Управделами УПЦ об отношениях с властью, ПЦУ и Всеправославном совещании

Управляющий делами УПЦ митрополит Антоний. Фото: Сергей Рыжков

Управляющий делами УПЦ митрополит Антоний дал развернутое интервью СПЖ, в котором рассказал о самых важных темах и проблемах, с которыми столкнулась Церковь в 2019 году.

– Владыка, в 2019 году в Украине к власти пришел новый Президент, Владимир Зеленский. Как вы оцениваете нынешние отношения Церкви и государства?

– Здесь не надо ничего выдумывать. Соответствующие отношения должны выстраиваться на основе Конституции, где четко зафиксирован принцип отделения Церкви от государства. Что, в свою очередь, предполагает невмешательство последней в церковные дела и процессы.

Ведь это ненормально, когда представители власти начинают определять, кто является каноническим, а кто не каноническим, кого можно называть раскольниками, а кого нельзя, когда чиновники заявляют, что вполне допустимо (и даже похвально) вторгаться в религиозную сферу для якобы удовлетворения прав определенной категории верующих.

Представляю какой бы был скандал, если бы какая-то религиозная организация начала действовать подобным образом. Например, диктовать государству какое министерство считать легитимным, а какое нет, какой указ Президенту подписывать, а какой нет, и тому подобное.

Ненормально, когда представители власти начинают определять, кто является каноническим, а кто не каноническим. Представляю какой бы был скандал, если бы какая-то религиозная организация начала действовать подобным образом. Например, диктовать государству какое министерство считать легитимным, а какое нет, какой указ Президенту подписывать, а какой нет.

Именно поэтому мы очень ценим позицию нынешнего Президента Украины, который отметил, что необходимо очень осторожно высказываться по таким чувствительным вопросам, как религия. Мы поддерживаем все мирные инициативы Владимира Зеленского – как во внешней, так и внутренней сфере – и считаем, что залогом эффективных отношений между Церковью и государством может быть только объективность, беспристрастность и равное отношение со стороны власти ко всем конфессиям.

– Власть сменилась, но попытки переименовать Украинскую Православную Церковь не прекратились. Как быть с этой проблемой?

– В декабре 2018 года Верховной Радой Украины был принят закон № 2662-VIII. Его название достаточно длинное, но если коротко, то он призван регламентировать осуществление изменений в официальном названии тех религиозных организаций, центр управления которых находится в государстве, признанном по отношению к Украине агрессором.

Решение о переименовании УПЦ не только манипулятивно, но и принималось с нарушением законодательства. Более того, на сегодня отсутствует юридический документ, который бы обязывал религиозные организации УПЦ переименоваться.

Следует отметить, что в этом законе нет ни одного упоминания о том, что именно Украинская Православная Церковь должна изменить свое название. Поэтому Минкультом Украины была проведена работа по определению соответствующих организаций, на которых распространяется действие этого закона. Вследствие чего они почему-то решили, что все религиозные организации, которые относятся к Украинской Православной Церкви, как и вся Церковь должны изменить свое название.

Почему ведомство приняло такое решение, мне не совсем понятно. Ведь центр управления УПЦ находится в Киеве. Если говорить более подробно, то органами церковной власти и управления нашей Церкви является ее Собор и Синод, возглавляемый ее Предстоятелем – Блаженнейшим Митрополитом Онуфрием, которые также находятся в Киеве.

По нашему мнению, решение о переименовании УПЦ не только манипулятивно, но и принималось с нарушением законодательства. Более того, на сегодня отсутствует юридический документ, который бы обязывал религиозные организации УПЦ переименоваться. Список, на который ссылаются чиновники из Минкультуры и областных администраций не вынуждает нас к таким обязательствам. А вот на вопрос – каким образом та или иная религиозная община УПЦ попала в этот список, никто из них ответить не может.

Исходя из этого, мы считаем действия Минкультуры незаконными, в связи с чем в марте 2019 года обратились в суд за защитой своих прав. В рамках этого иска мы просили суд запретить Минкультуры и всем регистраторам вносить любые изменения в названия религиозных организаций УПЦ. Суд прислушался к нашим аргументам и удовлетворил такую ​​просьбу, ведь действия Минкультуры и других лиц могут привести к неоправданному вмешательству государства в сферу деятельности религиозной организации как юридического лица.

В Министерстве культуры не согласились с таким решением суда и обжаловали его в апелляционном порядке. Но 22 июля 2019 г. Шестой апелляционный административный суд отказал Минкультуры в удовлетворении апелляционной жалобы, снова признав убедительность нашей аргументации.

И снова не соглашаясь с таким решением, Министерство культуры решило обжаловать это решение в кассационном порядке. И уже 11 декабря 2019 г. Верховный Суд оставил кассационную жалобу Минкультуры без удовлетворения.

В целом же, инициированный министерством процесс по переименованию УПЦ выглядит настоящим нонсенсом и имеет все признаки рейдерского захвата крупнейшего религиозного объединения в Украине в пользу новой религиозной структуры ПЦУ. Этот процесс начинается с кражи названия УПЦ, а закончится захватом ее храмов, монастырей и епархий.

Верующих православных украинцев хотят заставить отказаться от того, чтобы они назвали себя украинцами. А свою Церковь – украинской. Более того, им хотят навязать название, которое, как ожидают инициаторы переименования, закрепит за УПЦ маргинальный статус в обществе.

– Появление так называемой ПЦУ как-то отразилось на жизни Украинской Православной Церкви?

– Никак не отразилось. На самом деле, во внутренней жизни УПЦ никаких изменений нет. Церковь как жила, так и живет.

– Как изменилось количество приходов УПЦ после образования ПЦУ?

– На сегодняшний день наша Церковь потеряла 128 храмов в результате рейдерских захватов. Кроме того, волна незаконных перерегистраций уставов религиозных общин в ПЦУ чиновниками обладминистраций задела 220 наших приходов. И только 84 прихода перешли из Украинской Православной Церкви в ПЦУ добровольно, в соответствии со всеми юридическими нормами. Прежде всего, я имею в виду необходимое по закону решение двух третей членов общины.

О чем это говорит? Во-первых, 84 общины – это менее процента от всех приходов УПЦ. Получается, что без административной поддержки и рейдерских захватов соответствующий процесс переходов имеет минимальный масштаб.

Решение собрания всего села перевести храм УПЦ в ПЦУ выглядит как решение жителей вашего подъезда отдать вашу квартиру в другие руки. Даже без Вашего ведома и ведома членов Вашей семьи.

Во-вторых, ситуация с 84 приходами указывает, что если существует настоящая поддержка идеи перехода в ПЦУ со стороны большинства верующих общины, то этот переход происходит без каких-либо проблем. А конфликты как раз возникают только тогда, когда этот процесс пытаются инициировать искусственно. Например, путем голосования не членов религиозной общины, а волеизъявлением жителей всего населенного пункта, в котором находится храм этой общины. Это является прямым нарушением закона и очень часто служит основой для неправомерной перерегистрации наших приходов в юрисдикцию ПЦУ.

Со стороны подобные действия выглядят как, к примеру, решение жителей вашего подъезда отдать вашу квартиру в другие руки. Даже без Вашего ведома и ведома членов Вашей семьи. И узнаете Вы об этом только тогда, когда неизвестные люди начинают ломать замки в Вашей двери, прикрываясь документами, заверенными нотариусом на основе протокола голосования жителей подъезда.

– Сейчас храмы Украинской Православной Церкви продолжают захватывать?

– По сравнению с периодом президенства Порошенко ситуация, слава Богу, уже не такая удручающая. Однако, необходимо признать, что в определенных регионах сохраняется тенденция к захватам храмов. Речь идет, в частности, о Ровенской и Черновицкой областях. В Винницкой области и на Волыни также продолжается эпопея с незаконной перерегистрацией наших общин.

Меня лично шокировали сообщения в СМИ о ситуации в селе Мышев Волынской области. Там наша религиозная община подтвердила протоколом своего собрания, что не собирается переходить в ПЦУ. Однако чиновники это не просто проигнорировали. Они взяли в работу другой протокол, подписанный не на собрании указанной религиозной общины, а – фактически непонятно кем, и на его основе осуществили перерегистрацию.

В ответ на резонный вопрос верующих о причинах такого беспредела представители местной власти заявили, что совершили бы перерегистрацию и в случае, если бы под протоколом поставили свои подписи лишь 3 человека. Комментарии, как говорится, излишни.

Конечно, мы не намерены мириться с такими правонарушениями. Только за этот год подано более 150 судебных исков по соответствующей проблематике.

Также нужно отметить, что во многих регионах Украины незаконная регистрация стала поводом для рейдерских захватов церковного имущества, которое часто сопровождалось избиениями, а то и кровопролитием. По фактам совершенных правонарушений, а также из-за препятствования в совершении церковного богослужения, незаконного проникновения и осквернения святынь открыто более 250-ти уголовных производств.

– Есть ли какое-то общение с ПЦУ, направленное на решение конфликтных ситуаций?

– На самом деле конфликт существует именно у представителей ПЦУ с нами, а не наоборот. Ведь это не мы забираем у них храмы, а они у нас, не мы стараемся их переименовать, а они инициируют эти переименования. Поэтому нам бы хотелось, чтобы они просто вели себя по-христиански. Ведь их поведение не всегда можно назвать христианским: силовые захваты храмов, клевета, политиканство и тому подобное. К сожалению, их выход из нашей Церкви в начале 1990-х годов привел вначале к расколу в Украине, а нынешняя «легализация» ведет к расколу уже и во всем мировом Православии.

– Продолжаются военные действия на Донбассе. Расскажите о церковной жизни в этом многострадальном регионе.

Большинство восточных епархий УПЦ, находящихся на Донбассе, разделены надвое. Часть епархий находится на подконтрольной Киеву территории, а часть – на неподконтрольной. В целом, в зоне военного конфликта УПЦ имеет около тысячи приходов, пять епархий, монастыри.

Мы надеемся, что в следующем году мы увидим в этом регионе положительные изменения. Украинская Православная Церковь молится за то, чтобы нашей стране удалось достичь прекращения огня, чтобы наступил мир и прекратилась вражда.

Во всех храмах нашей Церкви там звучит молитва за Украину, на богослужениях поминается Митрополит Киевский и вообще, УПЦ – единственная структура, которая объединяет людей по обе стороны конфликта. Священнослужители несут посильную помощь мирным жителям Донбасса. Местная самопровозглашенная власть не вмешивается в нашу деятельность и не препятствует служению Церкви.

Мы надеемся, что в следующем году мы увидим в этом регионе положительные изменения. Украинская Православная Церковь молится за то, чтобы нашей стране удалось достичь прекращения огня, чтобы наступил мир и прекратилась вражда. К этому стремятся верующие украинцы по всей стране, но особенно в мире нуждаются люди Донбасса, измученные этой почти шестилетней войной.

– Чем грозит принятие в общение ПЦУ Александрийским патриархом и Афинским архиепископом?

– Это означает угрозу раскола в православном мире. Вернее, это, фактически, уже раскол. Ситуация в мировом Православии значительно ухудшилась, и разделение между Поместными Православными Церквами углубилось. Ведь есть и будут Церкви, которые никогда не признают ПЦУ.

Поэтому решение проблемы и мы, и большинство Поместных Церквей видим только в Всеправославном совещании по этому вопросу. Предстоятели Иерусалимской, Албанской Церквей, Православной Церкви Чешских земель и Словакии уже призвали к Всеправославному собранию. Сейчас множество архиереев в Поместных Церквах об этом говорят, и очевидно, что необходимость такого собрания назревает. 

И мы надеемся, что в наступающем, 2020 году удастся реализовать предложение Иерусалимского Патриарха Феофила и собрать в Иордании совещание Предстоятелей Поместных Православных Церквей для преодоления кризиса в мировом Православии.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Должна ли УПЦ участвовать в миротворчестве на Донбассе?
да, быть миротворцами заповедовал нам Христос
88%
нет, этим должны заниматься власти
4%
это бесполезно, политики мира не хотят
8%
Всего проголосовало: 873

Архив

Система Orphus