Нужно ли мирянам заниматься Иисусовой молитвой

Фото: ekklisiaonline.gr

В день памяти известного афонского старца преподобного Никодима Святогорца поговорим о том, что волнует многих – о практике чтения Иисусовой молитвы.

Преподобный Никодим Святогорец (1749–1809), память которого Церковь празднует 27 июля, известен православному читателю как редактор «Добротолюбия» и «Невидимой брани». Но мало кому известно, что он также был и опытным делателем Иисусовой молитвы, исихастом и писал на тему «умного делания».

Одно из самых распространённых иконописных изображений святого представляет его сидящим за рабочим столом, с пером в руке, пишущим в раскрытой книге такие слова: «Иисус да будет сладостным поучением сердца твоего…». Все часы суток преподобный Никодим посвящал двум деланиям – он или истолковывал какую-то мысль Божественного Писания или, склоняя голову на левую сторону груди, сводил ум свой в сердце и взывал: «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя». Нередко старец говорил: «Уедем, отцы мои, на какой-нибудь необитаемый остров, чтобы избавиться от мира».

Перу преподобного Никодима принадлежит краткое «Увещательное руководство», в котором он подробно излагает плоды умного делания и дает рекомендации по его осуществлению, в том числе и те, которые относятся к т.н. «художественному методу». Лучшее объяснение, которое мне только приходилось встречать по этому методу, принадлежит нашему современнику старцу Симону (Безкровному), который писал о ней в своей книге «О счастье праведной жизни» (изд. Усекновенской пустыни «Катафиги» Великой Лавры преп. Афанасия Афонского. 2020 г.). Этот духоносный старец, взойдя на самые вершины созерцательной практики, учит о Иисусовой молитве не только как теоретик, но и как практик. В этой публикации мы не будем на этом методе останавливаться подробно.

Преподобный Никодим отметает всякие разделения на монашеское и мирское молитвенное делание и настаивает на том, что Иисусова молитва является жизненно необходимой практикой всем православным без исключения.

Что касается преподобного Никодима Святогорца, то он отметает всякие разделения на монашеское и мирское молитвенное делание и настаивает на том, что Иисусова молитва является жизненно необходимой практикой всем православным без исключения. Обосновывает старец свою позицию, начиная с текстов Нового Завета и заканчивая цитатами сочинений и примерами из жизни известных отцов-исихастов, таких как преподобный Григорий Синаит, Григорий Палама, Диадох и другие. Этой же позиции придерживались также и ученики преподобного Иосифа Исихаста, о чем мы видим свидетельства в их письмах и наставлениях.

Дьявол, по мысли преподобного Никодима, внушая людям страх перед Иисусовой молитвой, преследует лишь одну цель – не позволить человеку взять в руки оружие, которым поражается вся вражья сила. Еще блаженный Диадох писал о том, что дьявол не желает, чтобы люди узнали, что обнаруживается он в сердце, а верили в то, что ополчается на них снаружи.

«Освящение ума и сердца – это и есть спасение, а лучший способ этого достичь – Иисусова молитва», – настаивает преподобный.

Конечным результатом этой практики, по мысли святого Никодима, есть:

  1.  Уход человека от чувственных наслаждений, благодаря чему молящийся избегает прельщения со стороны воображения и преграждает вход в ум лукавых помыслов.
  2. Ум, входя в сердце, начинает видеть свое истинное состояние, обретая покаянный плач, смирение и сокрушение.
  3. При этом ему становятся видны все козни дьявола и даже самые малые движения нечистых помыслов. Внимательно следя за собой, молитвенник обучается мастерству духовной брани, которой невозможно достичь каким-либо другим способом без единства ума с сердцем. В результате этого он приобретает:
  4. Чистоту естества и привлекает к себе Божественную энергию, которая помогает ему в кратчайшие сроки очистить ум и сердце от любых, даже самых малых, страстей и помыслов.
  5. В результате этого в душу входит радость и веселие, которые сопровождают рождение нового человека во Христе.

«Без обо"жения ума ни стать святым, ни спастись человеку невозможно, о чем и слышать престрашно! Ибо одно и то же – спасение и обо"жение», – восклицает преподобный Никодим в своем сочинении. Страсть гордости исключительно тонка, и нам очень сложно распознать в себе все ее проявления. Но именно она бетонной стеной ограждает нас от Бога. Следование заповедям Божьим приводит человека к разного рода событиям, в которых ему одному подчас очень трудно разобраться. Для этого нам нужен свет, который мы призываем к себе Именем Божьим.

«Господи, Иисусе Христе, помилуй мя» – стяжать эту молитву – означает стяжать вечность. В самые тяжелые минуты разложения нашего физического организма эта молитва становится одеянием души. Когда мозг уже отказывается нам служить, тело изнемогает от боли и все органы чувств перестают работать, молитва эта становится нашим поводырем на пути к конечной обители. Но для того, чтобы ее стяжать, нужны годы усилий, нужен титанический труд, который соединит эту молитву с нашим дыханием и духом, соединит с нашей личностью так, что Имя Божие и наше «я» станут неразделимыми.

«Господи, Иисусе Христе, помилуй мя» – стяжать эту молитву –  означает стяжать вечность

Опытный исихаст и великий молитвенник за мир, ученик преподобного Силуана Афонского, преподобный Софроний (Сахаров) в своих сочинениях говорит о том, что видел кончину святых отцов, которым удалось достичь этой цели. Перед его глазами во время успения этих старцев осуществлялось таинство единения души праведника с миром небесным, превосходящим всякий ум. Он же пишет и о тех, кому было дано видеть глубины ада. И «эти люди исключительного мужества десятилетиями рыдали в молитвах своих. Но кто может поведать об этом? От лишённых живого опыта скрывается тайна сия» (преп. Софроний. О молитве Иисусовой).

Призывание Имени Божия приводит в движение все тайное, что скрывается внутри нас. Иисусова молитва похожа на сноп лучей света, брошенных в темное место нашей внутренней жизни. Она открывает нам страсти, которые гнездятся внутри нашей души, освящает привязанности, обнажает скрытые пороки. Мы начинаем понимать, как же далеки мы от Бога, какую огромную силу имеет над нами грех, и насколько мы слабы, чтобы с ним бороться. От этого в душу входит покаянный плач и наше сердце становится мягким.

Христос не презирает нас в нашем падении, и при всей бесконечности Своей святости Он склоняется над нами, протягивая Свои руки в помощь нам. Через призывание Его Имени Он дает нам силы не только на борьбу с грехом внутри себя, не только на то, чтобы противостоять вредным влияниям извне, но и самим влиять на среду, в которой живем. Спаситель Сам как бы исходит из внутренней глубины нашего сердца и выстраивает правильные отношения между нами и всем, что нас окружает.

Дух Христа выводит нас на просторы своей любви, уча милосердию и состраданию ко всей твари. Чем больше человек смиряется в покаянии, тем быстрее его молитва достигает Бога. Но как только он теряет смирение, тогда никакие, даже самые большие подвиги, ему не помогут. Действие гордости, чувство глубокой неприязни к людям, осуждение, злоба отбрасывают нас от Бога на бесконечно далекое расстояние. В молитве Иисусовой человек не должен ни в коем случае искать каких-то особых восторгов, приятных ощущений и т.п. – это путь не к Богу, а в противоположную сторону.

Мы приходим к Богу как последние грешники, осуждая себя, каясь, ничего о себе не воображая, ничего не ища, кроме одного – прощения и помилования.

Мы приходим к Богу как последние грешники, осуждая себя, каясь, ничего о себе не воображая, ничего не ища, кроме одного – прощения и помилования. Никаких дарований от Бога искать тем более не нужно. Высший дар для нас с вами – прощение грехов. Но для этого нам нужно покаяние. А это не что иное, как радикальное изменение нашей внутренней жизни, нашего отношения к людям, ко всякому явлению в нашем бытии.

Сатана учит нас ненавидеть зло, находя его, прежде всего, в людях, которые живут не так, как нам хочется. Он хочет, чтобы мы абсолютизировали зло, стали «воинами света» и положили свои жизни в борьбе с этим злом.  Борясь со злом его же методами, мы это зло только умножаем, но при этом находимся в полной уверенности, что служим Богу.

Но абсолютного зла нет, абсолютно только высшее Благо. И это Благо заповедовало нам побеждать зло любовью. Нет такого человека, в котором в той или иной степени не было бы света, потому что Бог просвещает «всякого человека, приходящего в мир» (Ин. 1:9). Человеческая правда относительна. Но в фанатичной борьбе за эту правду люди уничтожают цельность своего духовного бытия, таким образом обрекая себя на вечную муку. Особенно хорошо это видно сейчас, когда весь мир погружен в распри и разделения.

Ненависть и вражда прошла по всем граням человеческого общежития. Политика, религия, нация, расы, классы, разговорный язык – вообще сложно найти такую сферу человеческой жизни, где бы люди не смогли разделиться на враждебные лагеря. Причина тому одна – умножение беззаконий убило в нас любовь (Мф. 24:12). Только вселение в нас Того, Кто дал нам заповедь любить врагов, может дать нам возможность ее исполнить. Поэтому – «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя».

Читая о молитве Иисусовой у преподобного Никодима Святогорца, а также у более ранних и поздних Отцов-исихастов, не перестаешь удивляться тому, как одинаково созвучно они говорят об этой великой тайне Церкви – умном делании.

Труден подвиг погружения ума в невидимый сердечный центр нашей личности с призыванием Имени Иисуса Христа, без веры в Которого никто не сможет очистить свою душу от смертельного яда греха. Но только так мы можем открыть в себе глубины нашего собственного бытия и таинственные явления космической жизни. Иисусова молитва выводит наш дух за пределы, лежащие далеко от мудрости «мудрецов века сего» (1 Кор. 1,19-20). Проведя нас по краям бездны кромешной, скрытой внутри нас самих, она соединяет наш дух с Духом Божиим воедино.

Продолжая мысль преподобного Никодима Святогорца, архимандрит Софроний (Сахаров) говорит о том, что богословие Имени Христа и богословие иконы имеют общие черты. Взирая на икону Христа, мы духом восходим в личный контакт с Ним. Мы исповедуем Его явление во плоти, идя дальше красок и линий, в мир умный, духовный. Так же, призывая Имя Иисуса, мы не останавливаемся на звуках, которые могут меняться в зависимости от различия языков. Но не меняется то содержание, познание которого заключено в этом Имени и которое пребывает неизменным.

Читая о молитве Иисусовой у преподобного Никодима Святогорца, а также у более ранних и поздних Отцов-исихастов, не перестаешь удивляться тому, как одинаково созвучно они говорят об этой великой тайне Церкви – умном делании. В наши дни, когда рушатся все надежды и отнимается от мира «удерживающий теперь» (2 Сол. 2:7), как никогда важно вспомнить эти наставления Отцов и, следуя им, держаться прямого пути Богопостижения, которое Спаситель дарует всем любящим Его.

Господи, Иисусе Христе, помилуй нас и мир твой. Аминь.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus