Как меняется время в период поста

Сократить минуты и часы молитвы – все равно, что выразить свое отречение от Христа

Сокращая время, предназначенное для молитвы, мы избегаем общения со Спасителем.

Как мы обычно готовимся к исповеди, особенно в период святого поста? В тишине размышляем о том, как именно мы согрешили против самих себя, против наших ближних, против Бога. Если это не помогает, задумываемся над тем, насколько мы не преуспели в соблюдении десяти заповедей и каких из добродетелей молитвы св. Ефрема Сирина нам недостает. Как бы успешны ни были все эти этапы подготовки к очищению своей души и совести, они все же несут определенный риск в том смысле, что, вооружившись только ими, мы можем упустить из виду важнейшее измерение нашей жизни: опыт времени.

Подобно благословениям десяти заповедей, размышления о том, куда мы тратим наше время, наделяют нас определенным объективом, глядя сквозь который мы можем постигать особенности нашей борьбы со страстями. Благодаря этому объективу мы можем тотчас отождествить самих себя с горечью потраченного впустую часа, дня или всей жизни, даже если мы не в состоянии ощутить хотя бы минимальную горечь от объективного осознания нашей греховности.

В общем и целом, все время, которым мы обладаем, можно разделить на три категории:

1. «Наше» время

Как мы потратили время по отношению к самим себе? Само собой, в этом списке есть и очевидные вещи: дела, которые мы откладываем без причины; здоровый сон и занятия собой, которыми мы опасно пренебрегаем; вечера, потраченные на просмотр бессодержательных фильмов, вместо того чтобы заняться чем-то «лучше» или «продуктивнее».

Все это вещи, которые не требуют никаких усилий. Но в то же время, пути к тому, чтобы «делать что-то лучше», усложняются, потому что у всех нас довольно смутные и наполовину сформированные представления о том, что же значит использовать наше с время «лучше». Например, лучше ли будет читать книги вместо просмотра сериалов? Возможно. Но чтение само по себе не сделает меня более добродетельным или святым. Заядлый библиофил легко увлекается чтением, которое подчас с трудом может отличить от окружающей его реальности и настоящих межчеловеческих отношений. Чтение целиком превращается в «его» время – взять книгу, получать удовольствие, обернуть всю свою внутриличностную вселенную вокруг «мизинца» контроля: «Неужели не заметно, что я читаю?! Ума не приложу, как другие могут что-то требовать от меня, когда у меня в руке книга». У всех нас есть моменты «нашего времени». Что движет ими? Что на самом деле притягивает нас к той или иной книге, шоу, напитку или клубу?

2. Время для других

События или мгновения времени становятся отчасти отрезвляющими, когда мы перемещаем фокус нашего внимания с самих себя на наших ближних. Как мы потратили время, которое дано нам на то, чтобы повстречать и возлюбить нашего ближнего? Другими словами, как мы потратили чужое время для своих собственных нужд? Вполне возможно, что этот вопрос направляет наши мысли не только в сторону тех, кого мы уже любим, но и тех незнакомцев и случайных прохожих, чьи обиды на нашу грубость вряд ли особо повлияют ощутимым образом на нашу жизнь (возможно, они повстречались нам первый и последний раз в жизни).

Сколько времени мы расточили, будучи обездвижены расстройством или унынием, бездумно стоя в очереди в бакалею, отгородив себя наушниками от внешнего мира или же просто ожидая лифт? Сколько раз мы пренебрегали своим временем или потенциалом, отказывая в заботе или участии нашему ближнему даже, казалось бы, в «бессмысленных» вопросах о том, «как жизнь?» или «что на работе?» Вряд ли мы хотели бы знать, сколько именно мы потратили такого времени впустую.

3. Время для Бога

Учитывая нашу способность «тратить» время по отношению к нашим ближним, которых мы можем видеть и слышать, мы вряд ли предпринимаем какие-то «временные» усилия, когда речь заходит о наших отношениях со Христом. Размышляя об этом последнем по очереди, но первом по важности типе времени, не хочется измерять его категориями «сделал – не сделал». Мы убеждаем себя, что совершенно неважно, сколько минут мы потратили на молитву, если только мы молимся искренне.

Здесь, как и в других местах, важно учитывать как количественные, так и качественные аспекты нашего времени. Когда приходит время для молитвы, мы сталкиваемся с соблазном переусердствовать в этом деле. Тут есть определенная правда, особенно для людей, ритм работы которых не позволяет им часто проводить время в продолжительной молитве. Но большинству из нас для того, чтобы добраться до сущности молитвы, необходимо ее постоянное делание. Для «качества» необходимо «количество». Если предположить, что у нас есть скромное и осуществимое правило молитвы, нам необходимо помнить, что определенное количество времени, посвященного молитве, – это не просто случайная цифра. Эти минуты являются видимым и исчисляемым выражением нашего личного желания приблизиться к Богу.

Справедливо и обратное: сократить или забросить эти минуты и часы – все равно, что ощутимым образом выразить свое отречение от Христа. Сокращая время, предназначенное для молитвы, мы избегаем общения со Спасителем. Однако речь здесь идет об осознанном и свободном желании забросить молитву, а не о временах, когда нам мешают те или иные жизненные обстоятельства.

Подводя итог, мы можем сказать, что эти вопросы о времени и ответы на их помогают нам достичь двух важных вещей:

Во-первых, они фокусируют наше внимание на отдельных аспектах нашего духовного возрастания, которые могли бы остаться для нас не совсем ясными. Мы начинаем узнавать сами в себе все те древние страсти, о которых нас предостерегали Святые отцы на протяжении дух тысячелетий – злость, чревоугодие, эгоизм, гордость, тщеславие и прочее. Более того, «временные вопросы» позволяют нам определить и успешно приступить к искоренению в себе такой опасной страсти, как уныние, проявляющееся подчас в симптомах депрессии и хронической усталости.

Во-вторых, и это самое главное, сосредоточенность на времени помогает нам не забывать, что покаяние, т.е. возвращение обратно к Богу, начинается с малого. Эти шаги изначально измеряются именно во мгновениях и минутах. Покаяние начинается, выражаясь словами митр. Антония Сурожского, с «собирания крох» потерянного времени и попыток пусть и на очень короткие сроки восстановить нашу способность быть с другими, с самим собой и, не спеша, – с Богом.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Помог ли вам карантин правильно провести Великий пост?
да, я остро осознал, насколько мы смертны
25%
нет, новости и паника постоянно отвлекают от молитвы
33%
внешние события не должны влиять на духовную жизнь
42%
Всего проголосовало: 719

Архив

Система Orphus