Святитель Иоанн Златоуст: светильник веры, «похищенный христианами»

Святитель Иоанн Златоуст. Мозаика северного тимпана собора Святой Софии в Константинополе. IX век. Фрагмент. Фото: wikipedia.org

Сегодня Церковь отмечает день памяти святителя Иоанна Златоуста. Каким был его жизненный путь и чему могут научиться у него современные христиане?

Чаще всего, говоря о святителе Иоанне Златоусте, вспоминают о его проповедническом даре, создании текста Литургии и реже о толкованиях на Священное Писание. Его имя обычно звучит вместе с именами святителей Василия Великого и Григория Богослова и редко кто вспомнит, что Иоанн Златоуст – человек удивительной судьбы и необычайного христианского мужества. Человек, жизненный пример которого во многом назидателен для современных христиан, а особенно – для архиереев и священников.

Аскет

Родился он в Антиохии около 347 года, в семье знатного чиновника по имени Секунд. Несмотря на место рождения, Иоанн имел, скорее всего, латинско-греческие корни, а не сирийские. На это указывают имена его матери (Анфуса) и тетки (сестру отца звали Сабиниана).

Мать будущего святителя осталась вдовой в двадцать лет – практически сразу после рождения сына, но выходить замуж второй раз не стала, а целиком и полностью посвятила себя воспитанию своего отпрыска. И, надо сказать, она в этом преуспела. Так, Иоанн получил великолепное светское образование и был знатоком греческой литературы, истории, поэтики, географии, геометрии и других наук, известных в то время. Но особенные способности открылись у него по отношению к риторике. Он настолько преуспел в умении «жечь глаголом сердца людей», что его учитель, знаменитый ритор Ливаний, лежа на смертном одре заявил, что из всех своих учеников он оставил бы вместо себя Иоанна, «если бы его не похитили христиане».

Действительно, мать юноши была женщиной очень благочестивой и пыталась и сыну своему привить веру в Бога. И ей это удалось – после светского образования, когда Иоанну едва исполнилось 20 лет, он ушел в знаменитый аскитирий епископа Диодора Тарсийского, преподавшему Священное Писание и экзегетику. Аскитирий – это своеобразная школа, где изучение Писания совмещалось с аскетическими, духовными упражнениями.

Его учитель, знаменитый ритор Ливаний, лежа на смертном одре заявил, что из всех своих учеников он оставил бы вместо себя Иоанна, «если бы его не похитили христиане».

Нужно отметить, что этот принцип крайне важен – ведь, считали в древности, нельзя знать Священное Писание без практического применения своих знаний в жизни. Другими словами, изучение богословия было не предметом отвлеченным и умозрительным, а имело практическую направленность. Наверное, именно поэтому у древних христианских писателей мы встречаем сентенцию: «Если ты богослов, то будешь молиться истинно; и если истинно молишься, то ты богослов» (авва Евагрий).

Для Иоанна богословие и изучение Священного Писания были не попыткой расширить образование, и тем более не желанием «изучить» христианские тексты с научной точки зрения. Для него жизнь в асктирии – это прежде всего поиск личной встречи с Богом, которая просто невозможна без духовных усилий.

Современник Иоанна, святитель Григорий Богослов отмечал, что «философствовать о Боге можно не всякому, да! не всякому... Способны к этому люди испытавшие себя, которые провели жизнь в созерцании, а прежде всего очистили, по крайней мере очищают душу и тело... (Богословствовать можно), когда внутри нас тишина, и мы не кружимся (умом) по внешним предметам». Вот к этой-то внутренней тишине и стремился будущий Златоуст, очищая свою душу и тело от страстей (о чем, к сожалению, напрочь забывают современные «богословы»).

Священник

В 367 году (в год поступления в аскитирий), согласно древней практике, Иоанн был крещен святителем Мелетием Антиохийским и уже через три года поставлен в чтеца.  Интересно, что монахом Иоанн стал только после смерти своей матери, которая просила его отложить иноческий постриг. После принятия «ангельского чина» будущий святитель ужесточил свои подвиги и удалившись в пещеру в течении двух лет прилежно изучал Священное Писание и практически не спал.

Такой жесткий режим серьезно подорвал его здоровье и он был вынужден со временем покинуть отшельническую жизнь и около 378 года вернулся в город. Фактически болезнь, которую он получил за время своего пребывания в пещере, мучила святителя до конца дней. Епископ Палладий говорит об «омертвении» или параличе у Иоанна органов внизу живота из-за постоянного переохлаждения. Другие источники позволяют предположить, что Златоуст страдал язвой или гастритом. Как бы там ни было, а до самой своей смерти вкушать твердую пищу Иоанн уже не мог.

Для святого Иоанна богословие и изучение Священного Писания были не попыткой расширить образование. Для него – это поиск личной встречи с Богом, которая просто невозможна без духовных усилий.

Вместе с тем, Священное Писание он изучил просто великолепно. Так, в тех творениях, что дошли до нас, содержится около 7000 цитат из Ветхого Завета и около 11000 цитат из Нового Завета. Более того, по творениям святителя Иоанна Златоуста тексты большого количества книг Библии могут быть практически полностью восстановлены.

В 380 году (или в начале 381) чтеца Иоанна рукоположили в диакона, а в 386 году – в пресвитера. Молодой священник много проповедует. На его проповеди в храм собираются многотысячные толпы, его слова передаются из уст в уста, а слава о нем гремит по всей империи. Именно к этому периоду (служения священником в Антиохии) относится большая часть экзегетических трудов Иоанна, и именно тогда он получает свое знаменитое прозвище – Златоуст.

За 12 или 13 лет пастырского служения, проповедуя несколько раз в неделю, священник Иоанн полностью объясняет народу книги Бытия, Псалтирь, Евангелия от Матфея и Иоанна, почти все Послания апостола Павла. Произносит проповеди на отдельные тексты Священного Писания, говорит о праздниках и святых, обличает еретиков и выступает заступником народа перед властьимущими (знаменитые проповеди «О статуях»). Часто проповеди Иоанна Златоустого прерываются восторженными возгласами присутствующих в храме христиан и язычников (а они тоже приходили послушать этого антиохийского священника и покидали храм с возгласом диакона «Двери, двери…») и аплодисментами.

«Раздирать Церковь не менее значит, как и впадать в ересь. Церковь есть дом Отца Небесного, Единое Тело и Единый Дух»

Нужно отметить, что красноречие пресвитера Иоанна не имело никакой другой цели, кроме исправления грешника. Поэтому он не боялся использовать достаточно жесткие фразы и слова, и никогда не пытался сообразовываться с правилами «политкорректности», а называл грех – грехом, блуд – блудом, а воровство – воровством. Он понимал, что обличение греха – это уже первый шаг на пути к его исправлению. Что, к сожалению, не всегда понимают как современные священники, так, тем более, современные христиане.

Кроме того, Иоанн всеми доступными для него средствами пытался повлиять на раскольников и вразумить их. В 393 году он произносит целый ряд проповедей, в которых утверждает, что «раздирать Церковь не менее значит, как и впадать в ересь. Церковь есть дом Отца Небесного, Единое Тело и Единый Дух». Эти слова не мешало бы услышать тем, кто раздирает Церковь Христову в наше время – фанариотам и их сторонникам.

Епископ

Такая бурная деятельность привела к тому, что в 397 году закончилась жизнь священника Иоанна из Антиохии и началось житие святителя Иоанна Златоустого. Епископом Константинополя он стал против своей воли.

Интересно, что в то время место, которое сегодня в православном мире пытается занять Фанар, занимала египетская Александрия. Патриарх Александрийский обладал практически абсолютной властью на территориях своей юрисдикции и пытался распространить эту власть и на Константинополь. В частности, еще в 380 году епископ Александрийский Петр попытался сместить с Константинопольской кафедры святителя Григория Богослова и поставить на кафедру Максима Киника. Как известно, эта попытка провалилась и в течении почти 20 лет египтяне ничего не предпринимали.

В 397 году, после смерти епископа Нектария, епископ Феофил Александрийский предложил кандидатом на столичную кафедру 80-летнего александрийского пресвитера Исидора, которого хорошо знали при императорском дворе и через которого египтяне могли бы проводить свою политику. Однако и на этот раз провести своего кандидата им не удалось – препозит Евтропий предложил на Константинопольскую кафедру Иоанна Златоустого, который был в стороне от политических интриг, имел большой авторитет в народе как аскет и подвижник и был знаменит как оратор.

Церковные историки Сократ и Созомен свидетельствуют, что Иоанна Златоуста избрал весь народ: «По истечении небольшого времени, по всеобщему единодушному голосованию, то есть и клириков и мирян император Аркадий послал за ним». Его жизнь и труды, связанные с исполнением своих епископских обязанностей, мы опустим, а перейдем непосредственно до той ситуации, которая и стала венцом его подвига. Имеется ввиду конфликт с императрицей Евдоксией.

Святой

Правда, первый серьезный конфликт с государственной властью произошел у Иоанна Златоуста уже через год после вступления на кафедру и связан он с именем человека, который продвигал его кандидатуру – препозита Евтропия. В частности, епископ Константинопольский, по свидетельству современников, дерзал обличать власть предержащих за неправильные внутригосударственные отношения.

Речь идет о том, что император Аркадий государством фактически не управлял, отдав все в ведение сначала префекта Востока Руфина, а потом и препозита Евтропия. В 399 году Евтропию был пожалован консулат и он потерял малейшее понимание о совести – продавал должности, попустительствовал вымогательствам своих сторонников, способствовал конфискациям имущества, получая при этом долю.

Естественно, что святитель Иоанн Златоуст спокойно смотреть на все это не мог и открыто выступал против действий Евтропия. Но, более всего, он обличал зарвавшегося евнуха за вмешательство в дела Церкви. Так, Евтропий пытался взять под контроль деятельность Константинопольской Церкви и для достижения этой цели попытался отменить право убежища (ius asyli), унаследованное христианскими храмами от языческих. Евнух, желая наказать некоторых укрывшихся в храме людей, провел закон, лишающий церкви этой привилегии и упраздняющий неприкосновенность уже находящихся там беглецов.

По прошествии стольких лет ничего не изменилось. И сегодня огромное количество людей поносит веру, презирает духовенство и требует, чтобы в Церкви были установлены какие-то, нужные им, законы.

Однако очень скоро ему пришлось пожалеть о своих действиях, потому что, впав в немилость у императора, Евтропий, в поисках спасения, прибежал… в храм Святой Софии, чтобы воспользоваться тем самым «правом убежища», которое он совсем недавно пытался отменить…

Удивительно, но когда читаешь это, то понимаешь, что по прошествии стольких лет ничего не изменилось. И сегодня огромное количество людей поносит веру, презирает духовенство и требует, чтобы в Церкви были установлены какие-то, нужные им, законы. Но очень часто все, что они говорят – обращается против них, а в случае беды или нужды они бегут в то единственное место, которые еще вчера презирали – в храм. В конечном итоге каждый, кто воюет с Церковью, жестоко страдает. Во всех отношениях. И примеров этому – великое множество. С другой стороны, Церковь, несмотря на ненависть со стороны этих людей, остается Церковью и как любящая Мать принимает в свои объятья всех, кто пытается покаянием исправить свою жизнь.

Так поступил и Иоанн Златоуст – он предоставил Евтропию убежище, и до тех пор, пока тот находился в храме Святой Софии, его жизни ничего не угрожало. Казнен евнух был уже после того, как покинул церковь…

В 400 году императрица Евдоксия была провозглашена августой и получила фактическую власть над империей. И практически сразу после ее прихода к власти святитель Иоанн Златоуст принялся за увещания и обличения. Дело в том, что епископ Константинопольский считал, что чрезмерная пышность императорского двора, огромные финансовые средства, которые тратились на церемонии и ежедневные обеды, могут иметь более достойное предназначение.

Его позиция вызывала недовольство императрицы Евдоксии, которое только усилилось после того, как Иоанн Златоуст выступил в защиту вдовы и детей опального вельможи, имущество которых было приказано конфисковать.

Он не боялся открыто говорить с властями, не искал компромиссных решений с еретиками и раскольниками и правду Божию ставил выше правды человеческой.

Последней каплей «терпения» Евдоксии стала проповедь святителя Иоанна Златоуста о суетных женщинах, которую она отнесла на свой счет. Понимая, что епископ Константинополя имеет огромное уважение со стороны народа, и осознавая, что попытка отправить его из столицы «без суда и следствия» может быть чревата волнениями и конфликтами, императрица решает придать суду над святителем видимость законности.

По ее приказу несколько иерархов, которые мыслили, как сегодня бы сказали, в «геополитических категориях» собирают «синод» который «низлагает» святого и даже требует его казни. Император заменяет казнь на ссылку. Но не потому, что был особенно милостив, а потому, что народ решил защищать своего пастыря. И вот тут Иоанн показал, что значит быть настоящим христианином – дабы избежать волнений он предает себя в руки властей. Землетрясение заставляет Евдоксию вернуть святителя на кафедру, но уже через два месяца она снова изгоняет его...

Умер великий святой в ссылке, в городе Команы, 14 сентября 407 года. Последними сказанными им словами была фраза: «Слава Богу за все!».

*   *   *

Его жизненный путь – пример для нас. И не только в плане аскетическом, но и в плане мировоззренческом. Он – образец человека верующего и верного своей вере. Он не боялся открыто говорить с властями, не искал компромиссных решений с еретиками и раскольниками и правду Божию ставил выше правды человеческой.

Сегодня, когда многие епископы предают Церковь, принимая антиканонические решения о признании ПЦУ или «права» Фанара предоставлять автокефалию, оправдывая свою позицию «давлением» или «геополитикой», стоит вспомнить святителя Иоанна Златоустого. Он ни давления не боялся, ни политикой не занимался. Потому что понимал: задача Церкви – привести людей к Богу, а все остальное – никакого значения не имеет.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как вы относитесь к словам патриарха Феодора, что англикане – это Церковь-сестра
поддерживаю, мы все христиане
3%
есть только Православная Церковь, все остальные – отпавшие от нее
64%
после предательства Феодора серьезно не воспринимаю его слова
32%
Всего проголосовало: 600

Архив

Система Orphus