«Стройте-стройте – мы все равно у вас храм отберем!»

Прихожане в строящемся храме первомученика Стефана. Фото: Павел Лебедев

Прихожане церкви в винницком селе рассказали, как раскольники угрожают отнять храм, который община строит почти 15 лет.

14 лет строят прихожане УПЦ храм в селе Чернятин Жмеринского района Винницкой области. Каждый кирпич в нем, каждый сантиметр – молитвы, тяжелый труд и многие усилия его настоятеля и прихожан, пожертвования православных с разных приходов Украины. И все эти годы на возводимое здание зарятся раскольники. Сейчас уже почти построенный храм находится под угрозой захвата.

«Наш храм в "черном списке" и под постоянной угрозой»

Храм первомученика Стефана в селе Чернятин Винницкой области. Фото: Павел Лебедев

Поползновения раскольников активизировались в 2014 году. И хотя нападки удавалось пресекать, сторонники Киевского патриархата откровенно издевались над прихожанами: «Стройте-стройте – мы все равно у вас храм отберем!» Пресловутый Томос развязал им руки по классическому рейдерскому сценарию. В январе 2019-го они провели собрание территориальной общины и подали документы в управление по делам национальностей и религий Винницкой облгосадминистрации для перевода храма в ПЦУ.

«От имени нашей общины Украинской Православной Церкви они, не пребывая в этой общине ни единого дня, проголосовали, что наша община переходит в ПЦУ, – рассказывает настоятель храма первомученика Стефана отец Александр Лапко. – Подписались нашим юридическим именем, не имея к нам никакого отношения. Они даже никогда порог этой церкви не переступали!»

В списках за ПЦУ – 140 граждан, а в Чернятине проживают свыше 1 600 человек. Активных прихожан храма – чуть больше 20. Церковная община провела два собрания, до и во время инициативы ПЦУшных активистов, выразив единогласное решение остаться в канонической УПЦ во главе с Блаженнейшим Митрополитом Онуфрием. Протоколы за подписью 76 человек подали в управление религии. Однако ответа нет.

«Наш храм сейчас в "черном списке" и под постоянной угрозой, – говорит отец Александр. – По закону, нужно три месяца на процесс перехода в ПЦУ после подачи документов, а они уже прошли. От имени нашей общины раскольники могли внести изменения в устав и зарегистрироваться».

В конце Великого поста настоятелю пришло письмо от сторонников ПЦУ с ультимативным требованием в трехдневный срок выдать им печать, ключи и уставные документы. Мол, нарушает батюшка статьи Уголовного кодекса и права верующих – не допускает их на богослужение в храм. А цель раскольников – поочередное служение в храме с раскольниками.

Настоятель требования проигнорировал. Зато, по благословению архиепископа Винницкого и Барского Варсонофия, поставил в храме сигнализацию, видеонаблюдение и начал проводить богослужения. Да, здание не достроено, работы еще ох как много требуется. Но как же светло и радостно в нем! И какое счастье у прихожан, что Воскресение Христово они встретили в новом храме.

«Внутри храма рос бурьян выше головы и деревья»

Церкви в селе Чернятин не было лет 40, а то и больше. Старый храм комсомольцы разрушили, а в новом надобности не было. Потому что большинство жителей считались передовой сельской интеллигенцией советского образца – без религиозных предрассудков.

До постройки нового храма община УПЦ молилась в старом сыром домике. Фото: Павел Лебедев

Приход возродили в 1998 году, а храм приютили в старой хате – бывшем здании почты. Даже после всех побелок сырость и плесень там была такая, что настоятель не оставлял в алтаре Святые Дары. А отец Александр Лапко – четвертый священник на этом приходе. Служит восьмой год и строит новый храм. Вернее, достраивает.

«Приехали мы в Чернятин 25 мая 2013 года, – рассказывает он. – Старое здание церкви в аварийном состоянии, новый храм – стены выгнаны на уровне окон, а внутри рос бурьян выше головы и деревья. Мы с матушкой до этого в своей жизни ничего не построили, а тут Господь так управил, что нужно было храм возводить».

