Иконописец Марина Фесенко: «Икона обязательно найдет своего молитвенника»

Иконописец Марина Фесенко. Фото из личного архива

О вдохновении и хлебе насущном, о женщинах-иконописцах, о перспективах развития и конкуренции, о новых проектах и птицах небесных – беседа с иконописцем Мариной Фесенко.

– Людей часто спрашивают, кем они работают, чем зарабатывают себе на хлеб. Если говорить о профессии, можете назвать себя иконописцем?

– Да, могу. Всегда пишу в анкетах, где необходимо указать профессию, что я художник-иконописец или иконописец-реставратор Запорожской епархии УПЦ. Не стесняюсь об этом говорить. Иконописание – это главное занятие моей жизни.

– Как в Вашу жизнь пришла икона? Помните первые свои увиденные образы и размышления о них?

– Родители мои не были церковными людьми: папа плотник, а мама историк-археолог и учитель истории. Но у нас в доме было много книг, в частности, книги по искусству, и среди них был небольшой альбом с иконами. Я увидела в нем икону Успения Богородицы, и у меня возник вопрос, кто этот малыш в руках у Христа? Мама мне ответила, что ребенок в пеленах означает душу и так ее изображают на иконах. Помню, я так была впечатлена тем, что в иконе  все не просто так и можно объяснить каждую деталь! 

Потом в нашу жизнь пришла супружеская пара криворожских художников – Галина и Сергей Чеботарёвы. Мама приводила меня на уроки рисования к Галине Викторовне, на которых я приобщилась к рисованию, ткачеству и другим интересным вещам. Мы подружились семьями, и по воскресеньям супруги Чеботарёвы стали брать меня с собой в храм. Благодаря этим людям пришла я к Церкви и к иконописи. Они привели меня в художественную школу и от них я узнала, что в Кривом Роге открылась иконописная школа.

Икона Симеона Богоприимца. Автор Марина Фесенко. Фото из личного архива Марины Фесенко

– Вы учились в Криворожской епархиальной иконописной школе имени прп. Андрея Рублева, одной из первых в Украине.

– Открылась она в 1997 году и мой муж был в первом наборе, а уже в следующем оказалась я. Мне на то время было 12 лет и меня чудом приняли.

– Очень странное сочетание промышленного города и иконописной школы…

Во многом это благодаря энтузиазму протоиерея Дамиана Единка и удачно сложившимся обстоятельствам. Еще совсем юного Демьяна родители отправили в Московскую центральную художественную школу. Там во время обучения он воцерковился, узнал про Иконописную школу Троице-Сергиевой Лавры, поступил в нее и по окончании вернулся в Кривой Рог.

Сначала организовали иконописный класс при художественной школе N1, а позже появилось отдельное помещение для школы. Поступило много желающих, но значительная часть отсеялась в процессе и до I выпуска дошли всего 7-8 человек. Обучение в иконописной школе было захватывающим: мы копировали учебные материалы, которые Демьян Георгиевич привозил нам из Троице-Сергиевой Лавры, читал книжки вслух, ходили в походы по горам Крыма.

В горах. Фото из личного архива Марины Фесенко

Запоминающимся был период, когда учитель рядом с нами в классе писал икону святых Царственных страстотерпцев. Наблюдая за его работой, научиться можно было больше, чем слушая объяснения. 

– Вы живете в большом городе – Запорожье. Не мешает его ритм в работе?

– В принципе, не мешает. Мы даже как-то сильно не связаны с центром города, живем в спальном районе на 14-м этаже и в город выезжаем только по случаю. Так как мы с мужем работаем дома, то у нас и свой ритм жизни, и то, что Запорожье – промышленный гигант, мы знаем только потому, что нас травят выбросами, то с одного завода, то с другого.

Конечно, хотелось бы иметь свою мастерскую и не отвлекаться на бытовые вещи. Вот сейчас у меня в работе икона 1,5 метра высотой и метр в ширину стоит на мольберте. Просыпаешься, и первым делом видишь ее и, засыпая, тоже видишь работу. Хотя, у меня есть отдельная комната для иконописания, у некоторых коллег нет и такой возможности, работают на кухнях по ночам, когда домочадцы все спят. Так что я считаю себя счастливым человеком, и грех было бы жаловаться.

