Какая польза человеку от беснования и одержимости

Исцеление гадаринского бесноватого (Лк 8, 26-35). Мозаика. VI в.; Италия. Равенна. Базилика Сант-Аполлинаре-Нуово. Фото: ruicon.ru

Рассказ о Гадаринских бесноватых, который мы читаем во время литургии в это воскресение, заставляет нас еще раз задуматься о месте этого явления в духовной жизни.

В отличие от распространенного мнения о том, что беснование является каким-то особенно страшным явлением, Святые Отцы Церкви держались по этому поводу прямо противоположного мнения. Но давайте обо всем по порядку.

В народных верованиях четвертого века к формам беснования относили очень многие болезни. Сюда входили все, без исключения, виды психических, а также большинство неизлечимых болезней, этимологию которых сложно было определить. Демоны и в самом деле могут легко камуфлироваться под те или иные формы заболеваний, поскольку они, как правило, используют обычные законы, действующие в нашем мире, в том числе и законы физиологии.

Евагрий, преп. Иоанн Кассиан говорят о том, что дьявол порождает психические расстройства, провоцируя повреждения в человеческом организме. Современная психиатрия отрицает то, что психические болезни могут быть вызваны в том числе и влиянием на человека бесовского мира. Поэтому бесноватые в медицинских клиниках получают исключительно соматическое лечение. До некоторой степени оно действенно, поскольку направлено на те органы, которые и в самом деле затронуты. Но поскольку эти органы являются лишь проводниками для духов зла, то такая терапия лишь видоизменяет симптомы болезни.

«Дайте мне епитрахиль, крест и Евангелие, и я вам вылечу половину пациентов».

Не случайно преподобный Амфилохий Почаевский говорил врачам психиатрической больницы, в которую его засадила советская власть: «Дайте мне епитрахиль, крест и Евангелие, и я вам вылечу половину пациентов». Первопричина, которая кроется за видимыми проявлениями психических болезней некоторых пациентов, на самом деле находится в невидимом мире. Отличить одержимого человека от психически больного крайне сложно. Для этого у человека должен быть особый дар от Бога.

По учению Святых Отцов (блаж. Диадох Фотикийский, преп. Иоанн Кассиан и др.) диавол действует через тело только тогда, когда он не может воздействовать непосредственно на душу. Крещение, по мысли святых подвижников, лишает сатану возможности прямо влиять на ум христианина. Но при этом нужно понимать, что Отцы Церкви ставили знак равенства между человеком крещенным и воцерковленным. Не ведя духовную жизнь, не сохраняя благодать, данную в крещении, мы лишаемся и тех привилегий, которые даются при крещении. «Пока Дух Святой обитает в нас, дотоле сатана не может войти в глубину души и обитать там» (блаж. Диадох Фотикийский).

Но поскольку номинально крещенные христиане давно, в силу своего образа жизни, утратили покров Духа Божия, то умственно и душевно одержимых людей к концу времен будет становиться все больше и больше. При том нужно понимать, что форма этой одержимости может быть очень разной. Такой бесноватый может быть как умным политиком, талантливым ученым, бизнесменом, менеджером, администратором, так и активистом-революционером, борцом с режимом и т.п. Все зависит от тех задач, которые на него возлагает организованная преступная группировка падших ангелов.

Если человек отвратил свою волю от Бога и отдал ее на откуп бесам, им уже не нужно прибегать к посредству тела, чтобы смутить душу. Сатана напрямую проникает в такие сердца через помыслы, и эти люди становятся надежным оружием в руках дьявола. Через них он влияет на судьбы мира и человечества настолько, насколько ему попускает Бог.

Поскольку номинально крещенные христиане давно, в силу своего образа жизни, утратили покров Духа Божия, то умственно и душевно одержимых людей к концу времен будет становиться все больше и больше.

Среди людей, которые стремятся ко спасению, беснование чаще всего встречается у тех, кто предался гордости, приступив к духовной жизни по необдуманной ревности. Нужно сказать, что и страсти в целом, по учению Святых Отцов, в той или иной мере уже являются формой беснования, хотя внешне его проявление выглядит как нерегулируемый и неуправляемый комок эмоций или желаний. В жизни преподобного Македония отшельника мы читаем рассказ о том, как он исцелил бесноватую булимией женщину, которая съедала в день по тридцать птиц, и это только разжигало ее аппетит. Одной из форм одержимости блудным бесом является заболевание, которое в психиатрии именуется нимфоманией.

Лицо бесноватого человека может увидеть каждый, кто посмотрит на себя в зеркало, находясь в приступе ярости и гнева. Правда степень одержимости может быть и такой, что человек полностью лишается своей воли, становясь орудием в руках дьявола, как это было на примере гадаринских бесноватых.

Причины и закономерности, по которым люди становятся одержимыми, нам не ясны и не могут быть рационально объяснимы. Далеко не всегда можно сказать, что особое греховное состояние человека стало причиной его беснования. Выбор дьявола становится понятен лишь в том случае, когда человек добровольно предает свою душу в его руки, как это бывает, например, с теми, кто стал практиковать оккультизм и черную магию. Эти люди закономерно становятся бесноватыми и служат орудием злой силы на земле. Даже тогда, когда они решат покаяться и отвратиться от служения тьме, духовная брань, которую они должны понести, является особо тяжелой. В житиях святых есть также немало примеров того, как человек преследуется бесовской силой в результате того, что на него кто-то наколдовал или навел порчу.

Преподобный Иоанн Кассиан учит, что одержимость – это лекарство, данное человеку от Бога, а святитель Иоанн Златоуст называл его «вразумлением человека», данное ему для обращения.

Что касается церковных людей, то, как это не удивительно, Святые Отцы часто положительно высказывались по поводу их одержимости. Беснование рассматривалось ими не как наказание Божие и даже не как естественное последствие греховного состояния, но как попущенное Богом испытание, которое может очистить душу и возвести ее на высшую духовную ступень (преп. Феодор Сикеот). На это же указывает и сам апостол Павел, говоря о том, что надо некоего человека «предать сатане во измождение плоти, чтобы дух был спасен в день Господа нашего Иисуса Христа» (1 Кор. 5, 5).

Преподобный Иоанн Кассиан учит, что одержимость – это лекарство, данное человеку от Бога, а святитель Иоанн Златоуст называл его «вразумлением человека», данное ему для обращения. Значительно хуже, пишут эти же святые, когда человек, оскверняя себя всеми пороками и преступлениями, не подвергается никаким вражеским нападкам и не наказывается бичем Божьим. Это является страшным предзнаменованием ужасной участи для такой души.

Когда-то мне казалось, что явные грешники и люди с осатанелой душой должны уже здесь, на Земле, быть как-то наказаны Богом, потому что «смерть грешников люта». Но потом я понял, что это вовсе не так. Многие отъявленные грешники прожили благополучную, безболезненную жизнь и умерли спокойной смертью. Но это и есть самый страшный приговор от Бога для таких людей. Яркий тому пример – жизнь «демона революции», «фурии красного террора», садистки и палача Розалии Самойловны Землячки (Залкинд).

Для духовных же людей, которые переживают страшные потрясения души и тела под воздействием бесовских сил, раскрывается вся их нищета и уязвимость, что приводит такие души к бесконечному смирению, а значит и ко спасению. Преподобный Серафим Саровский мог изгнать из Мотовилова беса, которым тот был одержим, но не стал этого делать, потому что знал – для него это будет неполезно. Преподобный Феодосий также исцелял не всех бесноватых. В его житии мы читаем:

«Он полагал, что в их случаях лучше было пребывать в терпении, чем желать избавиться от своих скорбей, потому что на первом пути приобреталось бесстрастие, второй же свидетельствовал о недостатке мужества. Таким образом, он не боролся с болезнью ради ее исцеления, но преподавал болящему советы о том, как пребывать в ней без малодушия, принося в жертву Богу то чувство смирения, которое рождается в нас, когда мы бедствуем».

Одержимость или безумие не обязательно представляют собой отторжение человека от Бога, а часто и наоборот, открывают перед ним новые спасительные горизонты.

Переносить все с благодарностью, терпеть и не унывать в скорбях – вот те главные уроки, которые нужно извлечь из этой беды людям, которые в нее попали. То же мы читаем и в жизни наших современных святых (см. житие блаж. старицы Параскевы Старобельской).

Суровая брань, которую приходится вести бесноватому человеку, заменяет ему труды аскетической жизни. Эта брань способна произвести в нем огромные духовные изменения, которые будут спасительными для его души. Поэтому одержимость или безумие не обязательно представляют собой отторжение человека от Бога, а часто и наоборот, открывают перед ним новые спасительные горизонты.

Святые Отцы относились к одержимым и умалишенным с глубоким уважением и любовью (см. житие Феодора Секулиота). В их глазах такой человек, несмотря на свою болезнь, оставался полноценным членом христианской церкви, а сама болезнь одержимости или сумасшествия лишь несчастным случаем, поверхностным искажением, которое не затрагивает глубин человеческого естества. Мерзости поведения этих людей Отцы приписывали вселившемуся в них демону, а не собственной воли одержимого.

Те, кто брал под свою опеку бесноватого человека, несли, по мнению святых, больший подвиг любви, чем те, кто ухаживал за немощными калеками. Любовь, отеческое сострадание, забота и помощь – вот правильное отношение к людям, которые одержимы бесами. Это прямо противоположно тому, что чаще всего претерпевают бесноватые люди в окружающем их мире (даже в храмах, от своих братьев и сестер по вере).

Страх, презрение, насмешки, а часто и издевательства – обычные явления по отношению к таким людям. В отличие от распространенного мнения о том, что бесноватый человек опасен для окружающих, Святые Отцы так не считали. Святитель Иоанн Златоуст писал о том, что одержимые «ничего другого не делают, как только в самих себе питают болезнь».

«Вычитка» бесноватых – практика очень опасная и требующая от того, кто ею занимается, чистоты веры и особой святости жизни, а также дара Божьего благословения на этот труд.

В отношении возможности приступать к Причастию Святых Христовых Тайн для бесноватых мнения Отцов Церкви разнятся. Большинство из них считают, что причащать таких людей можно и нужно, потому что «это противно для демона и спасительно для одержимого» (свят. Иоанн Златоуст). Но были и такие Отцы, которые налагали на бесноватых временный запрет на Причастие.

«Вычитка» бесноватых – практика очень опасная и требующая от того, кто ею занимается, чистоты веры и особой святости жизни, а также дара Божьего благословения на этот труд. Монахи, которые изгоняют бесов из одержимых ими людей, подвергаются особо жестоким нападкам злых сил. Главное значение в практике экзорцизма имеет не форма (чинопоследование молитв), а вера и святость молитвенника. Святая вода, освященное масло, святые мощи, иногда возложение рук, чтение молитв – обычная форма, которая используется во время исцеления бесноватых. Нередко для того, чтобы изгнать беса требуется немало времени и духовного труда.

В житиях святых описаны случаи, когда духовная брань между молитвенником и изгоняемым злым духом длилась иногда месяцами. Пост и молитва – основные орудия духовного врача, который пытается изгнать беса из одержимого им человека. Но горе тому священнику, который самочинно, по гордости и тщеславию, начинает «вычитывать» бесноватых. Обычно жизнь таких горе-пастырей заканчивается трагично. Нередко они сами после этого жестоко заболевают.

Но самым лучшим средством от беснования и защитой от любых происков злых сил были и остаются смирение и кротость, пост и молитва, а также участие в церковных таинствах и крепкая вера в Промысел Божий.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Что означает решение кипрского Синода по ПЦУ?
безоговорочное признание украинских раскольников
9%
признание ПЦУ частью архиереев
24%
фактический раскол Кипрской Церкви
67%
Всего проголосовало: 725

Архив

Система Orphus