Сомнение – крах веры или ее укрепление? Ко дню апостола Фомы

Явление Христа апостолам. Фото: из открытых источников

19 октября Православная Церковь празднует день памяти апостола Фомы. В народе у него есть всем известное, но совсем неподходящее прозвище – «неверующий».

Мы хорошо помним содержание евангельского отрывка, который читают в неделю Антипасхи. Да, апостол Фома действительно усомнился в Воскресении Христа, но было ли это сомнение настолько пошлым и профанным, что позволило назвать ученика Спасителя «неверующим»?

Конечно, нет. Более того, именно Фома в словах «Господь мой и Бог мой» (Ин. 20, 28) стал первым, кто исповедал Христа Богом, не Сыном Божиим, не Мессией, не Учителем, а именно Богом. У апостола Фомы действительно было сомнение, но приняв, пережив его, он смог его преодолеть, тем самым лишь укрепив собственную веру и всей дальнейшей жизнью засвидетельствовав эту уже незыблемую твердость.

Существует мнение, что верующий, религиозный человек не должен или не может сомневаться. Да, сомнение является пороком, но это не значит, что всякую «сомневающуюся» мысль необходимо гнать из головы «поганой метлой» вместо того, чтобы искать на нее ответы.

Давайте подумаем еще вот о чем: существование Бога ведь не очевидно настолько, насколько очевиден для нас, например, чувственный опыт, основанный на восприятии окружающей действительности. Конечно, когда человек достигает святости, все выглядит совершенно по-другому, его мир переворачивается, и чувственность уступает место духу. Но до этого еще нужно дорасти, а процесс роста очень нелегок. Мы помним, что любить насильно невозможно, потому Господь, подводя человека к определенной черте и дальнейшим выводам, оставляет для него зазор свободы, чтоб эти выводы каждый сделал сам.

Поделюсь немного своим опытом. Не могу сказать, что у меня никогда не было сомнений, точнее, они появляются сейчас. Сомнений у меня не было на начальном этапе вхождения в Церковь, когда все происходящее воспринимаешь на одном вдохновении, а вот чем дальше прокладываешь путь, тем он становится сложнее. За плечами уже есть пусть пока еще небольшой, но все же духовный опыт, как минимум, при погасших чувствах, есть еще память о том, как Господь однажды коснулся сердца. Эта память в связке с рассудком и помогает мне преодолевать сомнения, всякий раз закрепляясь на новой ступеньке.

Преподаваемые мною в Киевской семинарии предметы вынуждают меня регулярно обращаться к атеистической, часто весьма агрессивной литературе. Иногда бывает и так, что веру может качнуть очень сильно, мысли, доводы, все это кружится в голове, а легче становится всегда, когда я начинаю воспроизводить перед своим внутренним взглядом образ Христа. Далее уже следует интеллектуальная работа, поиск ответов, которые, к слову, есть всегда, только нужно немного потрудиться, чтоб их найти.

Если мы обратимся к мнению святых отцов, то легко обнаружим, что все они рассматривают сомнение как негативное явление духовной жизни. В «Пастыре» Ерма находим такое определение: «Сомнение есть земной дух, от диавола, и силы не имеет». Хочется добавить, что сегодня этот «земной дух» становится все сильнее и сильнее, но самое главное, что каким бы сильным он ни стал в итоге, он все равно проиграет. Именно поэтому сомнение нельзя рассматривать как утрату, деградацию и распад веры.

Ознакомившись с немалым количеством атеистической литературы, я с уверенностью могу сказать, что большинство атеистов пришли к своему мировоззрению не на основании сомнений. Безусловно, сомнения где-то сыграли свою роль, но все же они не были решающими. Гораздо большее значение имели эмоции, возмущение несправедливостью, обиды, социальная атмосфера, ограниченность взглядов, навязанные стереотипы и тому подобные факторы.

Если какими-то сомнениями можно спугнуть веру, то это значит, что вера – что-то неустойчивое, независящее от нас, то, что легко пришло и так же легко может уйти. Мы, получается, будто беспомощны перед сомнением, и убегать от него нужно лишь потому, что мы с ним никак и никогда не справимся.

Но мне кажется, что сомнение – это тренировка перед бурей, и пройти эту тренировку можно в довольно спокойной обстановке. Когда же наступит буря, мы к ней будем готовы. Главное – быть всегда искренними и честными.

Я не могу сказать, что все происходившие во мне колебания как-то подрывали мою веру в основании. Скорее, это были удары по тем или иным аспектам духовной жизни человека. Когда возникает вопрос или недоумение, Господь обязательно посылает ответ. Это может быть как возникшая в голове мысль, так и случайно найденная в закромах балкона запылившаяся книга.

Я прекрасно понимаю, насколько велики те силы, которые сегодня стремятся разрушить веру людей, что и получается у них очень хорошо. Но мы не можем просто сидеть и смотреть на этот страшный процесс. Нужно действовать там, где выходит. Мы, христиане – носители Истины, потому для нас должно быть естественным желание поделиться Истиной с теми, кто ее еще не познал.

Люди верят в ложь гораздо охотнее, эту ложь кто-то создает, а наша задача – показать ложь каковой она есть на самом деле. Врага нужно знать в лицо, потому и в генерируемых атеистами аргументах необходимо разбираться. Это касается даже не столько каких-то сложных философских трактатов, сколько популярных мнений, распространяемых через сеть.

Преодолевая сомнения, мы приобретаем опыт, а опыт – это один из самых надежных помощников, как в дискуссии, так и в личной духовности. Это не просто мнение, вычитанное из книги, это то, что ты прожил, перестрадал, прочувствовал. Помните, как апостол Павел писал о Христе: «Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь» (Евр. 2, 18). Мы же стремимся уподобить нашу жизнь жизни Спасителя, потому, пройдя через сомнения, обязательно сможем помочь тем, кто запутался в этих сетях.

Все сказанное – не просто отвлеченные рассуждения, мы на самом деле живем в страшном мире, который еще в первой половине ХХ века философ Иван Ильин назвал миром «плоского чувственного опыта, рассудочной "диалектики", технической полунауки, омертвевшего сердца, развращенного воображения, деморализованной воли, кощунственных дерзаний, воинствующей пошлости, озлобленного властолюбия, неистовых страстей и малодушного предательства».

Всему этому мы можем противопоставить лишь твердость нашей веры – веры, прошедшей через горнило сомнений и обретшей крепкие основания в нашем уме и нашем сердце. Пусть для каждого из нас образ апостола Фомы станет своеобразным гербом христианина XXI века – времени, когда вера все еще была жива и продолжала бороться за человеческие души.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Придерживаетесь ли вы ограничений Рождественского поста?
да, пощусь строго
15%
стараюсь соблюдать по мере сил
80%
вообще не держу этот пост
5%
Всего проголосовало: 737

Архив

Система Orphus