Митрополит Запорожский и Мелитопольский Лука с участниками выставки «Тебе, Господи». Фото из личного архива Марины Фесенко

– Есть ли сейчас иконописные школы в Украине, и какова их перспектива?

В 2018 году мы организовывали в Запорожье всеукраинскую выставку икон «Тебе, Господи». Чудесная, надо сказать, получилась выставка. Благодаря ей, кроме всего прочего, мы узнали сколько у нас в Украине существует иконописных школ. В Харькове есть школа. В Каменце-Подольском хорошее иконописное училище (кстати, тоже возникшее на энтузиазме одного батюшки), они ведут просветительскую работу в интернете. Их программа обучения ориентирована на Троице-Сергиеву Лавру.

При Полтавской миссионерской духовной семинарии есть Иконописная школа им. прп. Порфирия Кавсокаливита. Эту школу можно назвать экспериментаторами, их более привлекает Греция, Грузия, часто берут в работу современные образцы. Преподаватели и студенты ездят на стажировку в Грецию, Италию, Россию.

Иконописное отделение есть при Одесской духовной семинарии. В Мелитополе действует иконописная школа «Зограф» при Свято-Георгиевском храме.

– В Киеве тоже есть небольшая школа в честь Алипия Печерского при Кафедральном строящемся соборе.

– Вот видите, значит, есть перспектива, если появляются иконописные школы. Недавно начала работать онлайн иконописная школа Ивана и Ольги Криван, и думаю, она будет только набирать обороты в будущем. Супруги Криван сами окончили Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, учат и курируют людей по всему миру, дают глубокие базовые знания, чётко и структурировано раскладывают по полочкам, ведут учащегося от простого к сложному. Все проходит поэтапно, и к следующему уроку не можешь перейти без выполненного задания. Это единственная онлайн школа иконописи, которую могу смело рекомендовать тем, кто хочет грамотно научиться писать иконы, но не может позволить себе очное обучение.

Икона работы Марины Фесенко. Фото из личного архива

 – Есть ли такое понятие среди иконописцев, как конкуренция?

– Мне трудно так сказать. Может зависть есть иногда, а так … у меня никогда не было периода, чтобы не было заказов, более того, обычно с десяток икон еще в очереди находятся. И еще ведь хочется писать что-то для себя, делать какие-то творческие проекты. Бывает, прочитаешь житие святого, и возникает желание его написать. Прямо перед глазами икона стоит и пока не напишешь – не успокоишься.

И для храма своего что-то хочется написать, для прихода потрудиться. Работы и планов много, но встречаются коллеги, которые жалуются на отсутствие заказов. Я таким людям советую тогда, пишите для себя. Если с душой написано, то такая икона обязательно найдет своего владельца и молитвенника, а вам будет кусок хлеба. Многое зависит от настроя самого человека.

– Женщина-иконописец, это уже сформированный образ или есть еще предубеждения по поводу ремесла? В древней Византии и на Руси не существовало женщин-иконописцев. Какой примерный процент мужчин и женщин в иконописи сегодня?

– Наверное, половина икнописцев сегодня – женщины. Может даже и больше. В России, возможно, больше мужчин, в Украине больше все таки женщин. Женщинам труднее и они не такие продуктивные, потому как еще семья на плечах у многих, воспитание детей. Если женщина одна, то может и на росписи поехать в командировки по регионам, но это не для всех.

В иконописных школах больше девушек учится, правда, когда они становятся мамами и им часто бывает не до иконописи. Поэтому в профессии больше мужчины остаются. А вообще, это в некотором роде миф, что только мужчины писали. Например, святая княгиня Елизавета Федоровна писала иконы. Есть миниатюры книжные, в которых видно, что женщина пишет, а рядом мужчина растирает краски. Возможно, это богатая женщина, но все же. Вышивальщицы были церковных изделий с ликами в том числе. Думаю, что были женщины иконописцы и ранее.

Марина Фесенко с сыном Михаилом, протоиереем Александром Клименко и иконой преподобного Гавриила Ургебадзе. Фото из личного архива Марины Фесенко

– Делаете какой-то анализ своим работам, советуетесь, прислушиваетесь ли к мнению других?

– Иногда я отправляю фотографии с вопросом, но бывает, что боюсь это делать, т.к. если начнут критиковать много, то у меня не будет внутреннего ресурса закончить икону. Бывает оправданная критика, порой принимаешь с благодарностью, а бывает и по-другому. 

– Недавно вы начали новый проект – создание платформы в соцсети чтобы помочь иконописцам и покупателям найти друг друга. На платформе вы размещаете готовые к продаже работы мастеров и их там уже собралось, надо сказать, достаточное количество. Это личная инициатива или групповая? Есть ли планы развития такой площадки в виде сайта, форума?

– Ну, это не то чтобы платформа, это скорее группа. Основная страничка «Тебе, Господи» в инстаграме, дублируется в фейсбуке. Идея создания страницы,  на которой собраны иконы, которые можно приобрести у авторов напрямую, возникла после того, как одновременно ко мне обратились два человека с одним и тем же вопросом: икона не продалась по определенным причинам, что делать? У меня такая ситуация была только раз, и после размещения объявления икону купили. Подумала, если есть два человека, у которых остались непроданные иконы, то возможно создание такой страницы востребовано.

Люди поддержали идею, стали присылать свои работы, я выставляю, по качеству не отсеиваю. Были уже и продажи икон. Правда, чтобы развивать проект, нужна реклама и средства, у меня пока такой возможности нет. Надеюсь на сарафанное радио в православных кругах, в том числе и благодаря выходу этого интервью. Найти и подписаться можно по имени @tebe_gospodi.

Скрин-шот странички «Тебе, Господи» в инстаграм. Здесь можно можно купить готовые писанные иконы напрямую у иконописцев

– Иконописцы – творческий народ, но иногда приходится говорить о финансовой стороне, торговаться и т.п. Нужны ли иконописцу агенты или посредники?

– О, да, это просто мечта! Мне кажется, почти все иконописцы мечтают, чтобы кто-то договаривался за цену работ, пусть за свой процент, и тогда бы нам оставалось время только писать иконы, не касаясь финансовой стороны. Особенно если это какие-то серьезные проекты, росписи храмов, например, или большая серия икон. А так, получается, ты сам себе менеджер, финансовый директор, исполнитель, да еще домашние дела никуда не уходят.

Большая радость в работе, когда такие иконы заказывают, что сердце радуется и благодарен заказчику за его выбор. Когда есть совпадение с моим желанием написать того или иного святого, Богородичную икону, и радость от того, что ты ее сделал и даже готов бесплатно отдать, образно говоря. А по цене для ориентировки, мы иконописцы, часто спрашиваем друг друга, за сколько согласился бы сделать ту или иную работу. И практически всегда мнения совпадают по Украине. В России немного дороже берут, но там и страна большая, и уровень доходов другой, да и цены по стране везде разные, я уже не говорю про Москву.

В мастерской. Фото из личного архива Марины Фесенко

– В каких случаях отказываетесь от работы, в каких идете на компромисс?

– У меня однажды была длительная работа с заказчиком, он пять раз заказывал одну и ту же икону, я уже просто устала. Теперь могу тактично передать работу другим. Благодаря выставке мы развиртуализировались со многими мастерами и уже знаю, кому могу передать те или иные заказы. Но, это очень редкие индивидуальные случаи. Могу сказать, что я не стала бы писать непонятные для меня образы, например, икону Всевидящее Око. Когда-то мне пытались заказать Григория Распутина. Даже такое было, но это исключено. Бывало, просили скопировать образец, который мне не нравится. Этого мне тоже пока удавалось избегать.

