Благословит ли РПЦ зачатие в пробирке?

Станет ли отношение Русской Церкви к искусственному оплодотворению терпимее? Фото: СПЖ

В РПЦ готовятся пересмотреть отношение к ЭКО с учетом современных достижений. Станет ли оно либеральнее?

Зачатие человека в пробирке, по-научному метод экстракорпорального оплодотворения (ЭКО), предоставляет бесплодным парам возможность родить ребенка при помощи медицинских манипуляций. Он известен уже более чем полвека. Церковь считает его неприемлемым для христиан, приводя многие справедливые аргументы. Однако технологии ЭКО развиваются и сегодня уже позволяют обходить вчерашние возражения Церкви. В РПЦ готовятся пересмотреть отношение к ЭКО с учетом современных достижений. Но в достижениях ли дело? Почему нельзя «благословлять» зачатие в пробирке, и куда это может привести? Давайте разберемся.

Икона: «Зачатие праведной Анной Пресвятой Богородицы»

Что такое экстракорпоральное оплодотворение

Технология ЭКО следующая.

Для начала женщину накачивают гормонами для того, чтобы получить много яйцеклеток за один менструальный цикл, это называется «стимуляция суперовуляции». Когда эти яйцеклетки предположительно должны созреть, женщине очень часто делают УЗИ, чтобы определить точное время созревания. Когда это время настает, женщине делают общую анестезию и при помощи шприца с тонкой длинной иглой отбирают фолликулярную жидкость вместе с содержащимися в ней яйцеклетками. Дальше в этой жидкости под микроскопом находят яйцеклетки, извлекают их и помещают в специальные чашечки со специальным раствором.

Одновременно с этим мужчина, как правило методом рукоблудия, предоставляет в распоряжение медработников свою сперму. Из нее также извлекают самые активные сперматозоиды. Причем делают это при помощи многократной обработки в центрифуге. Выдержавшие такое испытание сперматозоиды также помещаются в специальный раствор, который затем объединяется с раствором с яйцеклетками, где и происходит оплодотворение. Или же сперматозоид непосредственно вживляется в яйцеклетку при помощи инструмента.

Введение сперматозоида в яйцеклетку с помощью стеклянного шприца. Фото: SEMANA

После проникновения сперматозоида в яйцеклетку это все считается эмбрионом. Полученное вышеописанным образом некоторое количество эмбрионов помещается на несколько дней в инкубатор. Там медработники наблюдают, какие эмбрионы активно развиваются, а какие нет. Затем несколько самых «красивых» эмбрионов (как правило не более четырех) пересаживаются в организм женщины, в матку. Такой запас эмбрионов необходим, поскольку далеко не все они смогут закрепиться в матке и продолжить свое развитие. Но часто случается, что число закрепившихся эмбрионов оказывается большим, чем рассчитывали медработники. Тогда «лишние» эмбрионы просто извлекаются из матки и «утилизируются».

Конечно, женщина может отказаться от этого шага, но в этом случае ей подробно рассказывают, насколько вырастает риск осложнений при беременности и родах, а также риск получить детей с физическими или психическими отклонениями. И медработники при этом не обманывают.

«Утилизации» подлежат и те эмбрионы, которых не отобрали из пробирки для вживления в женский организм.

Кому-то это хоть отдаленно напоминает библейское: «Оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью…» (Мф. 19, 5)?

Немаловажно также то, насколько у детей, зачатых в пробирке, больше риск возникновения отклонений в физическом или психическом развитии. По этому вопросу единой точки зрения нет. Несколько лет назад главный педиатр Минздрава России академик Александр Баранов заявил, что до 75% (!) детей, зачатых при помощи ЭКО, рождаются с теми или иными отклонениями. На сайтах медцентров, предоставляющих услуги по ЭКО, приводятся утверждения, что риск рождения ребенка с отклонениями при искусственном оплодотворении такой же, как и при естественном зачатии. Истина, возможно, находится где-то посередине. В интернете можно найти несколько десятков разноязычных статей в научных медицинских журналах, которые говорят о том, что количество уродств, заболеваний и других отклонений при ЭКО выше в разы. Следует заметить, что любые исследования этого вопроса сильно затруднены в силу того, что операция ЭКО входит в понятие врачебной тайны и соответственно, статистика по таким детям очень неполная или отсутствует вовсе.

