Первое воскресенье Великого поста: что над чем торжествует?

Икона «Торжество Православия». Фрагмент. Императрица Феодора и император Михаил III. Византия, первая половина XV века

Торжество Православия, которое святая Церковь светло празднует в первое воскресенье Великого поста, для людей далеких от Церкви – лишь повод для насмешек.

И в самом деле, какое уж тут «право-славие»? Если что и торжествует в современном мире, так это криво-славие. Все, что перекосилось, покоробилось, искривилось и исказилось в отношениях с Богом и между людьми, это как раз и славится сейчас.

Изгнанный из Эдема, человек упал с райских высот на землю вниз головой, продолжив дальнейшую жизнь в таком перевернутом положении. С тех пор все то, что человек видит стоящим прямо, на самом деле, по отношению к Небу перевернуто с ног на голову. Небесный мир отражается в земном – зеркальной противоположностью.

Только Церковь отражает Небо на Земле прямо. Остальной же мир, как и все кругом, видит Церковь перевернутой и потому все время хочет ее поправить. Так и рождается криво-славие. И в самом деле, как можно называть победителями тех, кто «испытали поругания и побои… узы и темницу, были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в ми́лотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления»? (из апостольского чтения недели Торжества Православия). Мирскому человеку с искаженным, искривленным сознанием, очень сложно понять, что все эти люди настолько же прославлены на Небе, насколько унижены на Земле.

У Бога нет недостатка во Всемогуществе, Ему доступно и возможно совершенно все. Он же почему-то всегда выбирает в качестве орудия Своего Промысла самое хилое, хлипкое и ненадежное.

Давайте посмотрим с этой точки зрения на дело Промысла Божия. Сам Бог действует в нашем мире против привычной земной логики.

Любой из нас для того, чтобы работать в саду или делать ремонт в квартире, при наличии денежных средств, покупает самый надежный и добротный инструмент. Если есть возможность, мы конечно же купим дорогую и надежную в эксплуатации машину, а не ту, которая стоит может и не дорого, но и проработает не долго. Обычные люди – и поступаем по-человечески.

У Бога нет недостатка во Всемогуществе, Ему доступно и возможно совершенно все. Он же почему-то всегда выбирает в качестве орудия Своего Промысла самое хилое, хлипкое и ненадежное. Почему «избранным народом» стали евреи? Ведь в то же время были «в самом соку» древнейшие цивилизации Индии и Китая с их уже многотысячелетней философской и религиозной традицией. Почему не Месопотамия или Персы? Или, в конце концов, сами Египтяне? Но Бог выбирает немощный народ, не имеющий своего государства и собственной письменности (они потом ее одолжат у финикийцев), народ без культурного наследия и истории. Далее Господь выводит этих рабов из Египта с помощью Своего пророка. И здесь, опять же, для переговоров с Фараоном Бог выбирает не ритора с хорошо поставленной речью, а гугнивого и косноязычного Моисея.

Вся жизнь Господа нашего Иисуса Христа от рождения до смерти также была парадоксом Божественного «бессилия». Умножающий хлеб – сам терпит голод. Имеющий возможность повелевать легионами ангелов – терпит насмешки и издевательства палачей.

Избранный народ и ведет себя соответственно своему уровню. В пустыне все время ропщет, хнычет, всем недоволен: то воды нет, то мясо ему давай. И только стоило Моисею ненадолго оставить их, как они тотчас стали выливать себе золотого тельца. Завоевав землю Обетованную исключительно благодаря помощи Божией, евреи первым делом стали блудить с соседними языческими племенами, перенимать их обычаи и изменять Единому Богу. Потом евреям надоела власть Бога над ними, и они снова закапризничали, требуя себя царя, «чтобы было, как у других народов». Всех лучших своих людей, которые возвещали им волю Божию, иудеи убивали. В конце концов, они сами в себе разделились на два царства и стали враждовать друг с другом, пока не попали в плен. Но почему-то Бог именно такой народ избирает для того, чтобы вершить судьбы мира.

Вся жизнь Господа нашего Иисуса Христа от рождения до смерти также была парадоксом Божественного «бессилия». Творец Вселенной «не имеет место, где главу приклонить». Умножающий хлеб – сам терпит голод. Имеющий возможность повелевать легионами ангелов – терпит насмешки и издевательства палачей. Даже воскреснув из мертвых, Он не являет Себя в победной славе ни Каиафе, ни Пилату, ни Анне – никому з тех, кто говорил: «если ты Сын Божий, сойди с Креста, и мы в тебя поверим».

И далее все продолжается в том же духе. Апостол Павел пишет в І-м веке то, что будет актуально в Церкви всегда: «Посмотрите, братия, кто вы, призванные: не много из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных; но Бог избрал немудрое мира... и немощное…и незнатное… и уничиженное и ничего не значащее» (1 Кор. 1:26-28).

Вся Нагорная проповедь Иисуса Христа, с точки зрения плотского человека, это перевернутая вверх ногами система ценностей. «Блаженными», т.е. «счастливыми» он называет «нищих», «плачущих», «алчущих», «жаждущих», «гонимых», «оклеветаных». И все это оказывается поводом для того, чтобы «радоваться и веселиться». Для этого, вверх ногами торчащего мира, подобные утверждения – сумасшествие. Потому мир примет с распростертыми объятиями того, кто придет на Землю вместо Христа, что людским сердцам будет ближе Анти-Христос.

Христианин, сохранивший веру и верность Богу ценой своей жизни, не умер, он уже воскрес.

Но этот мир, это земное анти-зеркалье Неба, когда-то будет разбит самим Небом. Тогда-то все и станет на свои места. Богач окажется нищим, а бедняк богатым. Тот, кто плакал, засмеется, а кто хохотал – заплачет. Обиженный и бесправный получит утешение, а обидчики будут наказаны. И то, что именно так и будет, удостоверяет нас уже теперь наша совесть. Где-то глубоко внутри себя мы чувствуем и понимаем – за все нужно будет отвечать.  Чуткое сердце видит внутренним взором, что палач, убивший невинную жертву, убил себя, вор, укравший у другого, обворовал себя, лжец также оболгал не другого, а себя самого.

Христианин, сохранивший веру и верность Богу ценой своей жизни, не умер, он уже воскрес. Мы уже по своему опыту духовной жизни знаем, что умершие могут быть намного сильнее живых. Мы уже сейчас видим, как вокруг нас ходят заживо умершие люди, а с икон смотрят ожившие святые. Это знание Церковь давно несет в опыте жизни праведников.

Кто хочет разделить это торжество со Христом, должен также принести себя в жертву.

А по сему, торжество Православной Церкви – это отражение Небесной Славы, которая еще не явлена, но уже актуализирована. Сейчас наша Церковь торжествует так же, как торжествовал избитый и уязвленный Христос, Который не отвечал на обвинения в свой адрес, не проклинал обидчиков. Он молча предавал Себя в Жертву за грехи мира. И этим восторжествовал над миром, смертью и дьяволом.

И что важно – каждый из нас, кто хочет разделить это торжество со Христом, должен также принести себя в жертву Богу. Только так мы достигнем победы. Надежда на то, что мы затесавшись среди спасаемых, незаметно войдем во врата рая, иллюзорна. Вход в Царство Божие только по пропускным билетам, на которых должна быть отпечатана своя (пусть и небольшая) голгофа и крест, а также прописана личная дорожная карта жизни, где красной линией обозначена заданная от Бога траектория, а пунктиром – путь, который мы выбирали сами. Красная линия и пунктир должны максимально совпадать.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Почему патриарх Александрийский признал ПЦУ?
понял, что ПЦУ не раскольники, а каноническая Церковь
6%
не смог отказать патриарху Варфоломею
6%
сдался из страха перед Фанаром и внешними силами
88%
Всего проголосовало: 1310

Архив

Система Orphus