О гнили человеческих душ и уповании на участь сына наинской вдовы

Воскрешение сына вдовы. Гравюра Ю. Карольсфельда Фото:

В Евангельском чтении двадцатой недели по Пятидесятнице речь идет о воскрешении сына наинской вдовы. Событие это не просто неординарное, но и дающее повод задуматься.

Каждый раз, читая в Евангелии о том, как Спаситель поднял на ноги мертвого человека, мы должны понимать, что речь идет не просто о каком-то событии, выходящем за грань обыденности. Происходит нечто такое, что в принципе противоречит нашему пониманию всего мироустройства.

Когда человек перестает дышать, через очень короткое время в организме происходят необратимые процессы. Еще раз – необратимые. Разрушаются сосуды, по телу беспрепятственно распространяются микроорганизмы, они проникают в печень, сердце, головной мозг. Активно происходит молекулярное разложение мозга и мозгового вещества, уничтожаются нейронные связи, наработанные человеком за всю жизнь. Человек перестает быть.

И вот представьте себе, как ко всему этому кишащему химическими реакциями организму подходит Христос и произносит: «Юноша, тебе говорю, встань».

С точки зрения медицины, человек, даже если его воскресить спустя несколько часов после смерти, как личность существовать уже не может. Ферменты тела трехдневного Лазаря должны были бы давно поглотить клеточные мембраны и, после разрушения клеток, вытечь наружу. Тело умершего человека превращается в кишащую микроорганизмами сложнейшую экосистему. Идет активное саморастворение мертвых клеток и тканей под действием их собственных гидролитических ферментов, разрушающих структурные молекулы.

И вот представьте себе, как ко всему этому кишащему химическими реакциями организму подходит Христос и произносит: «Юноша, тебе говорю, встань». И тот встает и начинает говорить… Что в это время происходит? Клетки мгновенно собрались в кучу? Бактерии вернулись из печени и мозга обратно в кишечник? Наверное, происходило что-то совершенно иное. Мы не можем себе даже приблизительно представить, что должно произойти в организме человека, чтобы вновь заставить его возобновить свои обычные функции так, чтобы мышление, самосознание, работа мозга стали полноценными.

Сейчас появилось немало интересных научных публикаций, которые на основании экспериментально доказанных фактов и наблюдений говорят о том, что окружающая нас реальность совсем не такая, какой нам ее рисуют знакомые с детства школьные учебники. Кроме тех законов, которые людьми давно изучены и «запротоколированы», есть и другие, о которых мы совершенно ничего не знаем. Духовный мир отличатся от материального намного больше, чем растительность пустыни от многотравья альпийских лугов. Но наша душа, которая должна была бы уже здесь, в материальном мире, жить всем этим многообразием мира духовного – мертва. Она живет рефлексами и интересами животного мира. Тогда как человек был создан совсем не для этого.

Духовный мир отличатся от материального намного больше, чем растительность пустыни от многотравья альпийских лугов.

Мы стали похожи на матрешку, где внутри будущего трупа живет уже ныне мертвая душа. Как же отвратительно смотреть на разлагающийся труп. Гниль, запах тления – зрелище не для слабонервных. Но как же выглядит человеческая душа, в которой происходят идентичные процессы распада и тления? Если кто-то думает, что это зрелище менее омерзительное, то он сильно ошибается. Процессы, происходящие в умершей плоти, по крайней мере можно объяснить и даже найти в них определенный смысл и логическую целесообразность. В то время, как гниение и разложение души ничего, кроме мерзости, из себя не представляет.

Святые отцы говорят, что падшие духи выглядят настолько ужасающе, что человеку можно было бы умереть от страха и ужаса только от одного их вида. В то время, как Божии ангелы имею благообразный и очень красивый вид. Но ведь так же боголепно когда-то выглядели и бесы. Их нынешний вид –  икона того, что произошло с их сущностью. Эта метаморфоза идентична тому, что происходит с душой человека, живущей страстями. Тело его может быть даже прекрасным, но душа, которая находится внутри, вызывает лишь отвращение.

Страсти значительно хуже гнилостных бактерий, а вонь, которой смердит изъеденная грехами душа, хуже самых отвратительных запахов. То, что мы не можем слышать и обонять гниение души, не говорит о том, что его не существует. В жизни святых отцов есть немало свидетельств того, как ангел-хранитель не мог приблизиться к человеку по причине смрада, идущего от его души.

Жизнь души определяется только одним фактором – ее непосредственной связью с источником жизни – Богом.

Но зато бесы, как падальные серые мухи, облепляют такую душу, откладывая в ней свои личинки. Их привлекает тошнотворный слащавый запах, вызванный коктейлем летучих соединений разнообразного состава грехов и страстей. Развиваясь в душах людей, эти личинки привлекают к себе более могущественных бесов-некрофагов, которые любят полакомиться разжиженными тканями распадающейся души. Так гниющая душа становится рассадником огромного количества бактериальных колоний, которые заражают собой все, с чем этот человек соприкасается.

Дух, исходящий из такой души, заполняет окисью азота все пространство вокруг себя. Даже рядом находиться с таким человеком опасно для духовного здоровья, не говоря уже о непосредственном общении с ним. Когда такие люди собираются в одну толпу – эта масса ничем не отличается от бесовского стада, которое живет только злобой, ненавистью, жаждой убийств и разрушений.

События, происходящие в современном мире, служат катализатором распространения духовной заразы по всему миру. Идет мощная, небывалая по масштабам, демонизация всего мирового сообщества. Коммуникации СМИ подключены к каждому уху для того, чтобы запускать в людские души болезнетворные дьявольские бактерии. Каждый из нас уже является носителем этих демонических личинок. Разница между нами лишь в иммунитете. Те, у кого он есть, сопротивляются их размножению и развитию, а те, у кого его нет, поражаются очень быстро. Если кто-то думает, что он свободен от этих личинок и у него все в порядке, то такой человек должен знать – он находится в прелести (духовном самообольщении) и не понимает всей трагичности своей ситуации.

Это нашу душу несут, чтобы выбросить ее в огонь геенской долины. Одна у нас надежда – Матерь Божия, Которая Своим плачем пробудит жалость Своего Божественного Сына.

Что же нам делать и как спасаться? Во-первых, перестать плакать над другими трупами, когда свой дома смердит. Во-вторых, нужно осознать, что наши души уже мертвы, что бы мы о себе не мнили и как бы себя не обнадеживали. Жизнь души определяется только одним фактором – ее непосредственной связью с источником жизни – Богом. Эта связь, в свою очередь, обнаруживает себя также только одним – присутствием в душе Благодати. Благодать не может себя не обнаруживать, и ее присутствие явственно для любого человека, который Ею обладает. Если же мы с вами не чувствуем в себе Благодати Божией, то это значит только одно – мы мертвы и вытащить себя за волосы из собственной могилы не сможем. Остается одно – смирение, плачь и упование на то, что с нашей душой произойдет то же самое, что и с сыном наинской вдовы.

Это нашу душу несут, чтобы выбросить ее в огонь геенской долины. Одна у нас надежда – Матерь Божия, Которая Своим плачем пробудит жалость Своего Божественного Сына. Жалость не к нам, потому что по своим грехам мы уже недостойны никакого сострадания, а жалость к слезам Своей Пречистой Матери, Которая оплакивает наши души, потому что мы также и Ее дети.

И еще у нас остается упование на молитвы святых, которые вместе с Богородицей окружили гроб нашей омертвевшей души. Увидев эту процессию, взглянув на скорбные слезы Владычицы нашей Богородицы, быть может и нашей душе Спаситель скажет: «Тебе говорю, встань. Подымись с одра вечной смерти войти в жизнь, уготованную праведникам, ради слез Моей Пречистой Матери, ради молитв моих святых».

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus