«Захватчикам не нужна церковь», – прихожане УПЦ села Кинаховцы

На второй день после захвата Киевским патриархатом храма святых апостолов Петра и Павла УПЦ в селе Кинаховцы Збаражского района его настоящие хозяева все еще не получили доступ к своей собственности.

Рейдеры забаррикадировались изнутри, подступы к храму стерегут их соучастники – так называемая инициативная группа по «переходу» общины в УПЦ КП. Однако они подготовились к захвату не так основательно, как уверяют: представители Тернопольской епархии УПЦ уже поймали их на лжи по поводу оформленной документации.

«Они заявили мне, что у них есть устав, подписанный чиновниками облгосадминистрации, и в нем якобы заявлено о ликвидации нашей общины, – комментирует случившееся настоятель храма УПЦ отец Виталий Гурев. – Наши юристы просмотрели их документ, там ничего подобного не говорится».

По словам священнослужителя, на данный момент в селе действуют два общинных устава. Основной документ возглавляемой им общины никто не отменил, хотя при регистрации нового устава обязательно ликвидируется предыдущий. Он показывал свой действующий образец уставных бумаг прибывшей на место преступления полиции, но правоохранители повели себя инертно, аргументируя свое невмешательство тем, что «их устав новее».

Все эти вопросы будет рассматривать суд. Община УПЦ предложила захватчикам до разрешения конфликта цивилизованным путем мирно покинуть помещение церкви, однако те отказались. Соответственно, оставшиеся на улице верующие и священнослужители, по благословению митрополита Тернопольского и Кременецкого Сергия, разошлись в тот вечер по домам.

Несколько активных прихожан Петро-Павловского храма еще до его захвата прокомментировали СПЖ, кто и каким образом раскручивал в этом селе очередной религиозный конфликт.

 

Галина Гуменна, кассир общины УПЦ:


«К нам и Церкви ни у кого никогда претензий не было. Возможно, в селе кто-то что-то мог говорить в наш адрес, мы никогда этого не слушали. Мы решили, что исповедуем православие, что наша Церковь – Единая Соборная Апостольская, и УПЦ – это наш выбор. Остальные могут делать что хотят. Мы никого не агитируем, никого не убеждаем, просто верим так, как подходит нам».

 

 

Мария Сытник, бывшая регент хора общины УПЦ:


«Не с того они начинают. Майдан был общим тогда, объединив людей всех национальностей, и о языках никто не вспоминал. А нас сейчас хотят «взять под ноготь», нас не считают за людей, существовать может только тот менталитет, который их устраивает. Как вышло, что в Кинаховцах есть церковь: наши родители молились в Бутине. Но потом решили сделать свое кладбище, заговорили о часовне, потом дошло и до того, что построили свой храм. Он частично обрушился, и это была беда, все в округе нам помогали с этим, и мы его отремонтировали. А теперь «инициаторы» вцепились – не так служим. Ходили бы они почаще на службу, понимали бы все. А есть такие, что годами не ходят – на свадьбу, на похороны, и все. И как они поймут богослужение? Ни по-украински, ни по-польски, ни по-немецки, как угодно – ничего не поймут. А рядом у них есть две церкви – в селах Мышковцы и Бутин. А мы остались одни за УПЦ, у нас свой священник, у них свой, никаких конфликтов не было».

 

 

Степан Тывонюк, староста храма общины УПЦ:


«Никто из них не ходит в церковь. За год на Пасху придут и на именины, чтобы его поздравили. А остальные и столько не ходят, только на Пасху. И вот они задумали – подай им Киевский патриархат. А все было у нас хорошо, все, как надо. У них есть дальше их храм, и в соседнем селе – им ближе туда добираться, чем в наш храм. А ремонт продолжать они не будут. Походят месяц на службы – и все. Мы же и штукатурили, и роспись делали, и плитку положили, и забор, и алтарь делали. Еще за лето полностью восстановили то, что обрушилось. И осенью вернулись в храм служить. Они ничего этого не будут делать».

 

Мария Косецкая, прихожанка:


«Я ходила раньше в храм в Мышковцы. Но его забрали, перешли в УПЦ КП сразу, как ее сделал Филарет. Так они выполняют заповеди Филарета? А у нас всегда была Православная Церковь, без патриархатов, просто УПЦ. Когда-то я искала для себя знак, как быть дальше. И в Библии открылось, что нельзя менять ни знака в Слове Божьем, что это большой грех, и человек, сделавший это, будет вычеркнут из Книги жизни. А у них в храмах везде разный перевод, и я только там впадаю в грех, не воспринимаю это. А я не имею права на грех, чтобы он шел по наследству детям, внукам, правнукам. Сколько у нас ходит на службу людей, и соседние села! Так они уже говорят, что бутинские «будут с горки на долину катиться», и тот, кто так говорит, не знает, сможет ли он сам ходить, или его возить будут. Бунтовщики, они называют себя «инициаторами», а ведь инициатор – это когда что-то хорошее предлагают, дать людям работу, а они – в Церковь вцепились. И за войну – им все равно! В Мышковцах церковь сразу перевели, как создали Киевский патриархат, и войны тогда не было. Им пиар нужен. Мы сдавали на помощь в АТО деньги, продукты, видели бы вы, как мы молимся за мир. Они никто так не молятся. Я того храма в Кинаховцах не строила, но, когда он завалился, помогала восстановить. Потом они забрали храм в Бутине. Я ходила на службу в Кинаховцы. Заберут Кинаховцы – пойду в Почаев. Если, не дай Бог, они заберут и Почаев, буду молиться у себя дома, к ним я не могу ходить. То, что они якобы не понимают церковнославянский, это неправда. Они просто не хотят молиться. Они не за украинскую веру, они ни за какую веру, у них нет страха Божьего. Это я могу сказать».

Как сообщал СПЖ, 15 мая 2017 года представители Киевского патриархата с группой сторонников захватили храм религиозной общины святых апостолов Петра и Павла в селе Кинаховцы на Тернопольщине. СПЖ следит за развитием событий.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Должен ли Фанар подвергнуть Филарета прещениям за раскол ПЦУ?
да, нужно лишить сана, если не покается – анафема
9%
нет, Фанар уже не властен над Филаретом
13%
мне все равно, пусть фанариоты и раскольники сами разбираются
78%
Всего проголосовало: 1139

Архив

Система Orphus