Существует ли «афонский камертон»?

Святая гора Афон известна во всем мире, и имеет огромный авторитет в православных кругах. Часто Афон воспринимается как едва ли ни единственное место на земле, в котором хранится подлинная чистота православия и древние монашеские традиции. Так ли это? Является ли Святая гора центром вселенского православия? Можно ли назвать ее «камертоном», по которому необходимо сопоставлять свои взгляды и убеждения? Как афониты смотрят на церковную ситуацию в Украине? Об этом, и о многом другом мы беседуем с церковным историком и исследователем Афона, директором Международного института афонского наследия, главным редактором альманаха «Афонское наследие» Сергеем Викторовичем Шумило.

– Сергей Викторович, иногда можно услышать мнение, что Афон является центром вселенского Православия… Насколько справедливо так считать?

– Афон никогда не был центром вселенского православия. Он ведь не является и никогда не был каким-то церковно-административным религиозным центром, на подобии Ватикана. Поэтому сравнения Афона с Ватиканом в корне неверны. Правильнее говорить, что Афон является неким духовным центром, средоточием православного монашества и монашеской традиции. Это действительно уникальный в истории христианства международный центр восточного монашества независимо от национальной и государственной принадлежности.

В периоды расцвета на Афоне насчитывалось около 300 монастырей. Сегодня их всего 20 и чуть более десятка скитов, а также множество келлий и калив. В составе греческого государства Афон пользуется правами автономной монашеской республики, что закреплено Конституцией Греции. Но главное все же не это, а то, что здесь везде на протяжении тысячелетия неразрывно сохраняется монашеская традиция преемственности от старцев к ученикам. А главной задачей «граждан» этой «республики» является молитва. И в этом отношении Афон действительно является своего рода духовным центром монашества и молитвенного делания, но никак не административным.

Кроме того, важно помнить, что именно Афонскую гору избрала своим Уделом сама Божия Матерь. Поэтому Афон во всем христианском мире издревле почитается Уделом Божией Матери. И это не какая-то художественная метафора. Это подлинный духовный Удел Богородицы. И если паломник на Афоне пребывает в правильном духовном настрое, то он там ощущает присутствие Божией Матери везде и непрестанно, где бы он не находился – хоть в монастырях или скитах, хоть в отшельнических келлиях, в горах или лесах…

Культура Киевской Руси в значительной степени формировалась под воздействием монастырей, которые имели на себе сильное влияние именно афонского наследия.

При правильном духовном настрое присутствие Божией Матери здесь ощущается, как ни в каком ином месте на земле. Но очень важно самому быть внутренне подготовленным к этому.

– Вы много занимаетесь изучением роли и значения афонского наследия в истории и культуре Украины. Можете рассказать, в чем именно оно имело важное значение для Украины?

– Афонское монашеское наследие в течение многих столетий играло исключительно важную роль в развитии отечественной духовности и культуры, как в эпоху Киевской Руси, так и в более поздние времена. Особенно важным было становление под воздействием Афона Киево-Печерского монастыря, который был своего рода «рассадником» и центром монашества, духовности, книжности, культуры и просветительства по всей Руси. По сути, культура Киевской Руси в значительной степени формировалась под воздействием монастырей, которые имели на себе сильное влияние именно афонского наследия.

На Афоне первой древнерусской обителью был монастырь в честь Успения Богородицы «Ксилургу» (Древодел). Он был основан при ктиторской поддержке киевских князей св. Владимира Крестителя и св. Ярослава Мудрого. Здесь же, согласно сохранившемуся монастырскому преданию, проходил начальное духовное становление прп. Антоний Печерский, основавший впоследствии Киево-Печерский монастырь.

– А помимо древнерусского периода, имело ли афонское монашество влияние в землях Украины?

– Безусловно. Так, в период расцвета паламизма в XIV—XV вв., именно под влиянием афонского наследия на Руси начинается период «исихастского возрождения», глубоко отразившийся на формировании нашей самобытной и глубоко духовной культуры. Самым выдающимся афонитом, внесшим весомый вклад в развитие духовности и культуры Украины, был киевский митрополит свт. Киприан (Цамблак). Во времена его митрополитства на Русь с Афона привозят много книг, осуществляются переводы, получает распространения традиция исихазма.

Важную роль Афон и его подвижники сыграли и в духовно-культурном возрождении в Украине в XVII веке. Под их влиянием у нас пишутся новые полемичные произведения, открываются школы (Острожская и Киево-Братская), печатаются книги, осуществляется воцерковление запорожского казачества и вовлечение его в борьбу за религиозное и национальное освобождение.

Самым выдающимся из украинских афонитов того времени был преподобный старец Иоанн Вишенский Святогорец, а также его сподвижники прп. Иов Княгиницкий, блаженный Киприан, Исаакий Борискович, прп. Иов (Железо) Почаевский, Афанасий Межигорский, Иоасаф Густынский, Исайя Копинский, Иосиф Кориатович-Курцевич и другие. Тесные духовно-культурные связи с Афоном в это время поддерживали Киево-Печерский, Киево-Братский, Межигорский, Трахтемировский, Самарский, Манявский, Почаевский, Густынский, Мгарский, Святогорский, Мотронинский и многие другие монастыри.

Cвязи Украины с Афоном на протяжении всей многовековой истории были очень тесными.

Украинское казачество тоже поддерживало тесные связи с Афоном, приглашало оттуда опытных наставников и старцев, делало щедрые пожертвования на монастыри Афона, осуществляло паломничество, а нередко немало казаков и сами принимали на Афоне монашеские постриги и подвизались в монастырях Афона. В 1747 г. ими был основан на Афоне отдельный казацкий скит под названием «Черный Выр». Впервые сведения о нем нам удалось отыскать несколько лет назад в архивах, после чего удалось по крупицам восстановить историю этой казацкой афонской обители.

Другим выходцем из семьи украинских казацких священников прп. Паисием Величковским был основан на Афоне знаменитый Свято-Ильинский скит, который во многих документах часто именовался «малороссийским». Там тоже подвизались в основном бывшие запорожские и задунайские казаки. Несколько лет назад нами была впервые издана переписка прп. Паисия Величковского с последним кошевым атаманом Запорожской Сечи, а ныне канонизированным святым прав. Петром Калнышевским. Так что связи Украины с Афоном на протяжении всей многовековой истории были очень тесными.

– Недавно в СМИ сообщалось о том, что на Афоне Вам удалось обнаружить старинную рукопись XVII - XVIII веков с записями украинских гетманов и казацкой старшины, жертвовавших на афонские монастыри. Можете рассказать об этом?

– Да, эта рукопись представляет собой уникальный памятник, который открывает доселе неизвестные страницы тесных связей украинских гетманов и казацкой старшины с Афоном. В частности, здесь записаны знатные казацкие роды Ивана Самойловича, Ивана Мазепы, Данилы Апостола, Ивана Скоропадского, Леонтия и Павла Полуботка, Василия Борковского, Якова Лизогуба, Семена Палия, Ивана Обидовского, Василия Кочубея, Ивана Искры, Михаила Гамалия, Ивана Гулака, Игнатия Галагана и многих других.

Среди церковных деятелей внимание привлекают перечисленные роды архиепископа Феодосия Черниговского, митрополита Стефана Яворского, других архиереев, а также игуменов монастырей Киево-Печерского, Михайловского Златоверхого, Пустынно-Никольського, Межигорского, Выдубецкого, Чернигово-Елецкого, Мгарского, Густынского и других украинских православных монастырей.

Помянник украинской казацкой старшины XVII-XVIII вв. на Афоне

– Планируете ли Вы издание этой рукописи?

– Да, наш институт ныне готовит этот афонский помянник к изданию отдельной книгой, чтобы этот ценный источник был доступен для отечественных исследователей. Помимо переиздания самого помянника, к каждому упомянутому там роду казацкой старшины будут поданы комментарии с описанием биографии жертвователя и его рода. Как раз над этими комментариями мы сейчас работаем. Ведь эта рукопись может послужить ценным источником в будущих исследованиях по истории Церкви, казацкой старшины и Украины эпохи Гетманщины.

Если мы ищем на Афоне подтверждения каким-то земным событиям или процессам, политическим идеям и идеологиям, то это напрасно.

– Возвращаясь к современности… Насколько справедливо мнение, что Афон ныне является неким «камертоном», по которому необходимо сопоставлять свои взгляды и убеждения?

– Смотря о каких взглядах и убеждениях идет речь. Если мы ищем на Афоне подтверждения каким-то земным событиям или процессам, политическим идеям и идеологиям, то это напрасно. Как я уже говорил,  Афон – это место, где на протяжении тысячелетия неразрывно сохраняется живая монашеская традиция. Именно этим он ценен.

Одна из важных составляющих этой традиции – исихазм (священнобезмолвие), опыт непрестанного внутреннего делания Иисусовой молитвы. Тем, кто стремится к подлинной духовной жизни, очень важно приобщиться к такой живой и неповрежденной духовной традиции восточного монашества. Ведь у нас эта традиция неоднократно прерывалась, особенно в ХХ веке в годы богоборческих гонений. Поэтому этот афонско-исихастский тысячелетний опыт действительно является «камертоном», по которому стоит сопоставлять свою духовную жизнь. Но это совершенно не касается общественно-политических событий.

– Нередко можно услышать стереотип, будто афонские монахи и старцы обладают чуть ли не сверхъестественными качествами… Другие, наоборот, говорят, что Афон уже не тот, что он «пал», а подлинных подвижников и старцев больше нет...

– Это в людях говорит их «магическое сознание», потребность наделять других людей какими-то сверхъестественными, чуть ли не «магическими» качествами. А когда они разочаровываются в таких собственных неоправданных ожиданиях, то начинают осуждать. К сожалению, нашим людям это свойственно. Но не нужно переоценивать святогорских монахов, как и любых других. Ведь на Афоне живет несколько тысяч монахов из разных стран и разных народностей. И они не какие-то там «небожители», спустившиеся откуда-то с «небес» на землю. Это такие же живые люди, вышедшие из такого же мира… Многие из них могут иметь разные мнения по тем или иным земным вопросам, разные политические взгляды и симпатии. Между ними тоже возникают различные споры и разногласия. Как правило, шли они на Афон, чтобы удалиться от влияния мира и мирской суеты, дабы вести внутреннюю брань с собственной греховностью и совершенствоваться. Однако не у всех это получается. Это жизнь...Одни в результате непрестанной внутренней борьбы достигают вершин святости, другие наоборот – падают.  

Старчество не имеет каких-то там «магических» качеств. Это, прежде всего, духовничество, пастырство.

Так что там тоже живые люди, которые имеют свои недостатки, страсти и грехи. Так было всегда. Это и есть реальная жизнь. Кстати, поскольку на Афоне проживают представители различных национальностей, то иногда случались среди афонских монахов разногласия и даже распри на национальной почве. Особенно это обострилось в XIX – XX вв.

Так что никакой «сверхъестественности». Кстати, не стоит думать об афонских монахах и как о каких-то «прорицателях» или «гадалках», которые провидят будущее, предсказывают войны и т.п. Даже самые опытные афонские старцы этим не занимаются. У них ведь совсем иные задачи – помочь человеку исправиться духовно-нравственно. Как уже было сказано, старчество не имеет каких-то там «магических» качеств. Это, прежде всего, духовничество, пастырство. Более того, если пастырь начинает много интересоваться политикой, выдавать какие-то политические прогнозы и «пророчества», то подлинные старцы всегда предупреждают держаться таковых в стороне, так как здесь может присутствовать прелесть. Духовно опытный наставник смотрит прежде всего на духовные причины того или иного явления и избегает политики.

Не стоит «гоняться за старцами». Искать нужно не старцев, а собственного внутреннего единения с Богом, внутреннего очищения и перерождения, в чем старцы или духовники – всего лишь средство для его достижения.

Так что в более чем тысячелетней истории подвижничества на Афоне там известны как примеры небывалой святости, так и падений отдельных монахов. 

– Как же понять, подлинный это подвижник, или нет?

– Прежде всего, не стоит «гоняться за старцами». Искать нужно не старцев, а собственного внутреннего единения с Богом, внутреннего очищения и перерождения, в чем старцы или духовники – всего лишь средство для его достижения. Проводники, которые могут помочь тебе духовно, подсказать, если ты услышишь. У нас же, к сожалению, в постсоветское время возникли слишком идеализированные и даже преувеличенные представления как о старчестве, так и об Афоне.

Как я уже говорил, в собственном воображении многие у нас стали наделять старцев какими-то «магическими» качествами, что далеко не так. Ну и, кстати, погруженный в непрестанную молитву подвижник всегда немногословен. Это тоже одно из отличительных качеств. Может быть, он что-то и видит, но он это никогда не показывает. И тем более он не занимается политпропагандой или гаданиями, и направо-налево не разбрасывается словами и предсказаниями. Ведь дословный перевод слова «исихия» – безмолвие.

На Афоне немало святых подвижников и сейчас, которые творят свой подвиг втайне, не показывая этого внешним. И только Бог знает, что это великий святой. А для всех вокруг, даже для собратий, он может казаться каким-то совершенно простым, обычным монахом, который несет себе обычные послушания где-нибудь на кухне или огороде, и ничем не примечателен со стороны, как это было с прп. Силуаном Афонским. Ведь исихазм – это внутреннее делание, непрестанная внутренняя Иисусова молитва, совершаемая в тайниках души. Это стремление внутреннее, а не внешнее, соединить свой ум и уста с сердцем, и через сердце – с самим Богом, и научиться жить в таком внутреннем состоянии непрестанно. Но это самое сложное. И, увы, многие, приезжая ныне на Афон, ищут совсем не этого…

Бывали периоды, когда на Афоне некоторые монастыри даже принимали унию.

– Вы говорили о случаях падений среди афонских монахов. А были ли случаи отпадения от православия на Афоне в ереси или расколы?

Безусловно, как и в любом живом организме, состоящем из реальных живых людей, бывали и случаи отпадений от православия. Как и в любой Церкви это случалось на протяжении истории.

– А можете привести примеры?

– Бывали периоды, когда на Афоне некоторые монастыри даже принимали унию. Так в 1274 году была принята Лионская уния. По приказу папы римского и византийского императора Михаила VIII Палеолога на Афон был отправлен отряд солдат, который силой пытался принудить святогорцев принять унию. Некоторые монастыри на Афоне тогда ее приняли. Одной из первых на сторону униатов перешла Великая Лавра. Однако большинство святогорских обителей и Протат остались в оппозиции. На несогласных обрушились суровые репрессии: пострадали Зограф, Иверон, Ватопед и другие обители, многие их насельники были казнены или изгнаны с Афона. Позже, в 1308 году, Святую Гору постигло новое испытание – нашествие каталонских рыцарей. Тогда они убили на Афоне многих монахов и до основания разрушили несколько обителей, в т.ч. и наш древнерусский монастырь св. Пантелеимона, известный ныне как «Старый» или «Нагорный» Русик.

Можно вспомнить и знаменитые споры об исихазме между афонскими монахами свт. Григорием Паламой и Варлаамом Каламбрийским в XIV в. Последний, как известно, одно время жил на Афоне и выступал против исихастского учения, позже отпал в католицизм и стал там католическим епископом.

Афон хоть и святое место, но не застрахован от искушений и падений среди монахов, которые являются такими же живыми людьми.

Из более свежих событий, например, можно вспомнить гонения на старцев-колливадов в кон. XVIII – нач. XIX вв. Некоторые афонские монастыри тогда выступили жестокими гонителями этого афонского исихастского движения.  В 1774 году в монастыре Кутлумуш состоялся антиколливадский собор, на котором многих известных афонских старцев-исихастов осудили как «еретиков». Среди осужденных и изгнанных с Афона были почитаемые ныне православные святые Афанасий Париос, Макарий Нотарас, Неофит Кавсокаливит и другие старцы-колливады.

В начале ХХ века на Афоне вспыхнула т.н. «имябожническая смута», которая привела к очень сильным волнениям и столкновениям среди монахов.

Так что Афон хоть и святое место, но не застрахован от искушений и падений среди монахов, которые являются такими же живыми людьми. Но от этого значение Афона как святого места и Удела Божией Матери никогда не умалялось. Важно, прежде всего, правильные приоритеты расставлять внутри себя, тогда внешние падения отдельных монахов или даже монастырей не будут приводить нас в смущение.

– Правда ли, что Афон признал новосозданную в Украине «ПЦУ», в которой объединились бывшие представители схизматических групп УПЦ-КП и УАПЦ?

– Священный Кинот Афона не является уполномоченным решать вопросы признания или непризнания тех или иных церквей или церковных групп, это не его компетенция, потому что Афон не является отдельной Поместной Церковью. Поэтому никакого решения Священный Кинот по этому вопросу не принимал. На данный момент в разных монастырях есть разные мнения по этому вопросу, и каждый монастырь самостоятельно его решает для себя. Поэтому есть монастыри, которые принимали делегацию ПЦУ, а есть монастыри, которые отказались принимать.

Чтобы не было раскола между афонскими монастырями, Священный Кинот сознательно не хочет становиться на одну из сторон, сохраняя нейтралитет и ожидая решения этого вопроса на всеправославном уровне. Такая позиция. При этом Кинот отказался официально от имени Афона посылать делегацию в Киев на интронизацию нового главы ПЦУ. Игумены Ксенофонта и Ватопеда, которые приезжали в Киев, представляли только свои монастыри и приезжали как представители делегации Вселенского патриархата, а не как представители Св. Кинота Афона.

Основная задача афонских монахов – это не участие в церковно-политических процессах, а непрестанная молитва и исихия (священнобезмолвие). Поэтому вряд ли стоит в ближайшее время ожидать какие-то сенсационные заявления или решения.

Многие в существующих спорах хотят видеть Афон именно на своей стороне, а потому нередко прибегают к сознательному или неосознанному искажению фактов. Однако, как и всегда, основная задача афонских монахов – это не участие в церковно-политических процессах, а непрестанная молитва и исихия (священнобезмолвие). Поэтому вряд ли стоит в ближайшее время ожидать какие-то сенсационные заявления или решения. Вероятно, пока что разные позиции среди различных монастырей будут оставаться и в дальнейшем... Но, несмотря на разное понимание проблемы, все они продолжают молиться за прекращение раскола и вражды между православными верующими Украины. Это важно.

Схиархимандрит Иеремия (Алехин)

– Кого из современных афонских подвижников Вы бы отметили в первую очередь?

– Наверное, старца Иеремию (Алехина). Во всяком случае, лично мне он наиболее близок. Преставился он 4 августа 2016 г. на 101-м году жизни. Это человек, в жизни которого объединены целые эпохи. Увидев свет в 1915 году, он пережил и революции, и войны, и репрессии, прошел и через советские концлагеря, и через нацистские. Его мирская жизнь была тесно связана с Украиной. Вся семья его была раскулачена и сослана в Сибирь, после побега из лагеря он много лет скрывался, трудился на Донбассе, на металлургическом заводе и хлебокомбинате. В годы войны был насильно угнан на тяжелые работы в Германию. В разгар хрущевских гонений на веру принял монашество, подвизался в Свято-Успенском монастыре в Одессе и учился в  Одесской семинарии, и со временем уехал на Святую Гору Афон. Более 35 лет он являлся игуменом Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне. Он всегда вспоминал об Украине, говорил, что молится о ней, о мире, переживая о происходящих здесь событиях.

Он часто любил повторять, что нужно жить с Богом в сердце и без Него ничего не предпринимать. «Если будете делать все по Божьим заповедям, по любви, то тогда вселится в сердце мир, и все будет хорошо», – говорил старец.

Пережив за долгую жизнь много горя, страданий и лишений, он не только не ожесточился, не потерял веру, но даже и из этих тяжких испытаний помнил только самое хорошее, доброе… Даже вспоминая об ужасных в его жизни событиях, он всегда рассказывал с улыбкой, как о чем-то приятном. И главное, за все благодарил Бога. И всех учил не только словом, но прежде всего личным примером – любить и не помнить зла. Этот пример любви и прощения очень необходим ныне всем нам.

В Пантелеимоновом монастыре. Празднование 1000-летия дневнерусского монашества на Горе Афон. 2016 год. Фото: С. В. Шумило

– Что бы Вы хотели пожелать читателям напоследок?

– К сожалению, нам присущи заангажированные политические или идеологические взгляды, пристрастия, которые нередко раскалывают целые семьи, общество, но при этом о самом главном – о евангельском примере, о завете прп. Серафима Саровского «Стяжи Дух мирен в сердце своем!» – мы забываем. Многие афонские старцы нам как раз именно об этом постоянно напоминают. И старец Иеремия (Алехин) часто говорил, что, прежде всего, необходимо мирный Дух внутри себя стяжать, тогда и вокруг будет мир. Каждому, независимо от политических взглядов, от конфессиональной принадлежности, важно научиться этому.

А когда внутри нас кипят всевозможные политические страсти, разногласия и противостояния, независимо от цветов флагов и идеологий, мы удаляемся от Бога, следовательно – от мира. Отец Иеремия был убежден, что приблизиться к Богу можно только путем любви, потому что Бог есть любовь. Без любви ничто доброе невозможно, к ней надо стремиться, стяжать внутри себя. Этому и учит нас многовековое афонское наследие. Этим, прежде всего, оно и ценно для нас. Так, к примеру, старец Силуан Афонский в своих трудах поучает, как мир в душе своей стяжать, как научиться любить врагов. Ведь не сложно любить близких, родственников, тех, кто делает нам добро, но очень тяжело полюбить тех, кто желает нам зла. А ведь это одна из важнейших заповедей Христовых – научиться любить врагов своих… Исполняем ли мы ее?

Возможно, потому Господь часто и попускает такие ситуации, чтобы проверить нашу веру, обтесать ее, словно скульптуру, чтобы она соответствовала евангельским заповедям, о которых мы много говорим, но не всегда соблюдаем. Поэтому закончить хотел бы пожеланием стать хоть немножко ближе к этим евангельским заветам. Мир вам.

Пастырь & Паства

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Чего ожидать верующим захваченных храмов УПЦ от нового Президента?
все захваченные храмы вернут УПЦ
14%
захваченные храмы не вернут, продолжатся захваты новых
20%
ситуация заморозится: захваченное не вернут, но и новых захватов не будет
66%
Всего проголосовало: 871

Архив

Система Orphus