Дети-мироносицы, или Невыученные уроки истории

Тени Хиросимы*. Фото: yablor.ru

В день памяти святых жен-мироносиц я хочу поговорить о других мироносицах – о детях, несших людям весть о том, что мир хочет мира, но которых никто не захотел слушать.

Саманта Смит

Саманта Смит. Фото: foto-history.livejournal.com

В детстве мне говорили, что главная цель Америки – сбросить на мою Родину как можно больше таких же атомных бомб, как они сбросили на Хиросиму и Нагасаки. И для того, чтобы они боялись это сделать, в школе меня учили бросать учебные гранаты, разбирать быстро автомат и пользоваться противогазом. Карикатуры в журналах «Перец» и «Крокодил» изображали мизантропов США страшными, злобными, в звездно-полосатых штанах, в высоких цилиндрах и обязательно с кубинскими сигарами в зубах.

Но, когда мне было пятнадцать лет, в Советский Союз из «страшного» США прилетела совершенно не страшная девочка. Более того, я в нее даже как-то по-детски влюбился. Это была Саманта Смит. Простая американская девчушка, которая в свои десять лет решила написать Юрию Андропову письмо, чтобы разобраться, почему же отношения между США и СССР такие напряженные. И вот по приглашению генсека КПСС Саманта прилетела в нашу страну. До сих пор помню ее очаровательную улыбку и искрящиеся добрым светом задорные глаза. В самый разгар холодной войны этот милый ребенок, как небесный голубь, принес нам весть о том, что люди везде и всюду хотят лишь одного – жить в мире. Она показала чистотой своей души, что простые американцы так же, как и мы, вовсе не хотят войны.

Ни за что на свете я бы не бросил в эту девочку гранату. Была бы у меня возможность, я бы подарил ей цветы сирени, угостил пломбиром, дал покататься на своем велосипеде «Орленок».

Еще в 1961 году маленький четырёхлетний Костя Баранников написал свои первые стихи:

«Пусть всегда будет солнце,
Пусть всегда будет небо,
Пусть всегда будет мама,

Пусть всегда буду я».

Мы пели эту песню в детском саду, в школе, не особо предавая значения простым, наивным словам. Солнце, небо, мама, я – куда же все это может деться? Оказывается – может! Через десятки лет мы поняли, что может. Солнце прячется за дымом бомбежек, а вместо неба над головой могут оказаться сырые потолки подвала. А мама… Вот фотография мальчика, который стоит у могилы погибшей матери, похороненной во дворе дома. Сколько сейчас детей, матерей, жен, отцов похоронены под окнами своих домов! Сколько пропавших без вести, замученных, обезвоженных, погибших от голода и снарядов!

У шестилетнего Саши из Мариуполя так же, как и у сотен таких же, как он, детей, только одна мечта – чтобы мама воскресла, больше ему ничего не нужно. Дети СССР шестидесятых-восьмидесятых, которые потом стали военными, политиками, бизнесменами, так и не поняли зачем Саманта Смит прилетала к ним в далёком 1983 году. Может быть, и сама Саманта понимала, что ее все-равно никто слушать не будет. Поэтому улетела на небо в свои тринадцать лет, ни с кем не попрощавшись. «Мир хочет мира» – это все, что она хотела нам сказать.

Сасаки Садако

Сасаки Садако. Фото: headtopics.com

Гопники мирового масштаба, наделенные властью и силой, эти обладатели мелких душ и больших амбиций, стали доставать из широких государственных штанин ядерные дубинки и грозить пустить их в ход. В воздухе снова разнесся серный запах третьей мировой войны. С укором и болью смотрит на них с неба другая девочка мироносица – Сасаки Садако. Все, что она успела сделать за свои двенадцать лет жизни, так это создать 644 бумажных журавлика. Больше ей не позволила лейкемия, возникшая в следствии атомной бомбардировки Хиросимы. Сасаки стремилась к тому, чтобы запустить в небо тысячу таких журавлей. Но не успела. Ее работу закончили другие дети. На крыльях этих бумажных журавликов душа Сасаки полетела в рай.

«Когда увижу солнышко?» – спросила у врача.
А жизнь горела тоненько, как на ветру свеча.
И врач ответил девочке: «Когда пройдет зима,
И тысячу журавликов ты сделаешь сама».
Но девочка не выжила и скоро умерла,
И тысячу журавликов не сделала она.
Последний журавленочек упал из мертвых рук –

И девочка не выжила, как тысячи вокруг.

Правители с психологией мелких уголовников хотят миллионы душ превратить в журавликов. У них для этого есть «веские основания». «Мир хочет мира» – это все, что Сасаки Садако хотела нам сказать. Но, кто ее будет слушать? Тени людей, оставшихся после атомного взрыва на улицах Хиросимы и Нагасаки предупреждают нас о том, что мы получим в результате такой политики. Весь мир станет тенью.

Анна Франк

Анна Франк. Фото: twitter.com

Читали ли эти правители мира дневник другой девочки-мироносицы Анны Франк? Думаю, что вряд ли… «Весь земной мир сошел с ума, везде смерть и разрушение» (13.01.1943), – пишет Анна в свои тринадцать лет. «Нам ничего не остается, как стойко ждать, пока придет конец несчастьям. И все ждут – евреи, христиане, все народы, весь мир… А многие ждут смерти».

Эти строки дневника Анны, которые были написаны много лет тому назад, мог бы сегодня написать любой ее сверстник, проживающий в Мариуполе, Харькове, Буче, Изюме, Волновахе… «В воскресение сильно бомбили… Целые улицы превратились в груды щебня… Множество убитых и раненых. Больницы переполнены. Дети бродят по улицам, ищут под обломками тела отцов и матерей…» (30.01.1943).

В Анну, несмотря на юный возраст, были влюблены многие ее одноклассники. Но она писала в дневнике: «Я не хочу, чтобы восхищались моей милой улыбкой, хочу, чтобы меня ценили за внутреннюю сущность, за характер» (07.03.1944). Не пройдет и года, как Анна будет лежать в бараке фашистского концлагеря с высокой температурой. В состоянии бреда и беспамятства она почему-то тоже будет улыбаться своей по-прежнему очаровательной улыбкой. Может, там, у порога смерти, Анна вспомнит, как писала в дневнике своей вымышленной подруге Китти: «У меня тьма – тьмущая интересов. На первом месте – это литература. Во-вторых, я интересуюсь родословными королевских домов… История – мое третье увлечение… В-четвертых, я интересуюсь греческой и римской мифологией… Я интересуюсь всем, что касается писателей, поэтов, художников…» (06.04.1944).

Как и многие заключённые, Анна умерла от тифа. Эта девочка-мироносица оставила нам в своем дневнике советы о том, как сохранить мир в душе: «Иди в поле, на волю, на солнце, пытайся найти счастье в себе, в Боге. Думай о том прекрасном, что творится в твоей душе, и будь счастлив… А тот, кто сам счастлив, может дать счастье и другим. Тот, в ком есть мужество и стойкость, тот никогда не сдается и в несчастье» (07.03.1944).

Почему погибла эта светлая, чистая девочка? Почему погибли миллионы таких же, как она? По причине безумия тех, кто возомнил себя вершителями человеческих судеб. Ужасно то, что с тех пор в мире так ничего и не изменилось. «Мир хочет мира» – учит нас дневник Анны Франк.

Таня Савичева

Таня Савичева. Фото: aif.ru

Если читать дневник Анны кому-то покажется слишком скучным занятием, забирающим много времени, могу предложить дневник другой девочки-мироносицы, ленинградки Тани Савичевой. Он очень, очень короткий. Его чтение не займет даже одной минуты. В нескольких словах, страдая от голода в блокадном Ленинграде, изнутри второй мировой войны, Таня объясняет нам, что будет с теми, кто, может быть, выживет в третьей.

«Женя умерла 28 дек. в 12 00 час утра 1941 г.
Бабушка умерла 25 января 3 ч. дня 1942 г.
Лека умер 17 марта 05 час. Утр. 1942 г.
Дядя Вася умер в 13 апреля 2 ч. ночь 1942 г.
Дядя Леша 10 мая в 3 ч. дня 1942 г.
Мама 13 мая в 7-30 час. утра 1942 г.
Савичевы умерли.
Умерли все.

Осталась одна Таня».

Слово «умер» Таня уже писать не могла, писала только имена и даты.

Она тоже умерла в эвакуации в июле 1944 в четырнадцать с половиной лет. Дистрофия, цинга, костный туберкулез, нервное потрясение, туберкулез кишечника… Ее мучили страшные боли, за месяц до смерти Таня потеряла зрение. «Мир хочет мира» – повторяет нам Таня Савичева. Но нужен ли мир тем, кто хочет править этим миром? Всем тем безумцам, которые по-прежнему считают, что только они имеют право решать, кому жить, а кому умирать. Тем, кто готов утопить в крови все человечество, превратить в радиационный пепел все живое на земле. Вопрос, конечно, риторический.

P.S. Рекомендую своим чтителям прочесть небольшое произведение Юрия Яковлева «Страсти по четырём девочкам. Мистерия» (Таня Савичева, Анна Франк, Садако Сасаки, Саманта Смит).

* Тени Хиросимы – эффект, возникающий вследствие действия светового излучения при атомном взрыве; представляют собой силуэты на выгоревшем фоне в местах, где распространению излучения мешало тело человека или животного либо любой другой объект. Эффект получил название по японскому городу Хиросима, где 6 августа 1945 года впервые появились такие образования.
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Рекомендации комитета ВР проводить богослужения только на украинском языке – это:
законное требование государства
4%
противоправное вмешательство в дела Церкви
93%
просто разговоры
3%
Всего проголосовало: 309

Архив

Система Orphus