О диакониссе Олимпиаде и сути женской красоты

Фото: budte-aktivny

О деве праведной жизни, святой диакониссе Олимпиаде, можно говорить много. Подробное описание ее жития и подвига найти несложно. А поговорить мне хотелось бы о другом. 

7 августа Православная Церковь празднует память святой диакониссы Олимпиады. Эта прекрасная дева канонизирована за праведную жизнь и свою преданность святителю Иоанну Златоусту, которая стала причиной ее страданий и смерти в заточении.

О святой Олимпиаде можно говорить много, подробное описание ее жития и подвига несложно найти в сети, а потому я не вижу смысла здесь их повторять. Хотелось бы поделиться лишь несколькими своими размышлениями, которые приходят в голову, когда знакомишься с образом ее жизни и нравственной атмосферой, царившей в Константинополе в конце IV века.

А поговорить хотелось бы о женской красоте.

Каноны женской красоты – это стереотипы, навязываемые нам индустрией моды, производителями способов и инструментов «улучшения» внешности, и, соответственно, обществом. В разные времена эти каноны были разными. Сегодня, как и во все времена, агрессивно действующая индустрия красоты, по сути, заточена на одно – блуд, сознательный или неосознанный.

Очень грустно сегодня смотреть на десятилетних девочек, фотографирующихся в неподобающих позах с одобрения бабушек и дедушек (я не говорю уже о более молодых родителях). К сожалению, большинство таких людей даже не задумываются о том, к чему они готовят своих детей. Я не сноб и вполне умею ценить женскую красоту, но прекрасно отдаю себе отчет, что даже такая, казалось бы, субъективная вещь как эстетическое чувство, в той или иной мере, формируется не мной, а теми институтами и средствами, о которых шла речь выше.

Красота тела сгниет в сырой могиле, а красота сердца может пережить еще не одно поколение.

Кто-то может со мной поспорить и сказать, что есть хоть какие-то объективные критерии красоты, свойственные всякому человеку не зависимо от влияния внешних факторов. Позволю себе с этим не согласиться, а для подтверждения своей позиции предлагаю обратиться к примерам из истории.

Святая Олимпиада диакониcса. Фото: СПЖ

Начнем с каменного века.

35 тысячами лет до Р. Х. датируется статуэтка Венера из Холе-Фельс, которая говорит нам о том, что в те времена мужчинам нравились женщины с мягко говоря, довольно пышными формами. Критерии красоты древних египтян были схожи с современными, а вот древние греки ценили в женщинах не очень длинные ноги и полные плечи.

В Средневековье популярной была бледность лица и высокий лоб. Для достижения первого эффекта женщины натирались лимонным соком, свинцовыми белилами и делали кровопускания, а для достижения второго – выщипывали волосы надо лбом и мазали это место разными мазями, препятствующими их росту.

В эпоху Возрождения эталоном снова становятся пышные формы, а XIX век возвращает критерии красоты вспять – только теперь для достижения белизны кожи женщины пьют уксус. Продолжать это повествование можно еще очень долго, а если выйти за пределы Европы и поговорить о черных зубах японок, длинных шеях индонезиек или шрамах и растягивании различных частей лица женщин африканских племен, но тема эта начнет стремиться в бесконечность.

За простым черным балахоном святой Олимпиады скрывалась невероятная глубина и красота женской души.

Теперь нужно сказать к чему это все. А к тому, что подлинная красота женщины, как бы рафинировано это ни звучало, – это ее внутренний мир: ее устремления, принципы, цели жизни, ее характер, интересы, темперамент и многое другое. Все внешнее – чаще всего наносное, навязанное.

Вот здесь жизнь святой Олимпиады и должна быть примером для многих наших женщин (да и мужчин тоже).

Когда Константинополь утопал в разврате, праведная Олимпиада являлась светочем целомудрия. Когда даже диакониссы и вдовы, нося черные платья, в их фасоне и своем поведении подражали богатым вельможам, Олимпиада была образцом степенности и кротости. Когда добрые дела рассматривались лишь как обязанность священства – она самоотверженно служила бедным, больным и старикам. За простым черным балахоном святой Олимпиады скрывалась невероятная глубина и красота женской души.

Внешнее невозможно передать, внешним невозможно научить, им можно только заразить.

С ухоженной, но бездушной женщиной счастья не построишь, детей не воспитаешь, да и просто о жизни и проблемах на кухне не поговоришь. Всем внешним, рано или поздно, пресыщаешься. Кроме того, внешнее невозможно передать, внешним невозможно научить, им можно только заразить.

Внешнее, наносное, искуственное не в состоянии наполнить пространство вокруг себя совершенной радостью, истинной красотой. 

Здесь всем нам есть о чем поразмыслить. Что я оставлю после себя? О святой Олимпиаде говорят уже 1600 лет, а каким я останусь в памяти своих родных, друзей и коллег? Красота тела сгниет в сырой могиле, а красота сердца может пережить еще не одно поколение.

Дорогие женщины, девушки и девочки, в достаточной мере заботясь о красоте внешней, не пренебрегайте и внутренней красотой. В конце концов, ваше доброе сердце, ваш ум, ваш труд, ваши цели и устремления окажутся важнее внешней эстетики.

Пусть жития святых жен, таких как праведная Олимпиада, станут для вас тем ориентиром, который поможет стать по- настоящему красивыми.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Повлияют ли протесты против формулы Штайнмайера на церковную ситуацию?
да, активизация националистов приведет к новому давлению на УПЦ
45%
нет, политические протесты не влияют на Церковь
17%
нужно молиться и не думать о политике
38%
Всего проголосовало: 685

Архив

Система Orphus