Теперь о том, что именно заставило РПЦ заняться пересмотром своей позиции по отношению к методу ЭКО. При использовании современных репродуктивных технологий вероятность получения из яйцеклетки и сперматозоида полноценного эмбриона и его последующее «удачное» вживление в матку выросла настолько, что появилась возможность свести количество «запасных» эмбрионов к минимуму или отказаться от них вовсе. А ведь основной претензией Церкви к методу ЭКО как раз и была необходимость «утилизации» «лишних» эмбрионов, что по сути является человекоубийством.

Позиция РПЦ

Полностью позиция РПЦ по вопросу ЭКО изложена в Главе XII, пункте 4 документа под названием «Основы социальной концепции РПЦ». Этот документ был принят Архиерейским собором в 2000 году.

Согласно Основам социальной концепции, Церковь категорически запрещает:

  • ЭКО с применением донорских половых клеток (т.е. могут использоваться только клетки супругов);
  • методы ЭКО, предполагающие заготовление и последующую «утилизацию» запасных эмбрионов;
  • суррогатное материнство.

Что же касается отношения к ЭКО в принципе, то оно выражено следующим образом: «К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесено искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений».

При всем уважении к епископату РПЦ, следует констатировать тот факт, что зачатие в пробирке как раз-таки принципиально, кардинально отличается от естественного зачатия. И пересмотр позиции РПЦ по вопросу ЭКО вовсе не оправдывается тем, что при новых методах отпадает необходимость «утилизировать» лишние эмбрионы.

Аргументы против

Несколько дней назад ассистент кафедры гуманитарных наук Первого МГМУ им. Сеченова священнослужитель РПЦ иерей Роман Тарабрин сообщил о том, что в настоящее время в Межсоборном присутствии РПЦ разрабатывается проект документа, отражающий отношение Церкви к ЭКО с учетом последних достижений. Текст этого документа, одним из авторов которого является иерей Роман, вскоре должен быть опубликован на официальном сайте РПЦ и открыт для внутрицерковного обсуждения. Очевидно, от Церкви ждут либерализации церковной позиции по вопросу ЭКО. Но существуют и аргументы в пользу ее ужесточения. Причем, даже в тех ситуациях, когда искусственное оплодотворение происходит в рамках супружества. Аргументы эти следующие.

Во-первых, следует признать как факт, что Божественный замысел о человеке и о том, как человек должен исполнять заповедь: «плодитесь и размножайтесь» (Быт. 1, 28) предусматривает только один единственный способ – плотское единение мужа и жены: «…оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут двое одна плоть» (Быт. 2, 24). Не всякий акт такого единения ведет к зачатию новой жизни, но всякая новая жизнь должна зачинаться именно так. Это есть воля Божия, прямо и недвусмысленно выраженная в Священном Писании. Несмотря на то, что современное общество свело это действие на уровень, в лучшем случае физиологии, а в худшем – греховного разврата, Церковь всегда относилась к нему как к таинству, воздвигала в честь этого действа храмы и создавала иконы.

Киево-Печерская лавра, храм в честь зачатия Пресвятой Богородицы святыми Иоакимом и Анной

Только двое супругов, муж и жена, составив собою одну плоть, в этом очень интимном и таинственном действе, освященном Божиим благословением, участвуют в появлении в бытие нового человека. При оплодотворении же в пробирке в этом действе участвуют посторонние люди, медицинские работники, которые проводят при помощи инструментов необходимые манипуляции. Допустимо ли это с точки зрения Священного Писания?

Во-вторых, зачатие в пробирке вообще делает лишним то, что сказано в Писании: «будут двое одна плоть». Оказывается, становится возможным родить на свет ребенка, вообще не вступая в супружеские отношения. Технология ЭКО открывает путь к тому, что ребенка может родить физиологическая девственница. И такие случаи уже есть в Индии, Канаде и других странах. Не усматривает ли в этом Церковь кощунственную пародию на непорочное зачатие Спасителя? А ведь пророчество Исайи: «Итак Сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил» (Ис. 7, 14) является настолько важным и уникальным, что когда святой Симеон Богоприимец хотел при переводе этого текста на греческий написать вместо «Дева» «молодая женщина», Ангел Господень удержал его и повелел перевести в точности, как написано, а Господь даровал ему 360 лет жизни, чтобы он увидел исполнение этого пророчества.

В церковном предании распространено мнение о том, что Антихрист будет пытаться по всему быть похожим на Христа и, по крайней мере формально, исполнить на себе пророчества Писания об истинном Мессии. В Православной энциклопедии в статье об Антихристе говорится: «Издревле было также распространено мнение, что Антихрист в противоположность рождению Иисуса Христа от Пречистой Девы родится от девицы, впадшей в блуд…». Метод искусственного оплодотворения позволяет вообще обойтись без телесного блуда. 

В-третьих, получение спермы для оплодотворения в пробирке производится путем рукоблудия, что является грехом. Причем таким грехом, который по слову апостола Павла закрывает вход в Царство Божие: «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники — Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6, 9-10). Под словом малакии, как пишет святитель Феофан Затворник: «надо разуметь тех, кои сами себя сквернят блудными сластьми, или рукоблудников». Может ли Церковь благословлять способ зачатия, в основе которого лежит столь явный грех?

Справедливости ради нужно заметить, что существует и альтернатива, когда сперма извлекается иглой прямо из яичка, но далеко не все мужчины готовы к такому.

В-четвертых, существует значительный риск ошибок или злоупотреблений со стороны медицинского персонала. Пробирки со сперматозоидами и яйцеклетками могут перепутать, соединить не тех и не с теми, продать на сторону или присвоить себе с целью шантажа и требования алиментов или части наследства. Эмбрионы могут подсадить не тем женщинам, а тем женщинам – не те эмбрионы и так далее. Клетки могут быть использованы без ведома в чудовищных экспериментах, о которых и говорить страшно. Понятно, что Церковь не может всего этого предотвратить, но должна ли Она в этом участвовать своим благословением на ЭКО «в исключительных случаях»?

В-пятых, став на путь признания ЭКО, Церковь неизбежно придет к тому, что будет вынуждена признать и генную инженерию. Если допустимо, что яйцеклетка и сперматозоид будут соединены при помощи медицинских инструментов, то какие возражения могут быть против того, чтобы при помощи аналогичных инструментов немного подправить геном человека? Скажем так, с целью предотвращения врожденных заболеваний. Ведь при этом также не будут уничтожаться «лишние» эмбрионы или использоваться донорские клетки. И к чему это в конце концов приведет? К конструированию людей? Созданию Франкенштейнов?

***

Путь признания допустимости репродуктивных технологий очень скользкий, по сути – это путь в пропасть. Должна ли на него становиться Церковь? Не лучше ли сразу признать, что не соответствуют Божию замыслу как манипуляции с геномом, так и манипуляции с половыми клетками? 

Наверное, существуют и другие аргументы, но и этих уже достаточно для того, чтобы сделать однозначный вывод: проблема «лишних» эмбрионов, которую уже успешно решают репродуктивные технологии – это далеко не единственное возражение против ЭКО.

Следует упомянуть, что даже католическая Церковь, при всем своем либерализме, при всех своих сегодняшних реверансах на высшем уровне в сторону ЛГБТ, транссексуалов и прочих очень резко осуждает метод искусственного оплодотворения. В папской энциклике от 1968 г. «Humanae vitae tradendae munus gravissimum» («Важнейший дар передачи человеческой жизни…») говорится: «искусственное оплодотворение противоречит единству брачного союза, достоинству супругов, родительскому призванию и праву ребёнка быть зачатым и произведённым на свет в браке и в результате этого брака».

Сторонники либерального подхода в вопросе допустимости ЭКО аргументируют свою позицию тем, что Церковь должна снисходить к немощам своих членов. Отец Роман Тарабрин, соавтор документа, говорит: «Даже самые этически приемлемые варианты ЭКО могут быть позволены только в качестве снисхождения при неспособности супругов нести крест бесчадия».

Можно задать в таком случае вопрос: а если пьяница не может «нести крест» воздержания от выпивки, Церковь должна ему давать на это благословение? А если молодой неженатый мужчина не может воздерживаться от половой жизни? А есть еще такая штука как клептомания, когда человек не может удержаться от воровства. Это что повод для «снисхождения»?

В том же документе Основы социальной концепции сказано: «… пути к деторождению, не согласные с замыслом Творца жизни, Церковь не может считать нравственно оправданными. Если муж или жена неспособны к зачатию ребенка, а терапевтические и хирургические методы лечения бесплодия не помогают супругам, им следует со смирением принять свое бесчадие как особое жизненное призвание». Безусловно, бездетность – это трагедия для многих супружеских пар, которые не мыслят своей жизни без детей. Но и эту трагедию Церковь осознает и предлагает выход: «Пастырские рекомендации в подобных случаях должны учитывать возможность усыновления ребенка по обоюдному согласию супругов».

Таким образом, ныне действующий текст Основ социальной концепции с одной стороны отвергает «пути к деторождению, не согласные с замыслом Творца», а с другой допускает «искусственное оплодотворение половыми клетками мужа». Очень хотелось бы, чтобы РПЦ устранила эту двусмысленность, а не усугубила бы ее путем признания ЭКО без «лишних эмбрионов».

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus