К чему ведет «богословие коронавируса»

Либеральные богословы считают, что Воскресший Христос был подвержен вирусам. Фото: СПЖ

Одним из тезисов либеральных богословов является утверждение, что Христос мог бы болеть КОВИД, а через Его Тело и Кровь можно заразиться. Анализируем, так ли это.

Дискуссия о заразности или незаразности Святого Причастия продолжается. В ней появляются новые аргументы. Клирик католической церкви из г. Киева Петр Балог заявил о том, что даже сам Христос, если бы жил в наше время, вполне мог бы заразиться коронавирусом. Заштатный клирик РПЦ Кирилл (Говорун) утверждает, что «в Воскресшем Теле Спасителя, которым мы причащаемся, существовали микроорганизмы», и через Тело и Кровь Христа можно заразиться любым вирусом.

Христианину, читающему в Евангелии, что Христос воскрешал мертвых и повелевал стихиями очень сложно представить, что Спаситель мог против своей воли быть подвержен действию вирусов и бактерий, и уж совсем тяжело поверить, что эти микроорганизмы существовали в Воскресшем Теле Христа. Но, может быть, современным либеральным богословам виднее?

Еще святой апостол Павел написал в Послании к Евреям: «Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха» (Евр. 4, 15). А вслед за ним и IV Вселенский собор (451 г.) утвердил догмат о двух совершенных природах в Иисусе Христе: «Итак, последуя святым отцам, все согласно поучаем исповедывать одного и того же Сына, Господа нашего Иисуса Христа, совершенного в Божестве и совершенного в человечестве, истинно Бога и истинно человека, того же из души разумной и тела, единосущного Отцу по Божеству и того же единосущного нам по человечеству, во всем подобного нам, кроме греха…». Да и многие святые отцы писали о том, что в человеческой природе Спасителя действовали так называемые «естественные страсти»: Он испытывал голод, жажду, нуждался в одежде и так далее.

Болезни, так же, как и смерть, являются последствиями первородного греха. Евангелие подробно говорит о смерти Христа, но нигде в нем не сказано, что Спаситель, Которого мы называем «единым безгрешным», чем-то болел. К чему же тогда это предположение Петра Балога о Христе и коронавирусе? А вот к чему.

Болезни, так же, как и смерть, являются последствиями первородного греха. Евангелие подробно говорит о смерти Христа, но нигде в нем не сказано, что Спаситель, которого мы называем «единым безгрешным», чем-то болел.

Давайте посмотрим на то, в каком контексте прозвучали слова Петра Балога о возможности для Христа заразиться коронавирусом. Балог был всего лишь одним из респондентов для издания birdinflight.com, которое опубликовало достаточно обширный материал об отношении различных конфессий к коронавирусу и сопутствующему ему карантину.

Скриншот издания birdinflight.com

Причем, интересно что само издание birdinflight.com занимается совсем другими вопросами.

Но, по-видимому, для пропаганды тезиса, что ограничительные меры, предпринятые в связи с коронавирусом, нисколько не ущемляют религиозных прав граждан, сгодится любая медиа-площадка.

Основной посыл статьи – все нормально, карантин не ущемляет никаких прав, мы все будем слушать то, что нам скажут, переведем богослужения в онлайн, храмы закроем, причащать не будем и так далее. Представители всех основных украинских конфессий высказались в этом духе. Кроме Украинской Православной Церкви, разумеется.

Георгий Коваленко, «священник» ПЦУ, ректор Открытого православного университета считает, что богослужение вполне сравнимо со службой такси: «Если верующие используют интернет для общения, проповеди и трансляции богослужений, то Христос может присутствовать и в виртуальной реальности. <…> Будут и реальные богослужения, и их трансляции, и одновременно онлайн-формат, где сама логика виртуальной реальности будет создавать конструкцию для общения и жизни общины. Это как Uber: сначала просто такси, затем дополнительные возможности, а потом эти дополнительные возможности влияют на весь рынок и становятся нормой. Так же и с богослужениями онлайн. С завершением карантина эта практика не прекратится».

Сравнение богослужения с сервисом Uber – особо показательный момент, ярко характеризующий религиозное сознание.

Александр Духовный, главный раввин Украины и Киева общины прогрессивного иудаизма: «Кроме того, у нас есть такое выражение: "Закон страны, где мы живем, — закон для евреев". Закон еврейский не может над ним преобладать. Поэтому те распоряжения, которые дает МОЗ, действуют для всех. <…> Я не могу проводить похоронные церемонии — я делаю это в Zoom. <…> Мне как раввину хочется видеть глаза своих верующих, но я вижу их и в Zoom».

Шейх Саид Исмагилов, Муфтий мусульман Украины: «Мы, в Украине, закрыли наши мечети и культурные центры. Даже во время священного месяца Рамадан не совершаются никакие молитвы, нет общих трапез в мечетях. Мы велели всем людям молиться и придерживаться поста дома и призываем всех верующих серьезно относиться и к карантинным ограничениям, и к рекомендациям врачей».

Петро Балог, католический священник, директор Института религиозных наук имени святого Фомы Аквинского в Киеве: «Христиане – прежде всего люди, а уже потом христиане. Они должны придерживаться всех общечеловеческих норм. Если мы будем ставить себя над тем, что в нас есть человеческого, это ни к чему, кроме гордыни, не приведет. Если бы Иисус Христос сейчас жил, то эти нормы касались бы и Его как настоящего и истинного человека, воплощенного Бога. Да, я считаю, что Христос мог бы заразиться коронавирусом. <…> Религиозные практики обычно публичны, а это сейчас запрещено. Но довольно бедно то христианство, которое в своей христианской сути видит только собрание в храме».

Если Петр Балог только намекнул, что Господь наш Иисус Христос мог бы заразиться коронавирусом, то Кирилл Говорун, который определил себя в Фейсбуке как Assistant Professor в Loyola Marymount University попытался богословски развить этот тезис: «Воскресшее тело Христа, которым мы причащаемся, было онтологически таким же телом, что и наше. В нем продолжали жить те же микроорганизмы, которые живут и в нашем теле. Его отличие от нашего тела лишь в том, что эти микроорганизмы не могли его убить. Однако они могут убить наше тело, потому что оно еще не воскресшее. При этом они могут передаться через Евхаристическое Тело Христа, потому что не являются онтологическим злом, а часть Божия творения».

Мы не знаем всех свойств человеческой природы Спасителя после Воскресения. Мы знаем лишь, как говорил прп. Максим Исповедник, что «непреложность произволения во Христе вновь вернула этому естеству через Воскресение бесстрастность, нетленность и бессмертие».

И дело не в том, что здесь Assistant Professor производит сознательную манипуляцию, ведь Священное Писание нам ничего не говорит о микроорганизмах в воскресшем Теле Христа. Теле, в котором Спаситель проходил сквозь стены, становился невидимым, за короткое время преодолевал большие расстояния и вознесся на Небо. И если до Воскресения это можно было предполагать в силу общности человеческой природы Христа с нашей природой во всем, кроме греха, то после Воскресения мы не можем это положительно утверждать. Мы не знаем всех свойств человеческой природы Спасителя после Воскресения. Мы знаем лишь, как говорил прп. Максим Исповедник, что «непреложность произволения во Христе вновь вернула этому естеству через Воскресение бесстрастность, нетленность и бессмертие».

Дело даже не в том, что Кирилл Говорун этим аргументом утверждает возможность заражения через Причастие. Дело в том, что Assistant Professor, как и Петро Балог, как и многие другие религиозные деятели готовы по щелчку пальцев государственных чиновников отказываться от многовековой церковной практики и даже подвести под этот отказ соответствующую богословскую базу. То есть, это такое концептуальное направление, которое заключается в том, чтобы подгонять религиозные требования под требования политические. Эпоха Реформации на Западе довольно четко сформулировала это в принципе: cujus est regio, illius est religio (чья власть, того и религия), утверждая, что суверенитет государственной власти распространяется в том числе и на религиозную сферу.

Как известно, в первые три века христианства, когда Церковь была гонимой и притесняемой, христиане соглашались исполнять все законы того государства, в котором они жили, если эти законы не противоречили их христианской вере. Более того, христиане были самой законопослушной категорией граждан в своих государствах. Однако в вопросах веры они готовы были идти на смерть, но не становились на скользкий путь соглашательства. В полном соответствии с этим пониманием взаимоотношений Церкви и государства, документ «Основы социальной концепции русской Православной Церкви» (2000 г.) утверждает: «Церковь сохраняет лояльность государству, но выше требования лояльности стоит Божественная заповедь: совершать дело спасения людей в любых условиях и при любых обстоятельствах. Если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным, душевредным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении».

В первые три века христианства, когда Церковь была гонимой и притесняемой, христиане соглашались исполнять все законы того государства, в котором они жили, если эти законы не противоречили их христианской вере. Более того, христиане были самой законопослушной категорией граждан в своих государствах. Однако в вопросах веры они готовы были идти на смерть, но не становились на скользкий путь соглашательства.

Является ли запрет на проведение богослужений и Причащение верующих принуждением «православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви» – вопрос дискуссионный. Но он уже довольно ярко показал, кто бросается ревностно исполнять и богословски обосновывать далеко неоднозначные карантинные предписания, кто готов отказываться от форм богослужения, существовавших на протяжении 2000 лет и переживших не одну эпидемию. А кто подходит к этому вопросу более взвешено и осторожно.

Одни берутся рассуждать о том, какие микроорганизмы жили в Теле Иисуса Христа, а другие справедливо замечают, что от Святого Причастия еще никто не заразился в мировой истории. И дело не столько в том, кто из них более прав, а в том, на каком пути находятся представители одной и другой точек зрения. Совершенно очевидно, что сторонники изменений богослужебной практики в угоду властям, в случае еще больших ограничений при второй, третьей и так далее волнах коронавируса (или иного вируса, или вообще не вируса) с гораздо большей вероятностью будут отказываться от каких-то уже более существенных религиозных предписаний. И при этом будут еще и приводить «богословские аргументы», оправдывая правильность такого отказа.

Сегодняшняя ситуация является неким тестом, который выявляет тех, кто готов отстаивать свою веру, а кто находит аргументы для того, чтобы этого не делать и к тому же обвинять других в отсталости и мракобесии.  Давайте вспомним святых мучеников Маккавеев. Они были жестоко замучены за то, что отказались есть свинину. А ведь как было бы легко богословски обосновать, что ничего страшного и греховного в этом нет. Современные либеральные религиозные деятели сделали бы это легко, без труда. Но христиане должны все же руководствоваться примером святых мучеников.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Может ли православный отмечать Ивана Купала?
нет, православные в этот день празднуют Рождество Иоанна Предтечи
78%
да, повеселиться, прыгнуть через костер – что тут плохого?
2%
поклонение бесам и христианство несовместимы
20%
Всего проголосовало: 914

Архив

Система Orphus