Акафист Богородице – первый и единственный из тысячи других

17 апреля Церковь празднует Субботу Акафиста – день Похвалы Пресвятой Богородицы. Фото: tatarstan-mitropolia.ru

Большинство православных настолько привыкли к акафистам, что даже и не подозревают, что было время, когда не было этого всем хорошо знакомого жанра церковных песнопений.

Наверное, секрет популярности акафистов заключен в их доступности: их можно самостоятельно читать в домашних условиях, кроме того, вложенное в акафисты авторами полне доступно для восприятия. Месячные минеи, октоихи и триоди никто для себя покупать не станет – и дорого, и непонятно, и места много занимает, да и зачем вообще, а вот акафистник – другое дело.

Напомним, что богослужебный Устав не знает такого жанра песнопений как акафист, за исключением одного случая – акафиста Божией Матери, традиционно служащегося на утрени субботы пятой седмицы Великого поста. Изначально наименование «акафист» – в переводе с греческого языка буквально означает «гимн, при пении которого не сидят» – относилось только к акафисту Богородице. Но в дальнейшем так стали называть отдельный жанр позднейших церковных песнопений, составленных по образцу самого первого и некогда единственного акафиста.

Если мы откроем «стандартную» историю возникновения акафиста Богородице, то увидим, что его введение в богослужение, а, соответственно, и авторство приписывается патриарху Константинопольскому Сергию – будущему еретику-монофелиту. Но, справедливости ради, нужно сказать, что вопрос авторства здесь никак не решен, по той простой причине, что в сохранившихся рукописных вариантах акафиста имя автора не указано. Поэтому, помимо патриарха Сергия, жившего в VII столетии, исследователи называют как более ранних авторов, например, Аполлинария Лаодикийского (IV в.) или преподобного Романа Сладкопевца (VI в.), так и более поздних – гимнографа Георгия Сикелиота (VIII в.), святителя Германа Константинопольского (VIII в.), преподобную Кассию (IX в.) или ее современника святителя Фотия. Существует также мнение, что акафист Богородице имеет не столичное, а сирийское происхождение, хотя эта точка зрения оспаривается.

Канонарь сообщает нам, что в субботу пятой седмицы Великого поста совершается всенощное бдение в честь праздника «Собора Пресвятой Госпожи нашей Богородицы в честном Ее храме во Влахернах», установленного в благодарность Божией Матери за освобождение города «от окружившей его персидской и варварской опасности».

Все разногласия относительно времени происхождения и авторства акафиста Богородице строятся на косвенных свидетельствах – таких как стилистика текста, построение речи и т.п., в которых я вообще не разбираюсь – а вот если говорить о документально подтвержденных фактах, то они нам указывают, что нет источников старше Х века, в которых бы упоминался акафист. Но если мы заглянем в Канонарь чтений Типикона Великой Церкви (речь идет о Софийском соборе Константинополя), – а это как раз десятое столетие – то увидим в нем не только богослужебные указания относительно акафиста, но и причину введения его в Устав.

Итак, Канонарь сообщает нам, что в субботу пятой седмицы Великого поста совершается всенощное бдение (паннихис) в честь праздника, полное название которого выглядит так: «Собор Пресвятой Госпожи нашей Богородицы в честном Ее храме во Влахернах», – а установлен он был в качестве благодарения Божией Матери за то, что Она освободила свой город «от окружившей его персидской и варварской опасности».

Из сказанного должно возникнуть небольшое недоумение: если все перечисленные авторы жили раньше известной документальной фиксации акафиста в Уставе, как же тогда он пелся до Х века, или все-таки он сразу попал на субботу пятой седмицы? Ответ можно найти в самом тексте.

Второй кондак начинается словами: «Ви́дящи Свята́я Себе́ в чистоте́, глаго́лет Гаврии́лу де́рзостно: пресла́вное твоего́ гла́са неудобоприя́тельно души́ Мое́й явля́ется». Как видим, здесь идет речь о событиях Благовещения.

Гораздо более тесно по своему содержанию акафист связан с Рождеством Христовым: «Пою́ще Твое́ Рождество́, – читаем в двенадцатом икосе, – хва́лим Тя вси, я́ко одушевле́нный храм, Богоро́дице: во Твое́й бо всели́вся утро́бе содержа́й вся руко́ю Госпо́дь, освяти́, просла́ви и научи́ вопи́ти Тебе́ всех».

Вообще, если мы внимательно вчитаемся в слова акафиста, то увидим, что он во многом являет собой поэтический пересказ событий, связанных с Рождеством, а в особенности догматической его стороны. Это позволяет предположить, что изначально акафист пелся в праздник Собора Пресвятой Богородицы (т.е. 26 декабря (8 января)), а также на Благовещение.

В греческих минеях есть указание петь акафист на Благовещение. Литургические источники указывают, что пение акафиста не было фиксированным, а могло исполняться от двух дней до Благовещения до пяти дней после.

Если мы перенесемся в XII век, то увидим, что в греческих минеях есть указание петь акафист как раз на Благовещение, на утрени после 6 песни канона. Литургические источники указывают, что пение акафиста не было обязательно фиксированным, а могло исполняться от двух дней до Благовещения до пяти дней после, на что и указывают некоторые Типиконы Студийского монастыря. Относительно Великого поста здесь также есть интересные сведения. Так, например, в библиотеке Великой Лавры на Афоне существовала практика пения акафиста во вторник шестой седмицы.

Как уже было сказано, согласно константинопольским литургическим источникам, практика пения акафиста Богородице была связана с избавлением от нашествия варваров. Речь здесь, скорее всего, идет о VII веке (т.о. более поздние варианты авторства ставятся под сомнение), а точнее, о войне византийцев с персами.

Для того чтобы яснее понять всю тревогу и радость ромеев, нужно напомнить, что воевали они тогда с империей Сасанидов, во главе которой стоял шахиншах Хосров II Парвиз – последний великий представитель своей династии. Это именно его армянский хронограф Мовсес Каганкатваци называет «страшным охотником, львом Востока, от одного рычания которого содрогались дальние народы, а ближние от вида его таяли, как воск». Согласно преданию, отраженному в синаксаре субботы пятой седмицы, впервые, во всяком случае, в Константинополе, акафист пелся в 626 году, во время осады столицы. А вот уже в 628 году между императором Ираклием и шахиншахом Хосровом был подписан мирный договор. Так что византийцам действительно было за что восхвалять и благодарить свою Небесную Заступницу.

Согласно уставу Софийского собора накануне субботы полагалось совершать торжественную службу Богородице, сопровождавшуюся шествием по городу с Ее иконами. Именно к этому богослужению и было добавлено пение акафиста.

Нужно также сказать о том, что не зря пение акафиста пришлось на конец недели. Дело в том, что согласно уставу Софийского собора накануне субботы полагалось совершать торжественную службу Богородице, сопровождавшуюся шествием по городу с Ее иконами. Именно к этому богослужению и было добавлено пение акафиста.

Любовь христианского народа к Богородице только росла и нашла свое выражение в связанных с акафистом иконографических образах. Встретить мы их можем в росписях монастырей Афона, Македонии, Румынии и, конечно же, Руси. Но мне напоследок хотелось бы отойти от исторического и литургического фактажа и закончить словами святителя Григория Паламы, в одной из своих омилий писавшего:

«Дева – Матерь является как бы единственной границей между тварным и несотворенным Божеским естеством. И все видящие Бога познают и Ее как место Невместимого. И все восхваляющие Бога воспоют и Ее после Бога. Она – причина и бывших прежде Нее благословений и даров человеческому роду и Подательница настоящих, и Ходатаица – вечных. Она – основание пророков, начало апостолов, утверждение мучеников, фундамент учителей. Она – слава сущих на земле, радость сущих на небе, украшение всего создания. Она – начало, источник и корень уготованной нам на небесах надежды, которую да сподобимся все мы получить по Ее молитвам о нас, во славу Рожденного прежде веков от Отца и в последнее время Воплотившегося от Нее Иисуса Христа, Господа нашего».

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

К чему приведет разговор Епифания и главы Госдепа о «помощи переходам» в ПЦУ?
к новой масштабной волне захватов
41%
к давлению властей на УПЦ
46%
ни к чему не приведет
13%
Всего проголосовало: 654

Архив

Система Orphus