Прихожан на тот момент человек десять было – в основном, пожилые женщины. И на Вознесение Господне батюшка объявил собрание жителей села, чтобы обсудить продолжение строительства храма.

«Горсточка людей собралась – никакой сельской сходки не было, – вспоминает отец Александр. – Приехал благочинный, прихожане наши собрались. А на следующий день мы своими силами стали разбирать стены. Старая кладка была некачественная – 12 рядов кирпича пришлось полностью выбросить».

«Мы эту церковь начинали строить с первого камешка»

Прихожанки храма первомученика Стефана села Чернятин. Фото: Павел Лебедев

Рассказывают прихожане храма первомученика Стефана.

Татьяна Михайловна:

– Дождь, холодина, а мы камни носили мешками. Многих уже нет в живых из тех, кто начинал нашу церковь строить. Я самая младшая была среди тех, кто начинал. Семьями ходили – от "а" до "я". И старый храм, бывшую почту, в порядок приводили – воды наносились, глины намесились, чтобы можно было где-то служить.

Ольга Николаевна:

– Вы бы видели, как мы этот храм начинали строить! Как сами фундамент копали и засыпали, фартуками землю носили. И малые, и старые – семьями работали. И мы не хотим наш храм отдавать, хотим молиться по-старославянски – на языке, который нам принесли святые Кирилл и Мефодий, чтобы проповедовать Слово Христово.

Галина Григорьевна:

– Мы любим свой храм и будем добиваться, чтобы нам его оставили. Мы же строили этот храм и старались на него все – это мы больше всего вкладывали в него свой труд и средства. Зарабатывали – яблоки собирали, рябину рвали. Это же наш храм, как же его можно забрать? Все равно, что мне чья-то хата понравилась и я ее приду забирать. Кто-то отдаст?! Нет!

Прихожане говорят, что село разделилось во мнениях: «половина людей за нас – половина за автокефальную». До открытых конфликтов не доходит, но провокации со стороны активистов бывают. В соседних селах, Севериновке и Токаревке, вплотную примыкающих к Чернятину, действуют два храма Киевского патриархата, которые теперь за ПЦУ. Но светлый храм на холме не дает покоя «религиозным патриотам».

Наталья Михайловна:

– Вас же никто не прогонял – вы сами захотели той церкви. Есть у вас два храма – ходите себе! Мы не против. Что же вы к нашему храму имеете?

«Воду мутят те, кто ничего не сделал для строительства храма»

Глава ревизионной комиссии церковной общины Валентина Бардюк:

– Мы подбили все счета за последние семь лет, что батюшка Александр с нами, – 1,5 млн грн ушло на строительство. Село сдало 260 000 за эти годы. А по тому списку, где 140 человек проголосовали за переход в ПЦУ, – 50 000 грн сдали. Остальное – все мы. Яблоки, рябину собирали, люди жертвовали батюшке с других приходов. И получается, что их часть – 0,1% на наш храм. А они нам говорят, что даже если сдали гривну, то уже имеют право на наш храм.

Кассир по строительству Любовь Ковальчук:

– Строительную кассу я веду с 2008 года. И до меня была кассир, ведь строительство началось в 2003 году. С этого времени есть все документы по сбору средств, оформлению строительства и собственности на землю. У меня находились только те деньги, которые шли сугубо на строительство, – все, что мы зарабатывали, и что жертвовали люди на Пасху, Рождество, Троицу и другие праздники. Но нам еще много помогали благотворители – кто кирпич даст, кто шпаклевку и другие материалы. Эти средства мы как деньги не учитывали.

Кассир по храму Леся Будько:

– Много людей приложили усилия в строительстве храма. И те, кто принимал активное участие, так и остались нашими прихожанами. Но, как обычно, воду мутят те, кто ничего не сделал для строительства храма или сделал совсем мало. А переговоры ни к чему не приведут – эти люди не хотят слышать. Наших оппонентов не интересует наше мнение вообще. Сначала они говорят, что идут с миром, а потом начинается реальная агрессия – кричат и некрасиво себя ведут. Умный человек на переговорах так себя не будет вести.

