Как достичь душевного мира

Фото: patriarchia.ru

Проповедь на воскресное евангельское чтение Недели 15-ой по Пятидесятнице. 

«Учитель! Какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим:сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф.22:36-39)

(Отрывок из воскресного евангельского чтения).

Познал Адам Еву – значит стал с ней одним целым. Двое стали одна плоть. Так каждый раз, когда мы что-то постигаем или познаем, мы становимся единым с тем, что нами постигнуто. Блудник становится единым с блудом, преступник – с преступлением, художник – со своим творением. «Мы то, что мы едим», – сказал в свое время Гиппократ. Чем же тогда мы должны себя наполнять и кем должны стать, чтобы войти в вечность? Бог отвечает на этот вопрос однозначно – вы должны стать Любовью.

Когда человек становится Любовью, он уже не может испытывать вражды ни к одному человеку. Он не разделяет людей на нации, религии, пол и возраст. Он сострадает всему, что создано Богом. Не только люди, но и звери, и даже растительный мир вызывает у него жгучее чувство жалости и любви. Он готов страдать вместо каждого из них.

Если бы было можно, такой человек согласился бы навеки сойти в адские муки, только бы помочь обрести творению вечное блаженство. Он не нуждается в ответной любви и не ждет ее ни от кого. Ему достаточно любить самому. Он никого не судит и никого не осуждает, разрешая быть всему таким, какое оно есть. Но при этом своей любовью он преображает все вокруг себя. Он не навязывает своих взглядов на жизнь, своей веры или убеждений, но тем не менее дает всему окружающему опору.

Человек Любви не борется со злом. Зато зло борется с ним постоянно. Любой грех, входя в него, угасает, потому что не находит в нем ничего, за что можно было бы зацепиться. Любая страсть вязнет в нем, теряет свою агрессивность и напор, и, окончательно утратив силу, исчезает. Потому что никакой помысел, никакая страсть не может длиться вечно, а Любовь не имеет конца.

Пока человек поддается волнениям помыслов и душевным переживаниям, покой ни за что не войдет в его душу, потому что он возможен только в великой тишине.

Любовь бесстрастна, потому что она не есть страсть. Любовь не мимолетна, потому что она не является душевным переживанием. Любовь не имеет в своей основе никаких логических оснований, потому что в ней нет понятий, представлений или каких-то идей. Своей основой Любовь имеет мир души. Именно из него растут ее корни, укрепляясь дождем молитвы и благодати. Но пока вырастет этот колос любви на земле нашего сердца, земледельцу придётся претерпеть и зимнюю стужу, и летний зной. Как воин на поле брани, он не принимает никаких помыслов, с какой бы стороны они не приходили, стойко пребывая в молитве Иисусовой. Тогда мир души начинает расти, сердце преображаться, а помыслы иссякают и теряют всякую свою силу.

Мир Божий мудр без мыслей о мудрости, всеведущ без поисков знания, любвеобилен без лицеприятия. Он подобен безбрежной водной глади, не волнуемой никаким ветром. Пока человек поддается волнениям помыслов и душевным переживаниям, покой ни за что не войдет в его душу, потому что он возможен только в великой тишине. В этой тишине Дух Божий открывает изумленному человеку безбрежные просторы его собственного сознания. Любовь входит в душу вместе с этим великим покоем, поскольку сама является миром и покоем. В ней же обретается и Божественная Мудрость, которая абсолютно не нуждается в багаже интеллекта. Только благодаря Любви и Мудрости в глубине духа и тишине сердца происходит постижение Бога.

Цель любого молитвенного правила есть стяжание постоянства в молитве. Поэтому Иисусова молитва есть краеугольный камень в духовной практике. Ею можно заменить все правила, кроме, конечно же, Божественной литургии. В глубине человеческого духа нет ничего, чтобы могло привязывать его к этому миру. Все наши связи с ним основаны на ложных суждениях и кривляниях ума, погруженного в стихию этого мира.

Христианину необходимо преодолеть страх и робость души, разрушить окаменелость сердца и запутанность ума, чтобы ухватиться духом за нить спасения. Иначе никакие свечи, правила и молебны ему пользы не принесут. Блаженство души находится не на том свете, а на этом, и место его в сознании человека, наполненном благодатью. Соединив в благодати душу, ум и сердце, приобрев цельность внутреннего человека, христианин находит в себе Христа, уподобляясь Ему в духе. Так в нас появляются те же чувствования, что и во Христе Иисусе (Фил. 2:5).

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Отреагирует ли Президент на призыв Синода расследовать преступления против УПЦ?
да
4%
нет
68%
не знаю, но надеюсь на это
27%
Всего проголосовало: 956

Архив

Система Orphus