Секрет святого праведного Иоанна Кронштадтского

Святой праведный Иоанн Кронштадтский

Святой праведный Иоанн Кронштадтский (Сергиев Иоанн Ильич) родился 19 октября 1829 года в деревне Сура Архангельской губернии. 

По отцовской линии почти все его предки из мужчин на протяжении 350 лет были священниками.

Отец будущего святого служил псаломщиком, мать была глубоко верующей женщиной, простой и строгой. На протяжении всей жизни Иоанн Кронштадтский обращался к ней за духовным советом.

Кроме Иоанна, в семье Сергиевых было еще 5 детей – 3 мальчика и 2 девочки. Двое мальчиков умерли в младенчестве, третий скончался в 18 лет от туберкулеза. Одна из девочек впоследствии стала женой священника, другая окончила свою жизнь в монастыре.

С детства Иоанн любил храм, проявлял любознательность к природе. Будучи болезненным ребенком, он с особым вниманием относился к другим немощным и слабым. Чувствуя в нем Божьего человека, односельчане просили мальчика помолиться в случае той или иной нужды.

В 1838 году Сергиев поступил в Архангельское приходское училище. Учиться было трудно, грамота ему не давалась. Впоследствии он рассказывал: «Я не мог никак усвоить тождество между нашей речью и письмом или книгою, между звуком и буквой». Ситуация резко изменилась после долгой ночной молитвы Иоанна. Получив какую-то особую помощь Божию, вскоре он стал одним из лучших учеников.

В 1845 г. отрок поступил в Архангельскую духовную семинарию, которую окончил в 1851 г. первым учеником. Семинарское начальство направило его продолжать учебу в Санкт-Петербургскую духовную академию. Иоанн хотел было отказаться, чтобы помогать овдовевшей матери, но она не позволила сыну прекратить образование.

Вопреки ожиданиям, в академии Сергиев учился плохо. Он сам рассказывал, что был «...едва ли не самый последний из студентов, бессловесен в классе и на экзаменах». В свободное от занятий время он изучал Священное Писание и святых отцов (особенно любил свт. Иоанна Златоуста). В эти годы Иоанн получил навык молиться, прохаживаясь по академическому саду. Привычку читать молитвенное правило во время прогулки он сохранит навсегда.

Он увидит, сколько же русских, крещенных людей не знает Бога – и поймет, что для миссионерства не нужно ехать в Китай или Африку.

В академии у студента появились мысли принять монашество и стать миссионером в каких-то далеких странах. Известно также, что на 4-м курсе с ним случился какой-то духовно-нервный кризис, выразившийся в приступах тяжелой, беспричинной тоски и отчаяния. О природе этого кризиса мы не знаем ничего.

В одной из бесед святой Иоанн рассказывал, что еще в студенческие годы ему приснилось, как он входит в алтарь большого храма. По окончании академии в 1855 г. со степенью кандидата богословия Сергиев получил предложение стать священником собора во имя ап. Андрея Первозванного в Кронштадте. Посетив Андреевский собор, он узнал храм из своего сна и понял, что есть Божия воля на его служение здесь.

Впоследствии он увидит, сколько же русских, крещенных людей не знает Бога – и поймет, что для миссионерства не нужно ехать в Китай или Африку.

Выпускник академии переезжает в Кронштадт и вступает брак со старшей дочерью настоятеля, готовящегося уходить на покой. После венчания Иоанн сообщил супруге, что не может жить с ней как муж, ибо дал Богу обет девства. Жена, Елизавета Константиновна, обратилась с жалобой к Санкт-Петербургскому митрополиту и хотела развестись. Но со временем она смирилась со своей нелегкой долей и стала помогать мужу в его служении, называя его «братом Иваном».

Отец Иоанн с супругой

Дневники Иоанна Кронштадтского показывают, что его жизнь с домашними была довольно непростой. В доме Сергиевых постоянно проживали или гостили разные родственники Елизаветы Константиновны, многие из которых были, мягко говоря, далеки от Церкви. Естественно, между ревностным священником и ними часто возникали те или иные конфликтные ситуации.

