Великая Среда: иудин дух в каждом из нас

Иуда продает Иисуса за тридцать серебряников. Липпо Мемми (1291-1356). Фреска. Дуомо ди Сан-Джиминьяно. Фото: setthings.com

Среда– один из самых насыщенных дней на Страстной. Фарисей Симон принимает гостей, грешница помазывает ноги Христа миром, Иуда идет предать Учителя. А чем заняты мы?

Христос грядет на вольное страдание! Наш Бог – истинный Бог, живой Бог, потому всякий раз мы, христиане, не вспоминаем о евангельских событиях, а переживаем их в настоящем. Еще пару дней и мы будем стоять у Креста и оплакивать смерть Спасителя, но сегодня давайте обратимся к событиям Страстной среды и подумаем, в ком из действующих лиц той давней истории я могу увидеть себя.

Часто даже далекий от Церкви человек знает о том, что именно в среду Иуда предает Христа. К этой теме мы вернемся чуть дальше, но до этого нужно немного вспомнить и о другом человеке. Апостолы Матфей и Марк к событиям среды относят еще и помазание драгоценным миром ног Спасителя некой женщиной. Есть также рассказ апостола Луки, о помазании Христа грешницей в середине Его проповеди и повествование апостола Иоанна о помазании Марией, сестрой Лазаря, за шесть дней до Пасхи. В итоге мнения святых отцов и церковных писателей о том, сколько же было помазаний и сколько женщин их совершило – разошлись.

Мы здесь не станем подробно разбирать все возможные варианты толкования, так как для нас этот вопрос сейчас не принципиален. Давайте больше внимания уделим смысловой нагрузке.

Если хананеянка просила исцеления не себе, кровоточивая искала исцеления телесного, то эта женщина, не будучи повреждена телом, была сильно повреждена душой.

Евангелисты Марк и Матфей говорят просто о женщине, а Лука о грешнице. Святитель Иоанн Златоуст, к примеру, допускает, что это был один и тот же человек. Отсюда вырисовывается и соответствующее объяснение данного фрагмента Священной истории. Константинопольский святитель делает акцент на том, что эта жена приступает ко Христу после всех других жен, таких как хананеянка, кровоточивая и пр. Связано это с тем, что, в отличие от остальных, она была самой большой грешницей. Если хананеянка просила исцеления не себе, кровоточивая искала исцеления телесного, то эта женщина, не будучи повреждена телом, была сильно повреждена душой. Самой нечистой частью ее существа была совесть: «И не как к простому человеку подходит она к Иисусу, – продолжает святитель, – иначе не отерла бы своими власами ног Его, – но как к такому лицу, которое выше человека. Поэтому и принесла к ногам Христовым главу свою, – часть тела, которая драгоценнее всего тела».

И вот мы видим, что Господь воздает ей честь, которой не знали и не ведали все правители земные: «Истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет в память ее и о том, что она сделала» (Мф. 26, 13). Много ли народов Африки или Азии слышали о Велизарии, Карле Великом, Александре Суворове или Наполеоне? Много ли жителей Европы что-то знают об Ицкоатле или Хоне Хеке? Но сегодня уже на всех континентах проповедано Евангелие, Библия является самой распространенной книгой в мире, а потому в любом уголке нашей планеты есть возможность узнать о прославленной Господом женщине.

Если мы не живем с Богом здесь, на земле, то не будем жить с Ним и там, в вечности. Только здесь мы тешим себя иллюзиями безопасности и благополучия, а там вся эта мишура будет совлечена.

Доколе будет стоять Церковь, дотоле народы будут слышать, что она сделала. Прославлена жена эта, прежде всего, за огромную любовь к Богу. Нет большего преступления, чем отвержение Того, Кому мы обязаны своей жизнью, и своим спасением, а потому и нет больше добродетели, чем бесконечная преданность Отцу Небесному.

Теперь давайте подумаем, много ли в нас этой любви? А ведь если мы не живем с Богом здесь, на земле, то не будем жить с Ним и там, в вечности. Только здесь мы тешим себя иллюзиями безопасности и благополучия, а там вся эта мишура будет совлечена. А вот и строгость святителя Луки Крымского достигает нашего слуха: «Итак, выше всего на свете любовь, чистая любовь ко всему святому, – говорит он в одной из своих проповедей, – а много ли любви в сердцах наших? Спрошу вас, честные и непорочные жены своих мужей, спрошу даже вас, девственницы; спрошу и самого себя».

Грех он или есть, или нет, а потому я должен или говорить о его наличии, и не вспоминать о том, к чему отношения не имею.

Я понимаю, что Четыредесятница уже закончилась, но евангельские события Великой среды нас снова отсылают к покаянию, которое как раз и начинается с искреннего и нелицеприятного взгляда на самого себя. Сам я так делал и не раз на исповеди слышал, когда свое «покаяние» мы сопровождаем репликами на подобие «вроде», «может быть», «где-то» и т.п. Все это внешние признаки самооправдания даже возле исповедального аналоя.  Грех он или есть, или нет, а потому я должен или говорить о его наличии, и не вспоминать о том, к чему отношения не имею.

В одной из проповедей, сказанных в Великую среду, митрополит Антоний Сурожский вспоминает эпизод жизни одного из подвижников, которому задали вопрос: как же ты можешь испытывать радость, когда ощущаешь себя самым последним грешником? А тот отвечает: когда я встану перед Господом, Он спросит: умел ли ты Меня любить? И я Ему отвечу, что нет. И Он снова задаст вопрос: поучался ли ты тому, что может тебя привести к спасению: читал ли слово Мое, прислушивался ли к наставлениям святых? И я снова отвечу: нет, Господи. Может ты хоть старался жить по совести, достойно человеческого звания, – продолжит Он. Нет, Господи, – закончу я. И тогда Бог взглянет на мое скорбное лицо и сокрушенное сердце и скажет: «В одном ты был хорош – ты остался правдив до конца; войди в покой Мой».

Сегодня мы живем в мире, где власть денег практически безгранична и если мы хоть немного привязаны к богатствам земным, к комфорту, то и в нас есть иудин дух.

К искренности и честности перед самим собой нас призывает евангельский образ жены, помазавшей Христа. Но мы, к сожалению, больше похожи на Иуду. Он совершил страшное преступление, об этом даже думать тяжело. Бог предается на распятие руками человеческими. Казалось бы, что общего у меня с этим злополучным учеником? Но если вдуматься, то общего у меня с ним больше, чем с грешной женой, помазавшей Христа. До ее добродетели мы явно не дотягиваем, а вот к иудину греху имеем самое прямое отношение.

«О, безумие! Как ослепило его совершенно сребролюбие!», – восклицает святитель Иоанн Златоуст. Сегодня мы живем в мире, где власть денег практически безгранична и если мы хоть немного привязаны к богатствам земным, к комфорту, то и в нас есть иудин дух. Давайте просто вспомним, что пишет апостол Иоанн Богослов относительно замечания этого предателя, что лучше бы дорогое миро продать и раздать нищим: «Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому, что был вор» (Ин. 12, 6).

Здесь за видимой заботой о нуждающихся скрывается страсть сребролюбия. Но «кто стал служить маммоне, тот уже отказался от служения Христу», – заключает святитель Иоанн. Сколько раз мы осуждали роскошные дома олигархов? Сколько раз мы нарекали на дорогие автомобили бизнесменов? Сколько раз мы роптали на неоправданно высокую зарплату политиков? Да, действительно если хотя бы небольшую часть всего этого продать, то множество жизней можно было бы спасти, множество голодных накормить. Но в своих рассуждениях не о больных и голодных мы печемся.

Казалось бы, что общего у меня с этим злополучным учеником? Но если вдуматься, то общего у меня с ним больше, чем с грешной женой, помазавшей Христа. До ее добродетели мы явно не дотягиваем, а вот к иудину греху имеем самое прямое отношение.

Мы ведь прекрасно понимаем, что в рамках своих собственных сил нам не переломить ситуацию, но этим «сотрясанием воздуха» свою лишь страсть прикрываем. Ненавидим чужое богатство, а думаем о себе. Завистливый глаз быстро подсчитает, что и сколько стоит, а жертву нищему придержит, ибо и самому надо. Если хоть толика жадности и сребролюбия есть в нашей душе, то и дух иудин в ней тоже есть.

«Какая польза, если кто даже смиряется и соблюдает посты, но при этом сребролюбив, любостяжателен и, будучи привязан к земле, вводит в свою душу мать всех зол – сребролюбие?», – добавляет ко всему сказанному Златоуст.

Христос грядет на вольное страдание! Бичуем и распинаем Он будет за грехи наши, а потому в эти дни так важно еще раз вспомнить и ужаснуться собственных страстей, встать на сторону раскаявшейся грешницы, а не предателя Иуды. Каждый наш порок, каждая страсть – это гвоздь, вколоченный в пречистое Тело Богочеловека.

Припадем же к Его ногам, дабы и нам встать вместе с блудницами, разбойниками и мытарями, не оправдывающимися, но честно и искренне сокрушающимися о своей греховности.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Должна ли УПЦ участвовать в миротворчестве на Донбассе?
да, быть миротворцами заповедовал нам Христос
88%
нет, этим должны заниматься власти
4%
это бесполезно, политики мира не хотят
8%
Всего проголосовало: 862

Архив

Система Orphus