Зачем нам духовник, или О духовничестве истинном и не очень

Задача духовника – взрастить человека духовно, дать ему встать на ноги и направить на путь, который ему надлежит пройти самому. Научить человека пользоваться данной ему Богом свободой. Фото: googleusercontent.com

Духовничество – уникальное явление православной Церкви. Но время вносит свои коррективы во все, чего касается. И ныне, носясь в поисках духовника, мы делаем ошибки.

Духовничество – явление в Церкви настолько привычное, что в его необходимости не возникает сомнений. А если бы кто и усомнился, то к разрешению сомнений успешно послужили бы как труды древних подвижников, так и сочинения современных духовных писателей. Впрочем, столь же сколь и само духовничество, привычными стали и проблемы, присущие данной сфере церковной жизни. А в проблемах, между тем, недостатка не наблюдается. И, хотя все эти проблемы за раз не разобрать, кое о чём всё же стоит упомянуть.

Кто такой духовник

Кто такой духовник? Каким он должен быть? Ответы на эти вопросы традиционно находят в книге аввы Дорофея или в «Лествице». А попутно узнают, как много значит иметь духовника и какое важное место в духовной жизни занимает послушание. Важные и нужные, по своей сути, вещи. Однако написанные для монахов. Причём даже не вообще для всех монахов, а для монахов конкретных монастырей. Это, конечно, никоим образом не умаляет значение написанного, однако предполагает, что прочитавший данные строки будет достаточно рассудительным, чтобы всё понять правильно и не мерить монашеской меркой собственную мирскую жизнь. Увы, опыт показывает, что как раз рассудительности хватает далеко не всем.

Здесь мы немного отступим от темы и сделаем экскурс в психологию такого явления как «человек постсоветский», поскольку именно к этой категории принадлежат старшее и среднее поколение церковных людей у нас в стране.

Человек постсоветский

Итак, постсоветский человек сформировался в стране, где существовал принцип: «государство всё за нас решит». Страна, в которой родилось и выросло последнее поколение советских граждан, была социальной и её гражданину не грозила безработица. Напротив, государство гарантировало право на труд с ежегодным отпуском, надбавками, премиями, тринадцатой зарплатой, а также бесплатные медицину и образование. Относительно невысокие зарплаты сполна компенсировались твёрдой уверенностью, в том, что на рубль можно полноценно пообедать в рабочей столовой, а киловатт электроэнергии будет стоить полкопейки, независимо от того, умрёт ли очередной генсек послезавтра или ещё месяц поскрипит.

В том государстве всё и всегда было хорошо, причём, как утверждал Маяковский, хорошо во весь голос. Поэтому у её граждан не было проблем. Как сейчас принято говорить – от слова «вообще». Их не было, даже если они были. Затем, как мы знаем, всё это в одночасье рухнуло, и советский человек неожиданно стал постсоветским: ни в чём не уверенным, закомплексованным, не умеющим справляться с проблемами, которые, как оказалось и были, и есть, и обязательно будут в будущем, отчаянно нуждающимся в ком-то, на кого можно было бы переложить если не проблемы, то хотя бы ответственность. Не спешите пенять мне на чересчур гротескную характеристику – я не склонен утверждать, что все мы, пришедшие в Церковь из СССР, полностью такие. Однако каждый из нас, хоть немного, но таков. Современная молодежь не менее инфантильна, но по совершенно другим причинам и мы не будем сейчас об этом говорить.

На пороге храма

А теперь давайте представим себе постсоветского человека на пороге храма. Для него всё впервые и вновь, он робеет под хмурыми взорами церковных старушек, стесняется подойти к священнику, первые шаги в вере делает неуверенно. Затем осваивается, обживается, формирует круг общения. Посещение храма входит в привычку, участие в таинствах становится необходимостью, интерес удовлетворяется посредством приходской библиотеки или соответствующих ресурсов в интернете. И вот тут-то человек узнаёт, что он всё делает не так. Отправится ли он паломником в какой монастырь, где его строго спросят на исповеди, имеет ли он духовника. Сойдётся ли в беседе с кем благочестивым, кто надоумит его, что без послушания в духовной жизни никак. Просто ли прочитает житие преподобного Досифея или что-нибудь об отсечении своей воли у преподобных Варсонофия и Иоанна.

Как бы то ни было, а мышление постсоветского человека, умноженное на стремление к спасению и, нередко, на неофитский задор, легко подстёгивают к немедленному поиску духовника. Да не просто духовника, а такого духовника, которому можно будет вверить и свою жизнь, и свою волю, и, естественно, ответственность за всё и вся. Надо ли говорить, что такой поиск неизменно заканчивается успехом? Сомнительным, естественно.

«Манипулятор» или «первый попавшийся»

Так человек может попасть к бывалому и опытному манипулятору, для которого священный сан лишь средство к удовлетворению собственных страстей. Как правило, либо алчности: «продавай квартиру, покупай домишко в деревне рядом с храмом, а деньги жертвуй мне на вечное поминовение», либо гордости: «бросай работу, будешь у меня на огороде капусту вверх ногами сажать». Правда, нередко бывает так, что манипулятор умело сочетает одно с другим, и тогда вокруг него обычно формируется псевдоправославная секта, как в случае с бывшим схиигуменом Сергием Романовым.

Не лучше бывает, если ищущий находит себе «старца» в первом попавшемся священнике. Если манипулятор, цинично и целенаправленно, поведёт несчастного по ложному пути, то, хотя бы, этот путь будет один. И заблуждение одно. Зато шансов со временем разочароваться в самозванном «старце» и рано или поздно увидеть правду, неприятную и болезненную, но всё-таки правду, несравненно больше. Если же человек вверил себя в руки пусть даже искренне верующего, но неопытного священника, то предугадать в какой точке духовной кривой он окажется в следующий момент не сумеет, пожалуй, никто. Будут ему и нелепые наставления, и нездоровый интерес к нескромным темам, и абсурдные благословения…

Много советов, «хороших» и разных...

Приходилось мне в прошлом знавать одного игумена, который, служа на приходе, одновременно являлся духовником небольшого женского монастыря. Так вот сёстрам в том монастыре, по преимуществу, молодым и здоровым, занимавшимся, в основном, полевыми работами и уходом за скотом, разрешалось мыться едва ли не раз в месяц. По благословению духовника.

Но так это хотя бы монастырь. А сколько среди нашей приходской братии таких отцов, которые могут, к примеру, жёстко отругать духовное чадо за приобретённый без его благословения смартфон, запретить держать дома собаку, вмешаться в планы на поступление или в выбор работы? В конце концов, сколько несчастных браков закончилось разводом по той только причине, что духовник решил, что он вправе устраивать семейную жизнь подопечных? Начиналось всё с самыми благочестивыми намерениями, а заканчивается нередко серьёзными психологическими проблемами, разрушенной жизнью или потерянной верой…

Начать с себя

Можно, конечно, возмутиться и спросить, а где же священноначалие? Почему разнообразные младостарцы и «гуру» в схимнических одеждах были и есть, а Церковь молчит. Должен сказать, что ещё пару десятков лет назад эта тема активно обсуждалась как в священнической, так и в архиерейской среде. Публиковались и обращения архиереев и решения священноначалия. Однако последние годы ясно показали, что проблему псевдодуховничества одними дисциплинарными мерами не решить. Беда не столько в том, что среди священников находятся люди, склонные к манипуляции или просто неопытные, сколько в том, что младостарцы и «гуру» востребованы среди определённой части нашей паствы. А именно среди людей, боящихся ответственности, склонных перекладывать свои проблемы на других, не умеющих делать выбор.

Задача духовника – не поработить человека своей воле, не привести на аркане в Царство Небесное, не взять в свои руки чужую жизнь. Она, можно сказать, прямо противоположна: взрастить человека духовно, дать ему встать на ноги и направить на путь, который ему надлежит пройти самому. Научить человека пользоваться данной ему Богом свободой. Сделать его готовым к самостоятельной духовной жизни, будучи, когда необходимо – наставником, когда нужно – советчиком, когда требуется – молитвенником.

Этому священник должен учиться сам, этому же должен учить свою паству. И, конечно же, не поощрять неправильного, нездорового отношения к своей персоне, не позволять возвести себя на пъедестал, не потворствовать желанию подопечных сделать себя руководителем их жизни и носителем их ответственности.

Все к чему призываю – это к ответственности. Монахов, белое священство, мирян. Если каждый будет ответственно относится к своей жизни и жизни ближнего, отвечая за свои решения и поступки с одной стороны и не влезая в личное пространство другого человека – с другой, проблем в области духовничества станет много меньше. И да поможет нам Господь!

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

К чему приведет поминание Епифания предстоятелем Кипрской Церкви?
ПЦУ единодушно признает вся Кипрская Церковь
13%
Синод Кипра осудит поступок предстоятеля
18%
внутри Кипрской Церкви возникнет раздор
69%
Всего проголосовало: 753

Архив

Система Orphus