Вообще, есть такая мечта, чтобы писать иконы не на заказ, а только те, что хочется, чтобы их потом приобретали и они находили свой дом. Хотелось бы, чтоб заказчик четко не привязывался к образцу, а доверял и давал простор творчеству мастера. Такие заказчики на вес золота. А иногда наоборот, старинный какой-то образец хочется скопировать, чтоб самому научиться умению древнего мастера.

В мастерской. Работа и птичка Оскар. Фото из личного архива Марины Фесенко

– Судя по записям в Facebook, Вы очень любите животных, птиц, спасаете и помогаете им. Это еще одна часть жизни. Чем животные и птицы могут помочь современному человеку?

– Птицы могут научить терпению. У меня сейчас пять стрижей живут, их нужно кормить минимум три раза в день. Они с травмами, не могут летать. Кормлю насекомыми и в этом нужна ловкость. Думала, что кормить стрижей тяжело, так, пожалуйста, появилась ласточка, у нее клюв еще меньше. Есть грачи, с Оскара (так зовут грача) все и началось. С недавних пор к нашим двум кошкам прибавился еще кот Тимофей, забрали с автовокзала, плачущего и с гноящейся открытой раной, долго лечили.

Птицы и животные благодарят нас за участие в их жизни и радуют своим пребыванием и поведением. Мы как-то выразили готовность помогать нашему известному запорожскому волонтеру Олесе Кулык, деятельность которой нацелена на спасение и реабилитацию диких птиц и животных. Помогаем с доставкой травмированных птиц и животных. Наблюдая дома птиц вблизи, удивляешься, как Господь создал такие красоты. И летучие мыши были, и дятел, и ласточка, и даже выпь. Удается рассмотреть вблизи то, что порой люди за всю жизнь не увидят.

Иконописцы Марина и Максим Фесенко. Фото со страницы Марины Фесенко в facebook

– Ваш супруг тоже иконописец. Такие пары еще есть в нашей стране?

– Да, конечно. Наш учитель отец Дамиан Единок и его супруга Надежда, Александр Микловда - выпускник школы Троице-Сергиевой лавры, они с супругой расписывали маленький храм в Зверинецком монастыре, Иван и Светлана Петручики из Беларуси, их тоже икона связала. Светлана приехала помогать Ивану икону большую писать, так и поженились. Еще киевляне Алексей Малинка и Елена Плесовская, тоже чудесная пара, они как левая и правая рука одного организма работают. Есть такие пары, это я только немногих вспомнила сейчас.

Это очень хорошо, когда супруги увлечены одной идеей. Можно подменить друг друга на неудобных другому участках работы. У нас в паре муж делает всю трудную работу – всё, что связано с подготовкой доски, левкасом, золочением, покрытие лаком, упаковка для отправки. Когда муж и жена заняты одним делом – это прекрасное сотрудничество, основанное на единомыслии, да и вообще, есть единомыслие во многом. 

Фото из личного архива Марины Фесенко

– При развитии современных технологий, в т.ч. и фабричных церковных изделий, иконопись может исчезнуть, как явление?

– Я думаю, что нет. Наоборот, люди окружены сейчас всякими виртуальными картинками и пластиком, печатной продукцией. Со временем они будут ценить то, что сделано руками, ведь оно теплое, живое. У нас сейчас кризис, искусство не может развиваться, когда нет богатых и образованных, что немаловажно, людей. Вот мы недавно были в Бердянске, в храме святителя Луки. Прекрасный храм в византийском стиле, очень красивый снаружи, но он стоит нерасписанный внутри просто потому, что умер жертвователь.

Чтобы церковное искусство развивалось, нужны меценаты, обладающие культурой и желанием облагораживать все, к чему прикасаются. Так получается, что мы от них зависим. Можно многое создать, но нет возможностей. В нашем приходском храме до сих пор иконостас обклеен обоями под цвет дерева, и бумажные иконы на нем. И так уже пятнадцать лет.

Я мечтаю расписать иконостас, уже вижу его и знаю, как можно его сделать. Могу пожертвовать свое время, но нет возможности вложиться в материалы. А на приходе сейчас все силы и финансы уходят на то, чтобы накрыть крышу в летнем храме. Когда есть возможность, могу жертвовать или за треть цены отдаем, без всякой прибыли.

Марина Фесенко. Фото из личного архива

– Присутствует ли творческое вдохновение при работе с каждой иконой? Можно ли искусственно его вызвать или иногда приходится надеяться только на свой профессионализм?

– Вначале у меня всегда вдохновение, какая-то искра появляется. Иногда даже видишь без образца, например, новопрославленных святых, какой икона будет в конце. И это такой заряд, как влюбленность. Можно сравнить это с семейной жизнью, без влюбленности она не начнется. Так и с иконой, сначала вдохновение, а потом надо трудиться. Однажды на службе в начале Великого поста во время песнопения «Ныне отпущаеши», мне так захотелось написать Симеона Богоприимца с надписью этой молитвы на фоне, что я пришла домой и быстро зарисовала набросок, даже начала красками. Потом отложила и только к концу поста перед Пасхой ее закончила. Потом эту икону, созданную по вдохновению, несколько раз заказывали повторить, и всякий раз она получается другой. 

– Есть в Церкви певец, чтец, они являются частью клира, а есть иконописец. Подумалось, что это некий церковный чин, оказалось, действительно, в решениях Стоглавого Собора иконописцы фактически объявлялись особым церковным чином — младшими клириками.

– Иконописец должен не просто обладать художественным даром,  но и быть образованным в богословии, участвовать в богослужениях и таинствах. Сейчас мы больше зацикливаемся на каких то технических навыках, чтоб золото блестело получше, камушки какие-то,  узорчики, а вот молитвенная составляющая страдает. Современный человек распыляется. И соцсети отвлекают внимание, и бытовые вещи крадут время, а что остается на молитву? Иконописцу это намного нужнее, ведь это его служение. На VII Вселенском Соборе говорилось, что «искусство живописца есть занятие священное».

Икона Христа Пантократора для Евангельской закладки, вышитая по прориси Марины Фесенко

– Что еще Вас вдохновляет сегодня?

– Какие-то неожиданные вещи, например, у меня накопились рисунки, и я их выложила в сети. Мне написала Светлана Берман, делаю ли рисунки для вышивки? Решила попробовать в сотрудничестве, я вообще всегда соглашаюсь на любые повороты судьбы и предложения. Потом среди вышивальщиц пошла информация о моих рисунках, у них есть свой форум, на котором они делятся премудростями. Меня стали советовать. Рисунок для вышивальщиц, прорись, должен быть очень четким, они не могут кистью править линию, как нарисовано, так и вышьют, поэтому ответственно. Стежок влево или вправо не так, и работа не получится. Благодаря вышивальщицам я улучшаю свой рисунок и мастерство.

В Крыму есть вышивальщица Алена Петрова. У нее своя школа вышивки и ее ученики часто просят прориси, иногда очень интересные вещи заказывают. Киевская вышивальщица Юлия Мягкая, ее работы по моим прорисям уже есть в Киевском Зверинецком монастыре и даже за границей. Был прекрасный опыт с Екатериной Морозовой, вышивальщицей с огромным стажем, она буквально водила моим карандашом на расстоянии, выверяли каждую линию. Не смотря на то, что она в Москве, а я в Запорожье.

Хочется издать книжку с прорисями, но пока затруднительно, и по деньгам и по времени. Возможно, будет электронный вариант. Еще надеюсь сделать выставку совместную иконописцев и вышивальщиц, и хорошо, если епархии подключатся к этому когда-нибудь. Вот хороший пример – недавно Харьковская епархия проявила инициативу и организовала выставку иконописцев. Это радует.

– Что хотите от себя пожелать читателям?

– Желаю быть открытыми и всегда говорить «да» любой возможности, пользоваться каждым случаем, который нам Господь посылает. Не отказываться. И если можешь что-то сделать, надо делать настолько хорошо, насколько ты можешь сегодня. Завтра, может быть, сделаешь лучше или кто-то может сделать лучше, но ты делай все, что от тебя зависит, здесь и сейчас, в том месте, где ты призван служить и творить.

Беседовал Андрей Герман

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus