Военная заповедь: блаженны мертвые, умирающие в Господе

Война. Фото: unn.com.ua

Воскресная проповедь о жизни, смерти, войне и преподобном Серафиме Вырицком.

Все, что происходит вокруг нас, отражается в каждом из нас по-разному. У моей родственницы, которой пошел уже девятый десяток, война связана только с одной проблемой – как ей поехать к себе в родное село и садить там огород. Все геополитические карты мира у нее сфокусировались в одной точке – разваливающейся хате-мазанке, где прошло ее детство. Я ей по-своему завидую, потому что моих страхов, связанных с войной, куда больше, и они значительно масштабнее. И в этом размышлении на злобу дня у меня смешались три ингредиента: пророчества преподобного Серафима Вырицкого, память которого мы празднуем в это воскресение, лестница синайского игумена Иоанна Лествичника, также вспоминаемая в этот день, и мое сердце, трепещущее над бренной сущностью нынешнего своего бытия.

Странный сон

Накануне написания этой статьи мне приснился очень явственный сон. Как будто я снова поехал к маме и сестре в родной поселок городского типа. По дороге что-то купил в центре городка, подъехал к дворику дома на улице, где прошло все мое детство. Все это было настолько реальным, что, проснувшись, я сначала не мог понять, где нахожусь. Сознание стало медленно фокусироваться на настоящем. И чем больше оно это делало, тем больше я хотел убежать от него обратно в сон. Там было тихо, хорошо, свободно, как несколько недель тому назад. Моя душа протестовала против того, что происходит здесь и сейчас.

Поселок, где я родился, с каждым днем теряет свою прежнюю привлекательность: дома разрушены взрывами, там до сих пор идут бои. Мама с сестрой успели эвакуироваться, приехали к нам. Поехать сегодня к себе на малую родину я, конечно же, не могу, а звук сирены за окном постоянно не дает забыть, что война подходит к самому моему порогу.

Но мое желание вернуться в сон – на самом деле трусость и дезертирство. То, что мы сейчас переживаем, есть одна из ступеней лестницы преподобного Иоанна Синайского, и нам ее нужно пройти. «Кто сделался рабом Господа, тот боится одного своего Владыки; а в ком нет страха Господня, тот часто и тени своей боится» («Лествица»).

То, что осталось позади, в уже прожитой жизни, уже не существует. Прошлого нет и уже не будет никогда. На встречу одноклассников не придут те, кого мы бы хотели там увидеть. Там будут совсем другие женщины и мужчины, очень слабо напоминающие тех, кто сидел с вами когда-то за одной партой. Так, как раньше, никогда не будет. Не будет уже ни того городка, где я вырос, ни нас с вами, тех, которые жили до этой страшной войны. Все теперь будет другим. Так же, как и Великая Отечественная война изменила судьбы миллионов людей, так и эта война изменит судьбу каждого из нас.

Жизнь под другим углом

Я помню свои армейские годы, когда надо было преодолевать какие-то препятствия, ползать с автоматом по грязи, бежать с полной выкладкой по колено в снегу. И когда, бывало, в весенний день упадешь обессиленный на свежую траву и замрешь там на каких-то пару минут, то перед твоим взором вдруг раскрывается совершенно иной мир. Вот муравей деловито тянет к муравейнику какую-то палку, а вот божья коровка задумчиво лезет по стебельку. Какая-то бабочка порхает по цветочку. Пока я тут выбиваюсь из сил и почти умираю, другая реальность вокруг меня живет своей размеренной, спокойной жизнью.

Когда смотришь на происходящее с другого ракурса, мир видится иначе. Но стоило подняться на ноги, и все становилось на свои места. Опять нужно было куда-то бежать, прыгать, ползти и проч.

Сценарии судеб написаны уже давно

Как посмотреть на войну с другого ракурса? Где та позиция, которая даст нам возможность понять, чего от нас хочет Бог здесь и сейчас? Мы не можем изменить саму ситуацию, в которой оказались, но в силах изменить наше отношение к ней. Первое, что, наверное, нужно принять, как данность – происходит то, что должно происходить. Мне иногда приходили на ум бессмысленные вопросы: «А что было бы, если б победили не большевики в 1917 году, а белогвардейцы, какая тогда была бы судьба моей Родины?» Но произошло то, что произошло.

Если преподобный Серафим Вырицкий видел события нашего времени в далеком прошлом, как уже состоявшиеся, то это значит лишь одно – все идет по какому-то плану, утвержденному свыше, который давно учел и предвидел каждый наш выбор. Преподобному Серафиму Вырицкому выдали читательский билет в библиотеку, где на полках стояли книги судеб каждого из тех, кто жил, живет и будет жить. Ему была дана возможность почитать книгу судеб целых стран.

Это не проповедь фатализма, а уверенность в том, что Бог из вечности видел то, что мы будем выбирать во времени, пользуясь дарованной нам свободой. Он все знал, предусмотрел и выстроил в единый план, понять который никому до конца не дано.

Как справиться со страхом

Первое, с чем мы сталкиваемся во время войны – это страх, который парализует волю и вводит нашу душу в какой-то ступор. Молитва не идет, мысли путаются, удержать внимание на каком-то длинном молитвенном правиле очень тяжело. Ум, как наркоман во время ломки, постоянно лезет в интернет за новой дозой негатива.

Страх – одна из самых тяжелых ступеней, которую нужно уметь преодолевать. Дата смерти каждого из нас уже пропечатана в одной из книг той самой небесной библиотеки. Никто у нас не спрашивал согласия на рождение в этом мире, так же ни у кого не спросят разрешения отсюда нас забрать. Сроки жизни каждому выделены свыше, по одному только Небу ведомым расчетам. А то, что мы боимся неизбежного, тому есть две причины – неверие и несмирение.

Хочу то, что будет

«Хочу, чтобы было то, что будет», – так могла бы быть настроена наша воля, если бы мы имели веру. Но поскольку ее у нас очень мало, то у нас есть много просьб к Богу. Мы все время пытаемся откорректировать Его Промысел. Слово Божие также учит нас тому, что «когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворенный, вечный» (2 Кор. 5:1). Мы это понимаем умом, но сердцем отвечаем: «Это, конечно, хорошо, но только, пожалуйста, не сейчас».

Страшна на самом деле не смерть физическая, которая неизбежна, а то, что может за ней последовать. «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более того, кто может и душу, и тело погубить в геенне» (Мф. 10:28). Но если это так, то бояться нам нужно не войны, а совсем другого. И это «другое» на самом деле очень страшно.

Как бы здесь не было тяжело и больно, в аду, несомненно, хуже. Пока есть возможность, лучше выстрадать свои грехи здесь.

Демоническая энергия ада

Помимо физического животного страха, на человека с огромной силой может влиять и демоническая энергия ада. Страх и ложь – главные ударные силы преисподней. Энергия адского страха такова, что человек сам по себе без благодати Божией с ней справиться не может. Воевать с ней бесполезно, она значительно сильнее нас. Есть только один способ с ней бороться – прятаться за Бога, так же как ребенок прячется за юбку матери. «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного».

«Даже если небо упадет на землю, не содрогнется душа моя» (святой Нифонт Константинопольский) – в такой каске веры ходили святые отцы, имевшие смирение. Ну, а нам приходится довольствоваться натянутой на голову летней панамой. «Страх ворует нашу жизнь. Если есть страх, то жизни нет», – учит старец Серафим (Захаров). И нужно признаться, что он на самом деле прав на все сто процентов.

Война делает небо желанным

Несомненно, что война делает для нас небо ближе и желаннее. Куда бы человек не эвакуировался, находясь в этом мире, он все время будет подвергаться опасностям. Птицы, деревья, животные живут своей, от Бога данной, жизнью. Солнце и луна восходят над небом, как и раньше, и только безумие людей превращает нашу жизнь в земной ад.

Если бы те силы и средства, которые люди потратили на вооружение и изобретение более эффективных способов убийства себе подобных, были потрачены на созидание и благоустройство мира, то мы бы, вероятно, уже давно садили на Марсе яблони. Но грех делает свое дело, и зло становится на нашей планете чем дальше, тем страшнее.

Единственный надёжный выход попасть туда, где нет и не может быть зла, это получить визу на Брачный пир Агнца. Но для этого нужно будет пройти таможню, которая проявит наличие или отсутствие зла внутри нас самих. Преподобный Иоанн Лествичник, описывая разновидности страстей и добродетелей, давал общую схему того, что нужно сделать, чтобы пройти эту самую таможню. Преподобный Серафим Вырицкий предсказывал какие события будут этому способствовать. А нам остается, понимая неизбежность этих событий и зная, что есть только один правильный вариант исправления кривизны души, делать все возможное, чтобы не погрузиться в уныние, которое есть гроб, изготовленный нашим неверием.

Нам дана схема работы над собой и знание, что работа эта будет вестись в сложных духовно-боевых условиях. Бог давал нам в жизни очень много сладкого. Он нас не раз баловал Своей Любовью. Но вот пришло время выпить и горькое лекарство. Нужно решиться взять в руки и эту чашу, потому что, если она пройдет мимо нас, мы погибнем.

Книга Откровения Иоанна Богослова в общих чертах изобразила ту воронку боли и скорби, в которую будет постепенно затягиваться человечество, приближаясь к концу своего времени. Там есть слова, которые важно нам усвоить: «Здесь терпение святых, соблюдающих заповеди Божии и веру в Иисуса. И услышал я голос с неба, говорящий мне: напиши: отныне блаженны мертвые, умирающие в Господе» (Отк. 14:12-13).

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Ратификация Стамбульской конвенции – это:
защита женщин от насилия
5%
шаг к уничтожению традиционных ценностей
86%
просто популизм
9%
Всего проголосовало: 518

Архив

Система Orphus