По свидетельствам современников, кронштадтский пастырь никогда не ставил плохих отметок и всегда поручался за отстающих.

В том же 1855 г. молодой подвижник становится диаконом, а вскоре – священником. В первой же проповеди в Андреевском соборе батюшка объявил свою «пастырскую программу»: «Сознаю высоты сана и соединенных с ним обязанностей... научить, просветить, исправить, утвердить» паству. Этим своим словам он был верен всю жизнь.

Пастырское служение он сочетал с преподавательской деятельностью. Иоанн был учителем Закона Божьего в Кронштадтском училище и гимназии. Вскоре его назначили катехизатором; в соборе он проводил катехизические беседы (сегодня опубликованы). Несмотря на крайнюю занятость, священник занимался преподаванием духовных дисциплин 32 года. По свидетельствам современников, кронштадтский пастырь никогда не ставил плохих отметок и всегда поручался за отстающих.

Иоанн Кронштадтский горячо призывал православных людей часто причащаться. На то время нормой было Причастие один раз или несколько раз в году. Но Иоанн учил, что Тело и Кровь Христовы должны стать постоянной пищей христианина. Протоиерей верил в преображающее действие Евхаристии, поскольку для него самого литургия всегда являлась источником сил и вдохновения. Последние 35 лет жизни священник служил литургию ежедневно, кроме времени путешествий или болезней.

Богослужебная практика кронштадтского пастыря имела весьма необычайный характер, и нравилась далеко не всем. Знаменитый юрист А. Ф. Кони, бывавший на службах святого Иоанна, писал: «Служение его совершенно необычное: он постоянно искажал ритуал молебна, а когда стал читать Евангелие, то голос его принял резкий и повелительный тон, а священные слова стали повторяться с каким-то истерическим выкриком: «Аще брат твой спросит хлеба», – восклицал он, – «и дашь ему камень... камень дашь ему! Камень! И спросит рыбы, и дашь ему змею... змею дашь ему! Змею! Дашь ему камень и змею!» и т. д. Такое служение возбуждало не благоговение, но какое-то странное беспокойство».

Митрополит Евлогий (Георгиевский) отмечал «долгую проскомидию с тысячами имен, которые он повторял то совсем тихо, неслышно, то вдруг усиливая голос, почти громко выкрикивая». Поэт К. М. Фофанов вспоминал: «И слова выговаривал он резко, отрывисто, точно убеждал, точно приказывал, или, вернее – настаивал на своей просьбе. «Держава моя! Свет мой!», – восклицал он, поднимая руки со слезами в голосе, и вдруг, мерцая драгоценною митрою, падал ниц».

Согласно свидетельствам других сослуживцев, он довольно часто делал разные вставки в священнические молитвы служебника, согласно своим личным духовным переживаниям.

Интересно, что святой Иоанн – человек консервативных взглядов, примерный воспитанник тогдашней церковной системы образования – допускал то, о чем не смел бы думать самый либеральный церковный модернист. Отец Иоанн импровизировал с текстами евхаристических молитв! Судя по приведенным воспоминаниям, а также согласно свидетельствам других сослуживцев, он довольно часто делал разные вставки в священнические молитвы служебника, согласно своим личным духовным переживаниям.

Так как у святого Иоанна было очень много исповедников (иногда он исповедовал с 14 ч. пополудни до 2 ч. ночи), он ввел общую исповедь. На то время это было новацией. Общая исповедь у о. Иоанна Кронштадтского производила огромное впечатление на современников. Вот одно из свидетельств тех лет: «Сначала батюшка прочел молитвы перед исповедью. Затем сказал несколько слов о покаянии и громко, на весь собор, крикнул: «Кайтесь!» Тут стало твориться что-то невероятное. Вопли, крики, устное исповедание тайных грехов. Некоторые стремились – особенно женщины – кричать как можно громче, чтобы батюшка услышал и помолился за них. А батюшка в это время преклонил колена пред Престолом, положил голову на Престол и молился. Постепенно крики превратились в плач и рыдание. Продолжалось так минут 15».

Отец Иоанн Сергиев предпринял беспрецедентный для своего времени шаг: он стал ходить в бедные кварталы и помогать тем, кому мог.

В годы служения о. Иоанна в Кронштадте было чрезвычайно много тех, кого бы сегодня назвали «отбросами общества»: пьяниц, нищих, бродяг, проституток. Весьма силен был и преступный элемент. Ночью было опасно передвигаться по улицам. Отец Иоанн Сергиев предпринял беспрецедентный для своего времени шаг: он стал ходить в бедные кварталы и помогать тем, кому мог. Батюшка раздавал все, что у него было с собой, вплоть до личной одежды. В результате он получил невероятную популярность у городской бедноты.

Каждое утро целая армия нищих (до тысячи человек!) уже ждала священника у его дома. Иоанн выходил сам или посылал помощников, и каждый нуждающийся получал милостыню. Рассказывали, что, находясь в толпе, пастырь иногда принимал от какого-то жертвователя конверт с деньгами и, не вскрывая его, тут же передавал кому-нибудь из просящих.

Через руки о. Иоанна действительно проходили огромные деньги. Считалось, что он богатый человек. Однако согласно посмертной описи имущества, подвижник обладал очень небольшой суммой денег. Обстановка его квартиры на протяжении 53 лет жизни в ней оставалась такой же простой, как и в начале. Появились лишь книги и небольшой иконостас в кабинете.

На что же тратил святой пожертвованные ему средства? На них были открыты несколько женских монастырей и скитов, построен первый в России Дом трудолюбия. Тысячи нищих ежедневно получали помощь от святого Иоанна.

Кронштадтский подвижник обладал даром чудотворения. Известны неисчислимые свидетельства о его чудесах, которые он совершал даже на расстоянии. Исцеление больных, изгнание бесов, помощь в тех или иных житейских нуждах, защита в опасностях, избавление от смерти, дарование благодатной помощи в служении Богу – все это Господь щедро посылал просителям по молитвам святого Иоанна. Благодаря этому дару о. Иоанн Сергиев сделался известным по всей Росси и далеко за ее пределами.

Писем пастырю приходило так много, что в городе пришлось открыть специальное почтовое отделение для Иоанна Кронштадтского.

Каков был распорядок дня святого? Он вставал в 4 ч. утра. Полчаса молился, прогуливаясь в небольшом саду около дома. Выходил к нищим, которые уже ждали его, и раздавал милостыню. Затем шел на раннюю службу (впоследствии ехал в экипаже, чтобы избежать натиска толпы). Литургия оканчивалась в 12 ч. После богослужения батюшка на 15-20 мин. заезжал домой выпить чаю, но чаще сразу же отправлялся в странноприимные дома и гостиницы к ожидавшим его паломникам – служить молебны и беседовать с людьми. Нередко он выезжал в Петербург – летом на пароходе, зимой на санях. Везде за ним ходили неисчислимые толпы… Как правило, священник возвращался домой во 2-м часу ночи. На протяжении почти 53-летнего служения о. Иоанн спал не более 3-4 часов в сутки, а порой и совсем не ложился.

Ежедневно святому приносили сотни писем. Их было так много, что в городе пришлось открыть специальное почтовое отделение для Иоанна Кронштадтского.

Протоиерей всю жизнь вел дневник, который сейчас издается многотомным изданием. Также его перу принадлежат многие богословские и гомилетические сочинения, которые уже давно вошли в золотой фонд русской духовной литературы.

Когда пришли революционные катаклизмы 1905-1907 гг., святой воспринял их как беснование. Он говорил, что «если в России так пойдут дела, и безбожники и анархисты-безумцы не будут подвержены праведной каре закона, и если Россия не очистится от множества плевел, то она опустеет, как древние царства и города». В связи с этой темой отец Иоанн критиковал и правительство, потворствовавшее беспорядкам.

Несмотря на лютый мороз, проститься с покойным пришли более 20000 человек.

В старости святой страдал от мучительного воспаления предстательной железы, а в последние дни почти ничего не слышал (результат удара студента во время революционных событий 1905 г. в Кронштадте). Во время предсмертной болезни он причащался каждый день. В ночь на 20 декабря (по старому стилю) 1908 г. раннюю литургию специально отслужили в 3 часа, чтобы успеть причастить Иоанна Кронштадтского в последний раз. Приобщив его, начали читать отходную. В 7 ч. 40 мин. святой мирно почил.

Узнав о смерти Иоанна Кронштадтского, император Николай II назвал его «великим светильником Церкви Христовой» и «молитвенником Земли Русской». Несмотря на лютый мороз, проститься с покойным пришли более 20000 человек. Похоронили его в Санкт-Петербурге, в основанном им Иоанновском монастыре на Карповке.

Обитель сразу стала местом паломничества сотен тысяч людей. После революции монастырь был закрыт, но верующие все равно приходили к его стенам помолиться.

Прошли годы советского лихолетья… На Поместном Соборе РПЦ 1990 г. протоиерей Иоанн Сергиев был причислен к лику святых. Иоанновский монастырь был снова открыт и отреставрирован, и сегодня является одним из главных духовных центров Санкт-Петербурга.

***

Много святых есть в нашем календаре. Много священников служат на просторах нашей необъятной Родины. Но Иоанн Кронштадтский один. Нет похожих на него святых. Нет и подобных ему священников.

«Я жил в Церкви», – коротко сказал он в беседе с будущим митрополитом, а тогда еще студентом, Вениамином Федченковым.

Как появляются такие люди? В чем секрет феномена святого Иоанна? Он сам однажды ответил на этот вопрос. «Я жил в Церкви», – коротко сказал он в беседе с будущим митрополитом, а тогда еще студентом, Вениамином Федченковым.

В этом ответе – все. Действительно, именно жизнь в Церкви развила в о. Иоанне дары, зачатками которых он обладал. Церковь подарила ему литургию, которой он духовно питался. Церковь дала силы для его великого подвига служения Богу и людям.

Изменилась ли Церковь с тех пор по своей сути? Нет, не изменилась. Потеряла ли она то главное, что в ней есть – Бога и литургию? Нет, не потеряла. Та сокровищница благодати, из которой черпал святой Иоанн Кронштадтский, открыта и для нас. Все так же говорит христианам Спаситель: «Кто жаждет, иди ко Мне и пей» (Ин. 7, 37).

Прийти ко Христу – значит прийти к Церкви, «телу Христовому» (см. 1 Кор. 12, 27). И она ждет нас, и способна воздвигнуть новых Иоаннов Кронштадтских, Григориев Богословов, Златоустов, Василиев Великих, Серафимов Саровских – только бы мы полюбили Бога, только бы наше сердце вместило ту благодать, которую желает дать нам Христос.

Все зависит от нашего выбора и от нашей решимости – ведь Бог не меняется и Его Церковь, по своей внутренней сути, тоже. «Вкусите и видите, яко благ Господь» (Пс. 33, 9) – как бы так сегодня говорит нам великий святой нашего времени, молитвенник и чудотворец Иоанн Кронштадтский. И от того, насколько мы расслышим сердцем эти слова, зависит наша с вами вечная участь.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Что принесет закон № 4128?
массовые добровольные переходы общин в ПЦУ
2%
временные трения между конфессиями
2%
повсеместные захваты храмов УПЦ
66%
глобальные конфликты во всем обществе
26%
большинство не ощутит изменений
3%
Всего проголосовало: 1061

Архив

Система Orphus