Иоанн Предтеча – человек, которого словно нет

«Явление Христа народу». Картина А. А. Иванова. Фрагмент. Фото: wikipedia.org

9 марта Православная Церковь празднует первое и второе обретение главы Иоанна Предтечи. У нас не так много святых, дни памяти которых так часто встречаются в календаре.

Удивительно, но образ Иоанна Крестителя, при всей его известности, практически не используется в народе в «лечебно-бытовых» целях. Т.е. есть масса всяких градаций святых, которым якобы следует молиться в тех или иных случаях жизни или при тех или иных болезнях, но вот, чтоб подобным образом «эксплуатировали» Иоанна Предтечу, я не сталкивался. Наверное, величие и трагичность его судьбы и его личности, даже при суеверном отношении к вере, все-таки как-то «осаживает» наши стремления в поиске чуда и заставляет задуматься (хотя и не всех) о вещах важных и глубоких.

Обозначенная дата церковного календаря – это повод снова поговорить о Крестителе Господнем, но, для начала, напомним, что именно мы празднуем в этот день.

Согласно Преданию, после казни Предтечи, его тело было погребено в самарийском городе Севастии, а глава тайно взята благочестивой супругой царского домоправителя Хузы (Лк. 8, 3) Иоанной и захоронена в сосуде на Елеонской горе. Через несколько лет некий вельможа и христианин Иннокентий на том месте решил построить храм и когда рабочие начали копать яму под фундамент, то нашли главу Иоанна Крестителя. Сегодня описанные события почитаются как первое обретение его честной главы.

После кончины Иннокентия построенный им храм пришел в упадок, разрушился, а святыня была утрачена. В IV веке, уже в царствование императора Константина Великого, некоторым инокам, пришедшим в качестве паломников в Иерусалим, лично явился Предтеча и указал место погребения своей главы. В итоге эти иноки оказались людьми весьма нерадивыми, им, видимо, было лень сильно утруждаться, а потому по дороге домой они нашли какого-то горшечника, которому перепоручили несение своих мешков, в том числе и того, в котором лежала глава Крестителя. Иоанн является этому горшечнику и повелевает сбежать вместе со святыней, что тот и делает.

Впоследствии глава хранилась в роду благочестивых христиан, пока не появился один отщепенец – арианский священник Евстафий. Святыню он использовал в качестве артефакта для распространения ереси. Когда его афера была раскрыта, то он спрятал главу в пещере близ города Емессы, где постепенно вырос монастырь. В 452 году игумену этой обители Маркеллу явился пророк Иоанн и указал на погребенную рядом с монастырем святыню. Так произошло второе обретение.

Богу еще нужно помочь или даже позволить себя спасти. Он никого не насилует, а потому и для осуществления Своего Промысла, Своей заботы о мире, Господу иногда нужна человеческая помощь.

Давайте посмотрим на действующие лица в последней истории: иноки, горшечник, игумен Маркелл. Как мы понимаем, первые оказались людьми нерадивыми и не захотели исполнять волю Иоанна Крестителя, вторые два человека – наоборот, сделали все, что им было велено. Это, если так можно назвать, две модели взаимоотношений человека и Бога.

С одной стороны, мы привыкли постоянно обращаться за помощью к Богу. Для нас это дело привычное. Просить, подобно нерадивым инокам, ездить в паломничества, а от того все время что-то получать – будь то духовные или даже материальные дары, мы умеем хорошо. А вот с ответными действиями у нас, в большинстве случаев, проблемы.

С другой стороны, бывает и так, что не только мы ищем помощи Бога, но и Он ищет нашей помощи. Эта мысль никак не ограничивает Его свободу и власть, более того, можно даже сказать, что это Он Сам ограничивает собственное всемогущество, дабы не нарушать нашего произволения. Действительно, Богу еще нужно помочь или даже позволить себя спасти. Он никого не насилует, а потому и для осуществления Своего Промысла, Своей заботы о мире, в рамках сотворенного Им мироустройства, со всеми его законами, Господу иногда нужна человеческая помощь.

Кто-то возможно несознательно, но искренне становится орудием в руках Божьих, а кто-то бывает призван и к более личному служению. Довольно ярким примером здесь является служение другого пророка Божьего – Исайи. Давайте вспомним вот такие слова из его книги: «И услышал я голос Господа, говорящего: кого Мне послать? и кто пойдет для Нас? И я сказал: вот я, пошли меня» (Ис. 6, 8). Бог ищет человека для исполнения Своего Промысла и Исайя отвечает на этот призыв.

Возвращаясь к образу Иоанна Крестителя, нужно сказать, что он, пожалуй, единственный из людей, чья жизнь стала целиком и полностью Божьим знамением. Не то, чтобы остальные пророки, апостолы или святые в этом плане хуже, просто в судьбе Предтечи это выразилось особым образом. Не зря ведь и Христос говорил, что «из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя» (Мф. 11, 11).  

Он был человеком, человеком из плоти и крови, человеком со всеми своими мыслями, переживаниями и страданиями, но он сумел так служить Господу, что получается его как человека, как бы и нет.

Вспомним, с чего начиналось служение Предтечи: он явился гласом вопиющего в пустыне (Ин. 1, 23) и постепенно его голос полностью заменяется голосом Бога. Он был человеком, человеком из плоти и крови, человеком со всеми своими мыслями, переживаниями и страданиями, но он сумел так служить Господу, что получается его как человека, как бы и нет.

«Он и его призвание – одно и то же, – говорит митрополит Антоний Сурожский, – он – голос Господень, звучащий, гремящий среди пустыни людской; той пустыни, где души пусты – потому что вокруг Иоанна были люди, а пустыня от этого оставалась неизменной».

Спаситель называет Крестителя также «другом жениха» (Ин. 3, 29). Для друга жениха, счастье новобрачных важнее не только собственного счастья, но вообще каких-либо дел. Радость жениха – это и радость его друга. Удивительные слова на этот счет находим у прот. Сергия Булгакова: «Отдать свою жизнь Другому, посвятить себя до конца Грядущему, не иметь Своего я в добровольном, жертвенном самоупразднении – это есть подвиг смиренномудрствующей любви, исполняющий всякую меру человеческого смирения. И это самоотвержение относится не к отдельному деянию, или моменту, но ко всей жизни, ко всему внутреннему пути и самоопределению. Быть Предтечей надлежит не только извне, но и изнутри, непрестанным и никогда и ни в чем не прерывающимся подвигом самоотвержения».

Образ Иоанна Крестителя – это торжество смирения, это не только подвиг, не только крест, но и сладость, и слава смирения. Проявилось оно до такой степени (только подумайте над этим!), что Предтеча не творил никаких чудес, кроме самого главного чуда – свидетельства о пришедшем в мир Мессии.

*   *   *

Выводы относительно наших собственных жизней попробуйте сделать сами. А мы закончим словами владыки Антония: «Будем часто-часто вглядываться в этот величественный, но человеческий образ Крестителя, и будем учиться, как живет настоящий, цельный человек, и попробуем хоть в малом так прожить, изо всех сил, даже если их немного, но без остатка, до последней капли нашей живой силы».

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Будете ли вы вакцинироваться от COVID?
да, только так можно обеспечить безопасность в храмах
5%
да, когда появится вакцина, которой смогу доверять
30%
нет, я противник вакцинации вообще
55%
нет, я боюсь чипизации под видом вакцины
10%
Всего проголосовало: 1116

Архив

Система Orphus