«Как зомби сделались – ничего слышать не хотят»

Кассир по храму Леся Будько:

– Мои коллеги рассказали, что к ним приходили собирать подписи. Сначала им сказали, что это подписи за то, чтобы установить в Чернятине банкомат – для удобства получения пенсий, стипендий, зарплат и т.д. Конечно, все хотят! Но на листе не было указано, для чего эти подписи – просто распечатанная пустографка. И куда пошли эти списки, никто не знает.

А еще людям говорили: «Вы что, за Путина?! Если за Путина – можете не подписываться». Понятно, что все подписывались.

Т.е. информация была разная, а люди, не понимая за что, ставили свои подписи.

В разговор подключились и другие прихожанки храма первомученика Стефана в Чернятине:

– А к тем, кто будто бы стал ходить в Токаревку к КПшникам, мы уже не ходили собирать деньги на храм. Лет пять уже, наверное, не ходим – с тех пор, как изменилось отношение к нашей Церкви. Раньше люди давали по возможности, и все знали, какой мы храм строим.

– Мы же ведем журнал, и у нас записано, сколько каждая семья сдала. Мы готовы вернуть эти деньги и даже больше, если они будут строится. Но они не хотят это слышать. Они хотят прийти в наш храм служить со своим «священником».

– Пока что ПЦУшики служили в пустующем банкетном зале и на стадионе. Но они хотят наше. Они переманили каким-то образом людей и говорят, что это люди вложили свои средства.

– Мы хотим с людьми поговорить, но они не даются. Как зомби сделались – ничего слышать не хотят. И общаться с ними нереально.

«Ждать от них можно всего, что угодно»

Священник Александр Лапко, настоятель храма первомученика Стефана в селе Чернятин. Фото: Павел Лебедев

Настоятель храма первомученика Стефана в селе Чернятин отец Александр Лапко:

– Если раньше село было и неполитическим, и нерелигиозным, то теперь оно стало враждебно настроенным к Церкви. Потому что людей обрабатывают т.н. патриоты и СМИ. Но почему мы должны отдать то, что им не принадлежит?

Церковная община – собственник здания храма со всеми документами на право собственности, и земля выделена сельсоветом общине в бессрочное пользование. Это дает нам право защищаться в правовом поле, и только так мы можем с ними бороться.

Мы обращались к начальнику полиции Жмеринки, он выслушал нас, вызывал их и сказал, что рассудить может только суд, за кем останется этот храм.

Как рассказал отец Александр, община подавала заявление в Административный окружной суд на действия управления по делам национальностей и религии Винницкой облгосадминистрации, но дело закрыли, потому что со стороны управления нет никаких действий:

– Активисты подали документы, начата процедура перехода, но пока еще ничего не сделано. Но мы не знаем, во что выльются их намерения. Управление религии или будет держать документы на перерегистрацию и не даст им ходу, или под общий шум смены власти выдаст им документы. Если это произойдет, мы будем подавать в суд.

Сложно сказать, что можно ожидать от тех, кто сегодня предъявляет претензии на наш храм. Люди непредсказуемые и невменяемые, вести с ними диалог очень трудно. Поэтому ждать от них можно всего, что угодно, – как от руководителей-активистов, так и от тех, кого они могут привезти. Примеров есть множество, и вполне вероятно, что они постараются использовать накопленный опыт своих единомышленников. Хотя все в Божиих руках – мы все это знаем. Все это проходит через скорби и терпение, но Господь укрепляет верующих людей.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Может ли православный отмечать Ивана Купала?
нет, православные в этот день празднуют Рождество Иоанна Предтечи
78%
да, повеселиться, прыгнуть через костер – что тут плохого?
2%
поклонение бесам и христианство несовместимы
20%
Всего проголосовало: 807

Архив

Система Orphus