«Онлайн-причастие»: почему нет?

В ПЦУ развернулись дебаты: быть или не быть

«Священники» ПЦУ с мирянами провели «онлайн-причастие», где «освятили» верующим стоящие перед мониторами хлеб и вино, которыми те «причастились». Как к этому относиться?

11 мая 2020 г. некий «священник» Черкасской епархии ПЦУ Дмитрий Вайсбурд провел «полноценную онлайн-литургию» к которой присоединились некоторые другие клирики ПЦУ, а также миряне этой организации. Последние «освящали дары» перед мониторами, а затем «причащались». Что это – святотатство или новая допустимая практика, которая может ждать и каноническую Церковь? Как к этому относиться?

Творцы новой реальности

Для начала: кто такой Дмитрий Вайсбурд?

Согласно данным сайта kasparov.ru, он москвич, 1962 г.р. по образованию инженер-химик. В начале 90-х начал заниматься политической деятельностью в составе оппозиционных партий. Автор многих статей на различных ресурсах, критикующих действующую российскую власть. О своей религиозной жизни он сообщает на сайте narod.ru.

Скриншот сайта vaysburd.narod.ru

Как видим, пишет он и на религиозную тематику. Одна из его статей опубликована даже на сайте predanie.ru в разделе «Блог». Называется она «Жертвоприношение в истории и современности». По своему содержанию статья весьма спорная, но оканчивается она такими словами: «Жаль только, что далеко не все христиане вполне отдают себе отчет, что, причащаясь, они тем самым принимают участие именно в Жертве Христовой, а не в концерте духовной музыки и не во флешмобе, изображающем Тайную Вечерю».

До осени 2019 г. Д. Вайсбурд проживал в центре Москвы и занимался ремонтом электроники. Однако в конце сентября сообщил своим клиентам, что уезжает на неопределенное время. А уже через несколько недель на его страничке в Facebook стали появляться фотографии, где его в Черкасской епархии ПЦУ «рукополагают» в «диакона» и «священника».

Скриншот Facebook-страницы Дмитрия Вайсбурда

«Литургия» онлайн – не единственный эксперимент Д. Вайсбурда. На сайте ahilla.ru есть его публикация, в которой он предлагает «мирянский чин литургии свт. Иоанна Златоуста» собственного написания.

Скриншот сайта ahilla.ru

Но долго экспериментировать Вайсбурду не довелось. За служение «полноценной онлайн-литургии» он уже на следующий день, 12 мая 2020 г. был отправлен за штат.

Скриншот Facebook-страницы Дмитрия Вайсбурда

Особо нужно подчеркнуть, что такая реакция «правящего архиерея» Вайсбурда, Иоанна Яременеко возникла только после того, как данные эксперименты заметило руководство ПЦУ в Киеве.

Сам Вайсбурд заявлял, что Яременко был в курсе «онлайн-причастий», относился к ним спокойно, и был вынужден отреагировать только «когда ему стали задавать неудобные вопросы».

Скриншот Facebook-страницы Дмитрия Вайсбурда

11 мая 2020 г. Д. Вайсбурд «возглавлял» «онлайн-литургию», но резонанс, точнее настоящий скандал, вызвало сообщение об этом его «сослужителя» «протоиерея» Игоря Саввы, принятого в ПЦУ экс-митрополитом УПЦ Александром (Драбинко).

Фотография «причастия-онлайн», Facebook-страница Игоря Саввы

Спикер ПЦУ Евстратий Зоря написал в своем Facebook: «Священник Игорь Савва из Запорожья, который почему-то единолично решил проводить подобные эксперименты – не принадлежит ни к Запорожской епархии ПЦУ (по месту жительства), ни к Переяславской епархии ПЦУ, границы которой при создании ее Священным Синодом обозначены так, что они не выходят за границы г. Киева и Киевской области». «Открестился» от Саввы и Драбинко, хотя в широком доступе существует подписанный ним лично указ о принятии Саввы в ПЦУ.

Указ о принятии Игоря Саввы в ПЦУ

Аргументы «за» и «против»

Даже для ПЦУ «полноценная онлайн-литургия» оказалась too much (очень уж слишком). Но эта идея захватила внимание еще одного неординарного религиозного деятеля, московского диакона Андрея Кураева, недавно запрещенного в священнослужении.

13 мая 2020 г. он опубликовал в Живом Журнале сообщение, в котором одобрительно прокомментировал «онлайн-причастие»: «У священника во время "виртуальной" литургии на престоле обычный "агнец". Он сам молится и о нем, и сам от него себя же и причастит. Но если священник при фразе "... и на предлежащие дары сия" будет молиться и о том хлебе, что лежит на другом столе у его чад - что тут радикально меняющего ситуацию? <…> В общем, сама по себе эта идея не так богословски абсурдна, как кажется поначалу. Не надо торопиться с ее анафемой: жизнь разнообразна и впереди еще много страниц церковной истории. Еще раз: изолированный мирянин перед видеокамерой ставит кусок хлеба и чашку вина. В это же время священник в храме (или там, где он разложит свой антиминс) начинает проскомидию, в своем уме и своей молитве держа не только предлежащий ему хлеб, но и тот, который "на удалении". Мирянин просто слушает молитвы священника. Может быть, иногда кадит (если у него есть такая возможность). А в итоге слышит от священника - "со страхом Божиим и верою приступите". Убежден, что его переживания будут много глубже, чем на обычной службе».

Диакон Андрей Кураев – человек богословски образованный, поэтому в качестве аргумента «за» онлайн «литургию», он привел исторический пример заочной «хиротонии». Этот случай имел место в Каппадокии. Епископ Федим, который был архиереем города Амасии, очень желал посвятить в епископа города Неокесарии Григория, названного впоследствии Чудотворцем. А поскольку тот решительно отказывался от такой чести, то епископ Федим совершил «хиротонию» заочно. Однако диакон Андрей Кураев не счел нужным упоминать, что все это действо было воспринято всеми и в первую очередь самим Григорием Чудотворцем, только лишь как знак Божий, свидетельствующий о небесном призвании святого Григория на епископское служение. А сама хиротония над ним была совершена несколько позднее тем же епископом Федимом Амассийским. Все это достаточно подробно было описано святителем Григорием Нисским.

Сторонники онлайн «причастия» в оправдание своей позиции задают вполне правильные вопросы:

«Мы молимся о том, чтобы этот хлеб и это вино стали Телом и Кровью Христа и сделали нас причастными Ему, чтобы мы стали Его Телом. Неужели эта молитва не "действует" на расстоянии? Может быть радиоволны (WiFi) или использование гаджетов является препятствием на пути нашего объединения вокруг Христа, Его животворящих Тела и Крови?» (Игорь Савва).

«Нужно ли физическое соприсутствие для молитвы и чуда? <…> Если священник молится "Господи, ниспошли Твою помощь нам" - должны ли эти "мы" быть локтем-к-локтю с ним? <…> А если священник молится - "Господи, ниспошли Духа Твоего Святого на ны" - должны ли эти "ны" быть не далее чем в радиусе ста метров? <…> Может ли священник нечто освятить на расстоянии?» (диакон Андрей Кураев).

Критики онлайн «причастия» в основном или высмеивают данную практику, сравнивая ее с «заряжанием» воды через телевизор Анатолием Кашпировским и Аланом Чумаком в эпоху перестройки. Или же просто называют ее абсурдом, не объясняя почему. А объяснить необходимо, потому что сегодня мы удивляемся «полноценной онлайн литургии», а завтра это может оказаться очередным открытым окном Овертона. Ведь Церковь довольно широко сейчас использует онлайн трансляцию богослужений и это не считается профанацией. Так почему же профанацией должно быть признано совершение Таинств по интернету? Может это будет просто следующим шагом в развитии нашего религиозного сознания? Почему нет? Ведь «Дух дышит, где хочет…» (Ин. 3, 8).

Почему невозможно совершение Таинств-онлайн

Сейчас дискуссии вокруг «онлайн-причастия» разворачиваются, в основном, в среде раскольников, у которых недействительны все их «таинства». Но и в канонической Церкви есть люди, которые с симпатией смотрят на данные эксперименты, особенно в период карантина, когда далеко не все верующие могут попасть в храм. Что можно сказать им?

Сторонники «онлайн-причастия» спрашивают: а возможно ли причащение человека без его физического присутствия в храме на литургии? И отвечают: да, возможно.

Но тогда давайте пойдем дальше и зададим следующий вопрос: а возможно ли причащение человека вообще без хлеба и вина? На этот вопрос мы также должны ответить: да, возможно. Повествования о том, как ангелы преподавали невещественное Причастие, содержатся в житиях как древних святых (прп. Пафнутий), так и современных (прп. Серафим Вырицкий).

Давайте затем продолжим мысль и зададим еще вопрос: а возможно ли единение со Христом (спасение, наследование Царства Божия) без Таинств вообще? И на этот вопрос мы должны также ответить утвердительно. Например, в житии 40 Севастийских мучеников, содержится рассказ о том, как один из тех воинов, которые держали святых мучеников в ледяном озере, по имени Аглаий, увидев спускающиеся на них венцы, сбросил с себя одежды и побежал в озеро с криком: «и я христианин». В древней Церкви даже существовало понятие «крещение кровью» (baptisma sanguinis), когда святыми мучениками становились люди, уверовавшие во Христа и принявшие за свою веру мученическую кончину, но не сподобившиеся ни одного из Таинств. Таких случаев довольно много, не говоря уже о том, что первый человек, вернувшийся в рай, благоразумный разбойник, также не принимал никаких Таинств.

И тут мы приходим к тому, что, во-первых, эти исключительные случаи не могут возводиться в общее правило. А во-вторых, спасение человека без Таинств не отменяет самих Таинств и не превращает их в некую условность, типа «причащения-онлайн», заочно или как-нибудь еще. Иными словами, Таинство и спасение (конечная цель всех Таинств) это не одно и то же. Да, Бог может спасти конкретного человека без каких-либо конкретных внешних условий или действий, а только по расположению его сердца. Но тот же Бог установил Таинства, как священнодействия, которые должны совершаться надлежащими людьми (имеющими священный сан), в надлежащем порядке и с использованием надлежащих веществ (хлеба, вина, елея, воды и так далее).

Например, чин совершения Литургии гласит: «Таже приемлет священник левою убо рукою просфору, десною же святое копие, и знаменуя им трижды верху печати просфоры, глаголет…» Это значит, что он должен буквально своей рукой взять просфору, копие и совершить над ними указанные священнодействия. Это нельзя совершить виртуально или мысленно, или еще как-то иначе. А без этого Таинство не будет совершено.

Довольно забавно звучат в этом контексте слова диакона Андрея Кураева: «…изолированный мирянин перед видеокамерой ставит кусок хлеба и чашку вина. В это же время священник в храме (или там, где он разложит свой антиминс) начинает проскомидию, в своем уме и своей молитве держа не только предлежащий ему хлеб, но и тот, который "на удалении"».

А что будет, если священник при этом будет держать в своем «уме и молитве» вообще весь хлеб «на удалении», то есть в магазинах, пекарнях, столовых и так далее? Вот было бы здорово, все бы «причащались»! Кстати, пусть уж тогда один патриарх совершает Евхаристию, держа при этом в «уме и молитве» всех «к нему онлайн присоединившихся». Священники тогда вообще не нужны.

Поэтому утверждения о том, что Wi-Fi не может быть препятствием для Святого Духа и прочее подобное – это лишь словесная эквилибристика, жонглирование риторическими вопросами и неверно истолкованными историческими примерами. Как уже было выше сказано, каждое Таинство должно совершаться только тем способом, теми людьми и в тех условиях, которые установил сам Бог. Отступление или приспосабливание этого к нашим современным техническим возможностям превращает Таинства в профанацию. Хорошо, что это понимают в руководстве ПЦУ, тот же Евстратий Зоря. Теперь членам этой организации осталось понять, что если причастие не может совершаться по интернету, то оно точно также не может совершаться человеком, не имеющем канонического рукоположения. Причем основания для невозможности и того и другого, одни и те же.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Есть ли смысл карантинных ограничений в храмах после пуска транспорта?
да, лишняя предосторожность не помешает
15%
нет, это просто нелепо
49%
дело вообще не в смысле, это вопрос политический
36%
Всего проголосовало: 574

Архив

Система Orphus