвижники новой войны

«…нам, последним посланникам, Бог судил быть как бы приговоренными к смерти» (1 Кор. 4:9) – апостольское чтение на литургии Недели десятой по Пятидесятнице.

Мир не распинает своих, он их просто нагло обманывает. Когда ученики спросили Христа о признаках кончины мира, то первая фраза, которую Он произнёс, была: «Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас» (Мф. 24:4-5). С тех пор ничего не изменилось.

В этом мире есть всего два пути: путь Христа и путь Иуды, других путей нет. Христианин не следует миру, чтобы упрочивать тленное земное царство, дни которого измерены, взвешены и сочтены. Иуды, наоборот, укрепляют его, вооружают и стараются сделать как можно более прочным. «Царство мое не от мир сего» (Ин. 18:36), – говорит Христос. «Э, нет, ты не прав, – говорят иуды. – Мы построим свою империю, замешаем крепкий раствор на слезах и костях, обожжем кирпичи огнем неистовой боли, засыплем фундамент из щебня разрушенных домов и окропим ее стены кровью…».

Сто лет назад такие же люди строили новый «свободный» мир для рабочих и крестьян. Идея была другая, но средства такие же. И сейчас, как и тогда, распинают Христа: тогда «во имя светлого будущего», а теперь «Бога ради». Мир распинает не тех, кто строит в нем империи, а тех, кто выходит из него сердцем и умом. Без Христа нет личности, есть лишь одержимая страстями и помыслами эгоистичная индивидуальность. И она живет в каждом из нас.

Без Христа нет личности, есть лишь одержимая страстями и помыслами эгоистичная индивидуальность. И она живет в каждом из нас.

Личность свободна, она никому, кроме Бога, не подчиняется. Живет в тишине ума и блаженстве мира. У неё нет возраста, старения и умирания. Эгоистическая индивидуальность, наоборот, привязана ко времени. Она взрослеет, стареет и умирает. Юность свою она убивает невоздержанием, зрелость – гневом, старость – жадностью. Вместо Бога верит своим фантазиям и помыслам. Личность человека есть неизменный дух, природа которого бессмертие. Она не сводится к нашим чувствам, уму или интеллекту, которые являются функциями эгоистической души. Личность – это не функции мозга или вещественных мозговых процессов. Личность есть дух, созданный по образу и подобию Духа Божия для вечности, и никуда со смертью тела не исчезает.

Свет Духа Божия – это надмирный мир, неотмирная тишина и святая радость Христова. Этот мир Божий хранится в тех сердцах, которые недоступны неистовому шуму мира с его дурными помышлениями и злыми страстями. Недоступны потому, что стяжали в себе животворящий Дух Божий и уподобились Христу в смирении и кротости, сияя светом Христовой любви, благодати и истины.

Мы удивимся когда-нибудь тому, сколько людей приобрели входной билет на Небо за время этой страшной войны. Это подвижники, которые не щадили своей жизни ради спасения и помощи ближнему. Тысячи обездоленных людей по селам и городкам остались без еды, электричества, газа, воды, медикаментов. Им некому помочь, никто не хочет туда ехать из-за непрерывных обстрелов. Только мужественные добровольцы, рискуя своей жизнью, добираются в эти страшные места для того, чтобы вывести оттуда жителей, а кто не в состоянии уехать – передать им лекарства, воду, продукты питания. Далеко не всем удается вернуться из этих опасных поездок живыми.

Мы удивимся когда-нибудь тому, сколько людей приобрели входной билет на Небо за время этой страшной войны. Это подвижники, которые не щадили своей жизни ради спасения и помощи ближнему.

Разве не будут прославлены в лике страстотерпцев те врачи, которые погибли от осколков, под завалами, исполняя до конца свой врачебный долг, оставаясь рядом с лежачими больными, продолжая делать операции, помогать людям под гулом беспощадных бомбардировок?

Да и простой человеческий долг разве не может быть мученическим? Мой родственник в Гуляйполе пятый месяц под непрерывными обстрелами, среди руин, живет в невыносимых условиях, потому что на его ответственности остались две пожилые лежачие бабушки, которых невозможно никуда вывезти.

Есть и другие люди Божии, которые как бы находятся в тени, но их подвиг любви не менее значим. Никополь… Приют для животных. Он находится на берегу водохранилища прямо в зоне обстрелов. Его хозяйка могла бы эвакуироваться, но она не смогла оставить своих четверолапых друзей. Их страдальческие глаза невозможно забыть. Там есть инвалиды без лап, парализованные, с хроническими болезнями, покалеченные. В приют приносят животных, выкопанных из-под завалов, обезвоженных, в шоковом состоянии, раненых, но таких добрых, доверчивых и благодарных. Разве люди, не щадящие жизни своей ради друзей наших меньших, не достойны получить венец подвига любви и войти в радость Господа своего?

Есть и совершенно другая сторона этой войны – страшная, ничем не оправданная, невыразимая жестокость. Особенно страшно, когда эта лютая ненависть направлена на безоружных, ни в чем не винных, мирных жителей. Но, к сожалению, люди, забывшие о своем человеческом достоинстве, даже не догадываются, что губят они не других, а самих себя. А то, что их ждет в вечности, намного страшнее того, что они натворили в своей земной жизни.

Бог хочет нас спасти. Но как мы себе это представляем? Как амнистию после усталости бессмысленно прожитой жизни? Как переселение после смерти в комфортное инобытие? Может быть, Бог, как фея, взмахом волшебной палочки превратит нашу душу-золушку в преподобную Христову невесту, наш тыквенный ум с семечками помыслов – в рассудительного возничего, а крысиный эгоизм – в коня, пасущегося на пажити добродетелей? Нет, духовная жизнь – бег с препятствиями. Каждое препятствие – наша привязанность. Нужно выбросить из души все, что не дает ей возможности жить в Боге просто.

Мы спасёмся лишь тогда, когда наш дух (сознание) соединится со Христом, и это единство будет засвидетельствовано в нас Духом Божиим.

Мы спасёмся лишь тогда, когда наш дух (сознание) соединится со Христом, и это единство будет засвидетельствовано в нас Духом Божиим. Но для того, кто искренне стремится уподобиться Христу, мир уготовал различные испытания в виде клеветы и унижений. Те, над кем смеется мир и кого унижает, у Христа обретают духовное тело света – преображенный благодатью дух и наследуют Царство Божие. Тот, кто понял, что Бог спасает нас от греха и смерти, перестает Его бояться и начинает любить. Эта любовь приводит к молитве, а молитва – к единению с Отцом Небесным. Страх смерти – это напоминание Бога о том, что Он ожидает нас каждое мгновение. Господь любит праведных, отрекшихся от самой жизни своей и выбравших смерть ради стяжания любви Христовой, побеждающей всякую смерть.

Спасение – это не создание новой личности, а возвращение к Богу через глубокое покаяние, прозрение истины, избавление от покрывала страстей и помышлений, с которыми мы все время себя отождествляем. Спасение – это удаление помех, препятствующих постижению личности самой себя и себя во Христе. Когда душа очистит себя покаянием и непрестанной молитвой, отрешится от страстных дел и суеты помышлений, она возвращается в свой дух, где начинает сиять свет безсмертия.

Бессмысленно накапливать в себе мертвые слова и пустые знания о Боге. Лучше накапливать в сердце благодать, и она приведет нас к немеркнущему сиянию нетварного света. Тогда наш дух, соединяясь с Христовым светом, сам станет бессмертным светом. А после смерти тела он всецело войдет в неизменное состояние блаженной и ничем не запятнанной свободы, пребывая в единстве с Отцом, Сыном и Святым Духом.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку, чтобы сообщить об этом редакции.
Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter или эту кнопку Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите эту кнопку Выделенный текст слишком длинный!
Читайте также