Будем защищать наших детей, пока они нас не поубивали

Никто не знает, какими станут в будущем наши дети. Но многое зависит от нас с вами. Фото: vmersine.com

Вас смутило название статьи? Но Сам Спаситель говорит: «восстанут дети на родителей и умертвят их» (Мф. 10:21). Или вы думаете, что наших детей это не касается?

Пускай никого не смущает название этой публикации. Сам Спаситель говорит нам: «восстанут дети на родителей и умертвят их» (Мф. 10:21). Конечно же, вы думаете, что эта цитата не о ваших детях. Как может ваш милый, любвеобильный мальчик или девочка ответить на вашу любовь злом? Никак!

Как-то давно, глядя на фотографию кудрявого четырёхлетнего Володи Ульянова, мальчика с добрыми глазами, нежно обнимающего свою сестричку Ольгу, я думал – как из него могло вырасти такое чудовище, залившее кровью всю страну? Гитлер тоже был когда-то чудным ребенком, как, впрочем, и все тираны, преступники, убийцы и душегубы в своем раннем детстве. Маленький Адольф Гитлер любил играть на реке в индейцев. Однажды он оступился и стал тонуть. И наверняка утонул бы, если б его не спас один мальчик, который оказался рядом. Этот мальчик потом стал священником, а потенциальный утопленник тираном. Интересно, как бы поступил его спасатель, если бы знал, что вырастет из этого тонущего «мини-индейца» в будущем?

Образование, начиная с первых веков христианизации Руси, было неотъемлемой частью воспитания и традиционно понималось, как восстановление утраченного образа Божия в человеке.

Никто не знает, какими станут в будущем наши дети. Нужно твердо запомнить, что при определенных условиях любой ребенок может превратить свою жизнь в ад и сделать жизнь окружающих его людей невыносимой. Для того, чтобы из милого дитяти не вырос демоноподобный монстр, нужно правильное образование и в первую очередь воспитание.

Образование, начиная с первых веков христианизации Руси, было неотъемлемой частью воспитания и традиционно понималось, как восстановление утраченного образа Божия в человеке. Не только теорией, но и духовной практикой закреплялись эти знания и навыки в человеке. Изучали духовную науку по лучшим творениям Святых Отцов, а главным, базовым учебником было Священное Писание. Учили этой мудрости также люди образованные, т.е. те, кто имел глубокий опыт правильной (т.е. праведной) жизни.

Где-то с начала XVI века на смену образованию приходит книжный энциклопедизм. Его отличие от предыдущей образовательной системы было в том, что главным в нем стало не то, какой ты человек, а то, какие ты имеешь знания, умения и навыки. Как ни странно, толчком к такой метаморфозе послужило католическое богословие, которое приняло на вооружение мысль, что ум человека, созданный по образу Божию, сам по себе познает все истинно. Этот странный взгляд породил научный оптимизм, имевший постулатом утверждение, что рассудочное познание объективно (т.е. познает объект таким, какой он есть в действительности), ибо познает тем же способом, что и ум Божий. А бурное развитие естественных наук и технологий в те времена послужило видимым подтверждением правильности выбранного пути.

Если изначально образование подразумевало формирование и воспитание достойного человека, то позже оказалось, что такой профессии, как «человек», вообще-то нет в классификаторе специальностей.

Так было положено начало духовного регресса образования. Оно стало постепенно превращаться в механику. Возникла механическая картина общества, где каждый человек – это винтик. И сегодня мы можем часто видеть, что работодателя интересуют прежде всего качественные профессиональные навыки этого винтика. Сам человек, его сущность, его нравственные характеристики мало кому интересны. Главное – что ты можешь делать, и какая от тебя польза? Если изначально образование подразумевало формирование и воспитание достойного человека, то позже оказалось, что такой профессии, как «человек», вообще-то нет в классификаторе специальностей.

Последним оплотом сопротивления такому прагматическому подходу к человеку была, как не удивительно, советская система образования. Возможно, причиной этому послужило то, что у истоков ее стояли лучшие в мире педагоги, имена которых сегодня почти забыты.

Впрочем, хоть и измененном виде, но дело их продолжает жить. Такие популярные сегодня методики, как «мозговой штурм», «работать в команде», «тим-билдинг», «мотивация сотрудника» и т.п. есть не что иное, как модернизированные и переделанные на западный лад основы воспитательных процессов в трудовых колониях, придуманные и систематизированные Антоном Семеновичем Макаренко, который, кстати, тоже не отделял образование от воспитания и считал, что одно не может состояться без другого.

Я процитирую лишь некоторые изречения из сочинений Антона Семеновича, которые я в свое время использовал, когда преподавал в магистратуре педагогики высшей школы:

«Если мало способностей, то требовать отличную учебу не только бесполезно, но и преступно. Нельзя насильно заставить хорошо учиться. Это может привести к трагическим последствиям».

 «Научить человека быть счастливым нельзя, но воспитать его так, чтобы он был счастливым, можно».

«Наше педагогическое производство никогда не строилось по технологической логике, а всегда по логике моральной проповеди. Это особенно заметно в области собственного воспитания… Почему в технических вузах мы изучаем сопротивление материалов, а в педагогических не изучаем сопротивление личности, когда ее начинают воспитывать?»

Но кому сейчас нужно изучать «сопротивление личности»? Кто из педагогов или родителей готов этим заниматься? Нужен результат. А ожидаемый результат мы получаем в системе ВНО – худшем, что можно было только придумать. Ни Оксфорд, ни Кембридж такой глупости не знают. Эти университеты в качестве теста на понимание изученного материала используют эссе, а не игру в крестики-нолики, которой, по сути, и является ВНО.

Современная школа вместо того, чтобы научить детей думать, учит их зубрить. Все, что касается философии, искусства, литературы, поэзии, постепенно уходит из школьного образования. Потому что это область мышления, а не запоминания. Ныне уже совершенно невозможно отрицать, что люди с каждым поколением становятся глупее. И связано это с тем, что мы не стремимся мыслить, анализировать, узнавать новое, изучать сложное, а значит, мы теряем пластичность мозга и наши нейроны утрачивают способность регенерироваться и формировать новые нейронные связи. 

Сегодня информация добывается легко – достаточно тыкнуть пальцем в тачскрин. И при этом мало кого интересует, что она может быть неполной, искаженной, а то и вовсе ложной. Ныне наш мозг не пытлив. Он поверхностен и всеяден.

В то время, когда в университетах учились люди моего поколения, за знаниями была охота. Их нужно было еще суметь добыть, т.е. перебрать горы карточек в библиотеке, заказать по ним десятки книг, пролистать их, суметь выделить главное, переписать от руки цитаты в конспект, заучить. Вот это была цена хорошей оценки и полученных знаний. Сегодня информация добывается легко – достаточно тыкнуть пальцем в тачскрин. И при этом мало кого интересует, что она может быть неполной, искаженной, а то и вовсе ложной. Ныне наш мозг не пытлив. Он поверхностен и всеяден.

Мозг, как и мышцы, необходимо тренировать. Если человек не будет обучать себя критическому мышлению и анализу, умению думать и сопоставлять, то он превратится в аморфное социальное животное примитивной человеческой стаи. Это и нужно управленцам нового мирового порядка. Тупой электорат лучше думающего, это давно известно. Он также выгоден и финансовым магнатам. Все потому, что человек с примитивным мышлением – легко внушаем и управляем. Он принимает все, что ему говорят и видит смысл своей жизни в бесконечном украшении собственной обертки.

Прискорбно, но культура мышления, образность мысли, глубина анализа современных людей на десять голов ниже, чем была у жителей Древней Греции, Китая и Индии. Мы постепенно превращаемся в примитивных аборигенов, только бусинки и стеклышки, за которыми мы охотимся, иначе называются и имеют другой вид.

А.С. Макаренко сказал в свое время слова, которые, как никогда, сегодня злободневны: «С вершин «олимпийских» кабинетов не различают никаких деталей и частей работы. Оттуда видно только безбрежное море безликого детства, а в самом кабинете стоит модель абстрактного ребенка, сделанная из самых легких материалов: идей, печатной бумаги, маниловской мечты».

Последняя надежда защиты наших детей – это правильное семейное воспитание прежде всего на примере собственной благочестивой жизни.

И он бесконечно прав. Но главное не это. Главное то, что у вашего ребенка есть бессмертная душа. Душа, которая должна раскрыться в этой жизни подобно цветку. В замысле Божием она призвана заиграть красками неповторимого индивидуального разнообразия своей личности. К сожалению, современная школа через стандартизацию, бездушность, отсутствие индивидуального подхода и веры в Бога, убивает этот процесс в самом его зародыше.

Детские сады, школы, колледжы и вузы учат наших детей тому, что нужно стать «успешным», «богатым», получить «качественное трудоустройство» и «хорошую зарплату». Но ни одно из этих заведений не учит ребенка быть добрым. Никто из них не учит детей любить Бога, людей, слушаться старших, развивать чуткость, отзывчивость, уважение и внимание к другим людям. Молодежь в большинстве своем не имеет понятия, что такое интеллигентность и тактичность. Скромность стала считаться пороком, а не добродетелью. Но нужно знать, что в аду полным-полно умных, блестяще образованных и «успешных» в светском понимании людей. Но там нет ни одного доброго и научившегося бескорыстно любить.

Последняя цитадель, которая может противостоять тотальному разрушению духовных качеств человеческой личности, это малая церковь – семья. К сожалению, печальным фактом является то, что Церковь уже не оказывает существенного влияния на ход развития общества. С начала девяностых годов и по сей день, когда храмы по всей стране открывались чуть ли не по несколько в день, параллельно шел рост преступности, самоубийств, наркомании, алкоголизма, абортов и других отрицательных явлений. Такая картина продолжается до сих пор, лишь с той разницей, что приходов уже открывается меньше, так как их и так уже достаточно много, но это никак не влияет на духовное возрождение общества.

Похоже на то, что сердца людей становятся все более каменными и ожесточенными, так что даже великие скорби, которые посылаются нам от Бога, не размягчают их твердость. Последняя надежда защиты наших детей – это правильное семейное воспитание прежде всего на примере собственной благочестивой жизни.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Изменится ли отношение власти к УПЦ после молитвенного стояния возле ВР и ОП?
да, власть поняла, что верующие – часть народа, и выполнит все требования УПЦ
13%
нет, власть так же будет поддерживать ПЦУ и давить УПЦ
80%
станет еще хуже
7%
Всего проголосовало: 188

Архив

Система Orphus