Протоиерей Виктор Парандюк: «Я выбрал другой путь»

Протоиерей Виктор Парандюк. Фото: Павел Лебедев для СПЖ

Община святого Александра Невского лишилась храма в январе нынешнего года. Как обстоят дела сейчас – в интервью с настоятелем протоиереем Виктором Парандюком.

На самом деле все очень просто: чтобы сохранить общину и продолжить богослужения священник из Винницы Виктор Парандюк взял в долг 50 тысяч долларов и купил земельный участок с домом, чтобы оборудовать в нем храм.

Для него, подполковника ВВС Украины в запасе и отца четырех детей – это огромная сумма. А в условиях гонений на каноническую Церковь, создание храма на участке, купленном за деньги взятые в долг под личную ответственность – еще и большой риск. Тем не менее, отец Виктор пошел на этот сложный для него и его семьи шаг, отказавшись от менее рискованных и благополучных вариантов.

Дом, который отец Виктор выбрал под храм, находится на перекрестке улиц Леси Украинки и Салтыкова-Щедрина – в 300 метрах от здания, где храм находился раньше. Фото: Павел Лебедев для СПЖ

«Вопрос не в том, как удобнее мне устроиться в жизни»

Община святого благоверного князя Александра Невского лишилась места для богослужений еще 5 января нынешнего года.  Тогда, из-за отказа переходить в ПЦУ, верующих заставили покинуть помещение храма на территории Винницкого училища Департамента полиции охраны, созданного их усилиями, и в котором они молились более 10 лет. Все эти месяцы настоятель искал возможность обрести храм для своих прихожан.

– Для меня это в первую очередь ответственность перед моей общиной. Ведь это по-своему родные для меня люди, с большинством из которых я уже вместе 10 лет. Семьи, которые я венчал, дети, которых крестил и которые выросли у меня на глазах. Я не мог это все оставить в том положении, в котором мы оказались. Поэтому, чтобы община не распалась за период, пока меня временно определили в другой храм к отцу Алексию, а это на другом конце города (храм священномученика Владимира в Виннице), я все это время старался обеспечивать транспортом моих прихожан, особенно, кто постарше, и возил их туда на службу. А главное, с момента как мы оказались на улице, я упорно искал одновременно и подходящее место под храм в микрорайоне, где проживают мои прихожане, и инвестора, что гораздо сложнее, который смог бы финансово помочь нашей общине с приобретением недвижимости. Проще говоря – пожертвовать денег.

Полгода встреч, переговоров, устных и письменных просьб… и отказов – что поделать, время тяжелое. В результате я решил пойти на беспрецедентный для меня, рисковый поступок и одолжить необходимую сумму. Слава Богу, что нашелся такой человек, который пошел навстречу и одолжил деньги без процентов на два года. Далее пришлось уговорить мою матушку, так как без ее официального разрешения невозможно было нотариально оформить заем на мое имя. А она очень сильно переживала по этому поводу.

Отец Виктор вполне мог бы остаться служить в храме у о. Алексия Иродова или оборудовать храм в другом месте с куда меньшими затратами. Но тогда бы его община попросту распалась.

– Вопрос ведь не в том, как удобнее мне устроится в жизни. У меня было и до сих пор есть реальное предложение от очень хорошего друга юности Сергея Рябчинского – мы вместе с ним еще школьниками начинали летать в аэроклубе. Сейчас у него свой частный аэродром в Подмосковье, он хочет построить там храм и предлагает мне служить в нем – переехать туда с семьей. Причем, не в долг построить – он в любом случае планирует восстанавливать там храм на месте разрушенного во время войны. Но в силу того, что я выбрал другой путь, от предложения отказался. Оставить общину, которую изгнали из храма, а самому устраиваться поудобнее –  для меня имеет привкус предательства. Я так не могу.

Фото: Павел Лебедев для СПЖ

«На данный момент главное – общине есть где молиться»

Дом, который отец Виктор выбрал под храм, находится в центре микрорайона «Корея» на перекрестке улиц Леси Украинки и Салтыкова-Щедрина – в 300 метрах от здания, где храм находился раньше. Место для церкви идеальное – на виду у всех и на пересечении больших улиц. Несколько лет назад здесь располагалось кафе «Вишневый сад».

– В то время, когда Западная Европа переоборудует христианские храмы под рестораны и центры досуга, мы здесь кафе перестраиваем в храм, а это радостно уже само по себе.

Общая площадь дома – 120 кв. м, а основное храмовое помещение около 60 метров – примерно столько же метров было и в бывшем храме. Но священник помимо краткосрочных планов имеет и видение долгосрочной перспективы.

– Надеюсь, в ближайшее время мы там начнем служить и отдавать долги. А вот когда рассчитаемся полностью, будем начинать проектирование и строительство на этом участке полномасштабного храма. С привлечением инвестора, потому что на строительство храма нужны колоссальные деньги. На данный же момент главное – общине есть где молиться. И для временного храма это здание очень подходит.

Сейчас дом «ударными темпами» переоборудуется под храм – проводится необходимый минимум внутренних работ, чтобы скорее начать богослужения. Работают и прихожане, и наемные рабочие. Все остальное настоятель планирует доделывать уже после того, как церковная община обретет «крышу над головой».

– Много работы сейчас – только этим и занимаюсь. Было много разных нюансов в самом здании. Например, была полностью «разморожена» система отопления, пришлось делать ее с нуля, электрику меняем. А это тоже денег требует не маленьких. Оплачиваем силами общины и из тех денег, которые жертвуют. За прошлую неделю ушло 30 тыс. гривен на отопление и электрику. Но думаю, что на все ремонтные работы по храму потребуется не больше пяти тысяч долларов. Это чтобы все полностью привести в порядок.

Сейчас дом «ударными темпами» переоборудуется под храм – проводится необходимый минимум внутренних работ, чтобы скорее начать богослужения. Фото: Павел Лебедев для СПЖ

«Я полагаю, что все это следует делать»

– Отче, учитывая специфику нынешней ситуации вокруг УПЦ, как Вы оценивает риск, на который Вы пошли?

– Конечно риск есть, но как по-другому? Проще всего мне было остаться служить у о. Алексия, но тогда община разбрелась бы по другим храмам. Разве я для этого сан принимал?

Но ведь новый храм могут отобрать также, как и предыдущий!

– Это не так. Тот храм не принадлежал общине – он был ведомственный. И в подобных случаях церковная община всегда находится «на птичьих правах». А сейчас и дом, и земля под ним – частная собственность. И нас теперь сложнее оттуда убрать.

– В данном случае Ваши планы – это оптимизм или реализм?

– Думаю, что это реальные планы. Хотя, конечно, учитывая нынешнюю ситуацию и ее возможное развитие, «палки в колеса» нам будут вставлять со всех сторон. Но будем бороться и идти дальше. А что делать?! Это как в бардовской песне из известного старого фильма: «– Вы полагаете, всё это будет носиться?– Я полагаю, что всё это следует шить!» И я полагаю, что всё это следует делать, поэтому стараюсь делать все возможное со своей стороны, в надежде, что с Божьей помощью оно как-то управится. «Делай, что должен, и будь, как будет». Говорят, первым это сказал император Марк Аврелий.

– Т.е. возможность ужесточения политики нашего государства в отношении УПЦ Вы не исключаете, и тем не менее решились на такой финансовый риск.

– В реализации проекта по храму я сейчас наиболее защищен в сравнении со многими другими нашими общинами. Дом и земля – частная собственность, и наша приходская община будет в нем молиться. Как в советские времена люди молились в домовых храмах. Причем, преследования тогда были гораздо жестче – религиозная деятельность вообще запрещалась. У нас таких прещений нет. Кстати, сектанты всякого рода действуют подобным образом – покупают землю, помещение и там собираются. И я считаю, что в период, когда очень многое в ситуации вокруг Церкви зависит от коньюктуры политики и власти, этот вариант самый надежный.  

Фото: Павел Лебедев для СПЖ

«Низко кланяюсь всем вам, дорогие мои!»

– Как будете возвращать долг?

– Надеюсь, что с Божией помощью и милостью, и человеческой помощью мы эти деньги сможем собрать. А силами общины это не реально – деньги для нас очень большие. Но люди, занимающиеся волонтерством рекомендовали мне срок для займа минимум в два года, чтобы собрать такую сумму. Только нужно трудиться на всех площадках в интернете и социальных сетях, искать спонсорскую помощь. Поэтому и договор о долге заключен на два года.

По сути, сейчас мы создаем храм всем миром. Люди, жертвующие деньги, присылают записки, о ком молиться, сам восстанавливаю имена благотворителей по банковским перечислениям. Помянник растет. Мы на собрании приходской общины посчитали, что нужно, условно, 500 человек, которые бы за эти два года пожертвовали нам по 100 долларов. И сумма в 50 000 долларов была бы перекрыта. И мы приняли решение, что те люди, которые  пожертвуют 100 долларов за это время (хоть единоразово, хоть частями за весь период), будут записаны в помянник навсегда. Сколько времени будет существовать наш храм, столько будет в нем твориться молитва за этих людей.

О. Виктор Парандюк в Facebook:

«Дорогие братья и сестры, очень нужна ваша помощь!

Всегда меня занимал вопрос, как будут выглядеть гонения на православных в 21 веке. И вот наша церковная община оказалась на улице. Храм был ведомственный, но при нем нас собралось много. Полгода мы искали выход, и тогда я принял сложное для меня и моей семьи решение – одолжил деньги и купил помещение на соседней от бывшего нашего храма улице. У всех нас появилась надежда. Сейчас мы всем приходом готовимся начать службы, своими силами проводим строительные и ремонтные работы...

Но сумма одолжена баснословная – 50 тысяч долларов! Денег отдать такой долг у меня нет. Прихожане тоже простые люди. Но когда я брал его, просил Господа и надеялся, что многие захотят помочь. Помогите, пожалуйста, нам! Иначе наша храбрость закончится позором».

«Помогите, пожалуйста, нам! Иначе наша храбрость закончится позором». Фото: www.facebook.com/permalink

Дорогие мои! Родные мои!
Видит Бог, насколько я Вам благодарен!!! Буквально за два дня Вашими усилиями мы уже собрали сумму более тысячи долларов! До 50 тысяч ещё конечно далеко, но я верю, что с Божьей помощью это возможно. Спаси Господь каждого из Вас, кто в меру своих сил и возможностей помогает нашей общине в созидании Александро-Невского храма! С трепетом в сердце переписываю имена жертвователей в помянник нашего храма. Благослови вас всех Господь!
Большая просьба к жертвователям из России, отписывайтесь мне в сообщениях о ком молиться, так как в отличии от приложения Приватбанка, приложение Сбербанка не показывает от кого поступили средства (видно на фото, которые прилагаю).

Низко кланяюсь всем вам, дорогие мои!

***

Дорогие мои, благодаря банковским приложениям, стараюсь «выудить» имена тех, кто вносит пожертвования на храм, чтобы молиться о вас у престола на литургии. К сожалению, не все имена мне доступны, но Господь знает всех вас и ваши нужды. Молю, чтобы Господь никого из вас не оставил без помощи в этой жизни и без награды в Жизни вечной!
Храни вас Бог!

Реквизиты для пожертвований:

– в гривнях:
карта ПриватБанка: 5168742719775573, Парандюк Виктор Евгеньевич.
карта УкрСиббанка: 5169307509725730, Парандюк Виктор Евгеньевич.
– в рублях:
карта Сбербанка: (Россия): 5469380048409113, ViktorParandyuk.
– в долларах и евро:

счета в УкрСиббанке указаны в фотоприложении.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Что означает встреча главы УГКЦ и патриарха Варфоломея?
скорое объединение ПЦУ с униатами
85%
глава Фанара потребовал, чтобы униаты держались от ПЦУ подальше
3%
просто случайно пересеклись в коридорах Ватикана
12%
Всего проголосовало: 554

Архив

Система Orphus