Соль земли: об отце Димитрии Смирнове

Протоиерей Димитрий Смирнов. Фото: labuda.blog

21 октября 2020 года не стало протоиерея Димитрия Смирнова. Что это был за человек и каким он запомнится нам?

Церковь в восприятии современного общества занимает место где-то между бюро по оказанию ритуальных услуг и собранием представителей какой-то субкультуры (типа «готов»). Ее не слушают и не слышат, а если вдруг, случайно, какое-то слово Церкви и прорвется сквозь информационный шум и музыкальный фон к человеку, то это слово либо высмеивают либо за него ругают. Считается, что критика Церкви – это обязательный «джентльменский набор» либерала и интеллигента, а плохое отношение к духовенству (к «этим попам») – признак свободного взгляда на жизнь. Священники, если и попадают на страницы интернет-изданий, то только в случае скандала или освящения чего-либо. Не принято у нас просто так говорить о священниках и со священниками.

Но ныне – удивительная ситуация. Исключительная. Потому что о священнике, а вместе с ним и о Церкви, говорят все – и либералы, и монархисты, и интеллигенты и не очень. Говорят не потому, что он сказал или сделал что-то, а потому, что его не стало. «Фигура общенационального масштаба», «глыба», «человек-эпоха» – это только некоторые высказывания относительно протоиерея Димитрия Смирнова.

«Соль, сохраняющая общество от гниения»

Оказалось, для многих – внезапно, что простой русский священник известен если не всем, то очень многим, и что его смерть – это серьезная утрата. Даже для тех, кто никогда Церковь не слышал и не слушал. В Евангелии Христос сказал Своим ученикам: «Вы – соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь её соленою? Она уже ни к чему не годна, как разве выбросить её вон на попрание…». Соль придает вкус всему блюду, делает его чем-то особенным. Но в древности ее использовали, по большей части, для того, чтобы сохранить продукты от гниения. В жарком климате, при отсутствии холодильника и льда, только соль способствовала тому, чтобы рыба или мясо не были съедены червями и не превратились в отраву. И можно с уверенностью сказать, что такие священники, как отец Димитрий – это соль, которая сохраняет современное общество от гниения, не дает ему протухнуть и провоняться. Именно поэтому уход батюшки столь заметен…

В древности соль использовали, по большей части, для того, чтобы сохранить продукты от гниения... Такие священники, как отец Димитрий – это соль, сохраняющая общество от гниения и не дает ему протухнуть

Протоиерей Дмитрий Смирнов родился в Москве 7 марта 1951 года. Был прямым потомком (правнуком) священномученика Василия Смирнова. Учился в Педагогическом институте, а в августе 1978 г. поступил в Московскую духовную семинарию, которую окончил экстерном за два года. Точно так же, экстерном за полтора года, окончил духовную академию и 2 августа 1979 г. рукоположен в иерея. С 1980 года служил в Крестовоздвиженском храме Альтуфьево, а 1 января 1991 г. назначен настоятелем храма свт. Митрофана Воронежского на Хуторской г. Москвы, где и подвизался до последнего времени. Основал православное движение «Отдельный дивизион», которое занимается борьбой с абортами и противодействием ювенальной юстиции, создал православный медико-просветительский центр «Жизнь» для спасения нерожденных детей от аборта, предложил ряд мер по поддержке семьи, в том числе и снижение налогов для многодетных семей, построил 5 детских домов.

Много сделал? Да. Но не за это его любят и не за это его будут помнить. В конце концов, есть и были у нас священники, которые делали и делают еще больше. Так в чем же особенность отца Димитрия?

Проповедь Евангелия

Наверное в том, что он понимал, что главное дело священника – это не социальная деятельность, не участие в различных проектах и не председательство в комиссиях, а проповедь Евангелия. Слово Божие – вот то, о чем должен возвещать каждый иерей, то, чем он должен жить, и то, к чему он должен вести свою паству. И в этом как раз и состоит главное достоинство отца Димитрия – он был пламенным проповедником Евангелия.

Именно ему принадлежат слова о том, что «Богослужение так устроено: это постоянное напоминание о Евангелии. В течение года в храме «проживается» все Евангелие. Это совершенно гениальное изобретение с точки зрения педагогики! Я сорок лет служу и не перестаю удивляться совершенству того организма, который называется богослужением. Оно евангелиецентрично».

Батюшка считал, что священник должен сначала научить человека, а только потом что-то спрашивать или требовать от него. Да, иногда его слова были резкими, иногда – вызывающими или гневными. Но в них всегда чувствовалась сила. Та сила, о которой говорил Христос: «Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь её соленою? Она уже ни к чему не годна, как разве выбросить её вон на попрание…».

Батюшка никогда этой «силы» не терял. На его проповедях воспиталось не одно поколение православных христиан, а видео в ютубе неизменно набирают десятки тысяч просмотров.

«Покаяние – это не айм сорри»

Его речь часто была афористичной, юмор – тонким, а ум – острым. Многие фразы, сказанные протоиереем Димитрием Смирновым точно запомнятся надолго, если не навсегда. Вспомним некоторые из них:

«Покаяние – это не айм сори»

*   *   *

«Те, кто верит в душе, пусть едят в душе, пьют в душе, а когда девушка понравится и женятся в душе. В душе за зарплатой можно сходить. Вера в душе – это отсутствие веры»

*   *   *

«Без любви жизнь скучная, подлая и без перспективы».

*   *   *

«У нас, людей верующих и церковных, в этом смысле жизнь веселее. Каждую неделю у нас Пасха».

*   *   *

«Когда мужчина покупает автомобиль, он почему-то его регистрирует. Ему даже дают два регистрационных номера – спереди и сзади. Когда получает квартиру, тоже быстро регистрирует. А брак считается чем-то третьестепенным».

*   *   *

И совершенно гениальное: «Что ты будешь делать завтра, если умрешь сегодня?».

Многие и друзья и даже недруги отмечали, что высказываниям отца Димитрия была присуща не только глубина, но и юмор. Он умел сказать о проблеме не «учеными» словами и не «сухим» церковным слогом. Часто людей, мало знакомых с Церковью и совсем незнакомых с батюшкой шокировало некоторое, как им казалось, несоответствие – человек в рясе и с крестом, выражающийся не «клерикальным», а вполне понятным, а местами даже грубоватым языком.

К примеру, ведущий одной из программ спрашивает у отца Димитрия: «Как заставить покреститься моего двоюродного брата с женой?». Ответ: «Можно взять ружье, зарядить, пальнуть при них в потолок, чтобы убедить, что оно заряжено, и под дулом привести в церковь, и, наверняка, такой батюшка найдётся, который также под дулом их и покрестит, только толку-то от этого?».

«Что ты будешь делать завтра, если умрешь сегодня?»

Или на прямой эфир с участием отца Димитрия звонит женщина и спрашивает, сколько нужно жертвовать на Церковь. Дальше происходит такой диалог: «А у вас какая пенсия? – Двадцать тысяч. – Вот столько и нужно жертвовать».

Или: «Я не понимаю, как человек с двумя почками может говорить, что у него нет денег для благотворительности».

Понятно, что эти слова на самом деле не должны пониматься буквально. Просто, выбирая такие резкие и даже жесткие примеры, отец Димитрий ставил себе цель достучаться до человека, заставить его задуматься над проблемой и попробовать самому найти ответ. Ответ, который чаще всего, лежит на поверхности и не является таким сложным, как нам кажется.

*   *   *

Отца Димитрия не стало. И совершенно правильно написал Андрей Афансьев, что «сейчас можно следить за тем, кто и как реагирует на его смерть. Это был, как сейчас принято говорить, «неполиткорректный» священник, иными словами, он часто говорил правду. И те, кому эта правда не нравилась или кого она жгла, сейчас ликуют и даже не скрывают этого. Несчастные, вы не понимаете, что совсем скоро все мы окажемся там же. Да, как у любого человека, у него могли быть ошибки. Но после отца Димитрия в этом мире осталось множество запущенных с нуля благотворительных и образовательных проектов, десятки тысяч утешенных людей и сотни тысяч, если не миллионы – задумавшихся, восстановленные из руин храмы А что останется после вас? Будет ли кто-то так же горевать или так же радоваться, когда умрете вы? Ответьте себе честно на этот вопрос и просто помолчите».

А про смерть протоиерей Димитрий говорил так: «Все мы рано или поздно умрем». И важно, в конечном счете, не это, а то, встретимся ли мы с Христом.

Отец Димитрий – да. А мы?

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus