Где предел человеческой слабости и заблуждениям?

Христианство умом понять сложно. Нам Господь заповедовал возлюбить врагов своих, разбойник, раскаявшийся на кресте, первым наследовал Царствие Небесное. И величайшими святыми, Первоверховными апостолами в христианстве стали два человека, Петр и Павел, чьи судьбы и характеры явили всю сложность и тернистость путей к Богу.

Переступая страх и ненависть


Один из них, апостол Петр, ранее называвшийся Симоном, простой рыбак, ставший одним из ближайших учеников Иисуса Христа и обещавший никогда от Него не отступиться, трижды публично отрекся от Спасителя, от чего горько и безутешно плакал. Но после глубокого покаяния Господь сказал ему: «…Паси овец Моих» (Ин. 21: 17), и апостол Петр стал "камнем", и на вере его воздвиглась Церковь Христова, которую не одолеют врата ада.
  
А второй, апостол Павел – знатный фарисей, от рождения носивший имя Савл, был рьяным гонителем христиан, пока не встретился с воскресшим Спасителем. Духовное прозрение подвигло его на апостольское служение, и, по мнению историков, во многом именно волей и силой апостола Павла христианство вышло на просторы мира.
Апостол Петр первый содействовал распространению и утверждению Церкви Христовой, обратив ко Христу десятки тысяч иудеев. Он обладал такой духовной силой, что даже тень его, осеняя лежащих на улице больных, исцеляла их (Деян. 5, 15). Святой Петр стал помощником и заступником людей, которые оступились и отступились от правды и веры по своей человеческой немощи, но покаялись и исправились.

208311.x.jpg


«Пастырей ваших умоляю я, сопастырь и свидетель страданий Христовых и соучастник в славе, которая должна открыться: Пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним не принужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия, И не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду; И когда явится Пастыреначальник, вы получите неувядающий венец славы» (1 Петр. 5: 1-4).

А святой апостол Павел считается крупнейшей личностью в мировой истории – величайшим проповедником христианства среди язычников, которого так и называют "апостолом язычников". Философ Альберт Швейцер говорил, что именно святой Павел развил далее "тот поток, тот дух, то начало, которое было заложено в Евангелии Иисуса Христа". Имя апостола Павла стало знаменем борьбы на протяжении двух тысяч лет истории христианства.

«…Я, обрезанный в восьмой день, из рода Израилева, колена Вениаминова, еврей от евреев, по учению фарисей, по ревности – гонитель Церкви Божией, по правде законной – непорочный. Но что для меня было преимуществом, то ради Христа я почел тщетою. Да и все почитаю тщетою ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего: для Него я от всего отказался, и все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа… Говорю так не потому, чтобы я уже достиг, или усовершился; но стремлюсь, не достигну ли я, как достиг меня Христос Иисус» (Флп. 3: 5-8, 12).

13664869_1465951256764766_1681494674_n.jpg Где же предел человеческой слабости и заблуждениям, которые попускает, терпит и прощает Господь? Отвечает протоиерей Александр Немчинов, руководитель курсов катехизации Днепропетровской епархии, клирик храма Рождества Пресвятой Богородицы.

Они стали совершенно иными людьми



– Не только Петр, но и все остальные апостолы, до Сошествия Святого Духа, выглядят обычными людьми. Им свойственна всем нам понятная человеческая немощь, малодушие, маловерие, в чем их не раз обличал Спаситель. Неотступно следуя за Господом, они, конечно же, осознавали Его Божественную, силу. И не смотря на это, их представление о Мессианстве, было весьма умозрительным, приземленным. Так же, как и все иудеи, апостолы ожидали Мессию, как могущественного земного царя. Самое яркое свидетельство тому, просьба матери Иакова и Иоанна, чтобы в грядущем Царстве, один из них сел по правую, а другой по левую сторону от Господа. То есть, просила ее сыновьям, дать первенствующие придворные места. (Мф 20. 20 – 21) Во время ареста в Гефсиманском саду, Петр проявил совсем не евангельскую агрессию и отсек Малху, рабу первосвященника ухо, а затем, во время суда, испугался, смалодушничал и трижды отрекся от Господа. Один лишь Иоанн, сопровождал Спасителя до самой смерти на кресте, остальные же разбежались «страха ради иудейска».

Но после Пятидесятницы (Шавуот), мы видим апостолов совершенно иными людьми. Исполнившись Духа Святого, они не только заговорили иными языками, у них не осталось и тени прежней робости, близорукости духовного мышления. Целью апостольского служения была не просто проповедь. Им нужно было основать и утвердить Церковь Христову. Они приступили к исполнению своей миссии с радостью, вдохновением, прекрасно осознавая, что весь мир, как иудейский, так и языческий, враждебно настроен против Евангельской проповеди, и что все они идут на верную смерть.

Представим, что мы сегодня получили благословение Церкви учредить православную миссию, где-нибудь, скажем, в Афганистане, или в Тибете... Трудно сравнивать, но, скорее всего, древний мир был настроен к христианству еще более агрессивно. И в этих условиях, жесточайших антихристианских репрессий,(которые продолжались два столетия, а в последствии повторялись и еще будут повторяться), апостолы основали Церковь Христову. Совершенно очевидно, что апостолы, которые описаны во дни земной жизни Спасителя, не способны были бы совершить ничего даже похожего на этот грандиозный подвиг жертвенного служения. Здесь мы видим ту грань, где заканчивается довольно ограниченный ресурс человеческих возможностей и вступает в силу действие Святого Духа.

Синергия, взаимодействие Духа Святого и человеческого волеустремления, образует то, что в Церкви называется святостью. Святость проявляется в различных формах, неизменным остается одно: святой человек, это духоносный сосуд, вместилище Духа Святого. Поэтому почитание святых, это не восхищение их способностями, а благоговение перед Святым Духом, Который живет и действует в них. Но святым становится лишь тот человек, чья жизнь полностью подчинена Закону Любви к Богу и к ближнему.

Вопрос выбора


Апостольское служение уникально. Оно завершилось тогда, когда закончилась земная жизнь учеников Христовых. А апостольство Павла, можно сказать уникально среди других апостолов. Имя Павел (греч. Паулос, маленький), своего рода христианский псевдоним, который, очевидно подчеркивает то, что он позже других вошел в число апостолов. При обрезании ему было дано имя Савл (Шауль – одолженный у Бога).
Павел не ходил за Господом Иисусом вместе с другими учениками, его не было среди апостолов в день Пятидесятницы. Будучи ревностным фарисееем, Савл был одним из главных инициаторов и руководителем гонений против ранней Церкви. Именно с целью дальнейших гонений, Савл выпросил у первосвященника письма в Дамаск, к синагогам, чтобы связать и доставить в Иерусалим христиан. По дороге в Дамаск, ему явился Спаситель, «внезапно осиял его свет с неба. Он упал на землю и услышал голос: Савл, Савл, что ты гонишь Меня?» (Деян 9. 3 – 4) После чего Савл у был на три дня поражен слепотой. Затем одному из учеников, по имени Анания, Господь в видении сказал встретить Савла. В ответ на недоумение Анании, Господь говорит про Савла: «он есть мой избранный сосуд» (Деян 9. 15)

Обращение-Савла.jpg


Вполне очевидно, что пламенную веру, ревность Савла, направленную в горячности против Христа, Сердцеведец Господь обратил на служение Церкви. Савл был учеником раввина – талмудиста Гамалиила, известного некоторой неординарностью и смелостью мысли. Именно послания св. ап. Павла, (а, значит, и философско-теологические прозрения Гамалиила), которые вошли в свод книг Священного писания Нового Завета, стали основой развития богословской мысли в христианстве.

На примере совершенно не похожих друг на друга апостолов Петра и Павла, очень ярко виден предел человеческих возможностей, боголюбия, ревности, ограниченные человеческими слабостями, немощью, и начало действия, вернее, взаимодействия с Божественной Волей и Силой Божией.

«Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь , а не знаешь откуда приходит и куда уходит.» (Ин 3.9) Церковь, Созданная Господом нашим, Исусом Христом, проповеданная и утвержденная апостолами, это не храмовое сооружение, хотя такая понятийная путаница существует. Церковь, это собрание, являющее собой единый организм, Голова этого организма – Господь наш, Иисус Христос «...мы имеем ум Христов» (1 Кор 2. 16). Таинство Евхаристии – центральная кровеносная система организма Церкви. Мы, члены Церкви – клеточки этого организма.

Можно гипотетически представить себе некое дерево, которое корнями уходит в не имеющую предела глубину. И вот какую-то веточку удается привить к этому древу. Так и человек – в Церкви у нас есть возможность стать причастным самому Богу, который не имеет ни начала, ни конца. Страшно подумать, но в наших жилах течет Кровь Христова. В каждом Таинстве, в каждом священнодействии Церкви – дыхание Духа Святого.
Вот здесь заканчивается предел человеческой немощи. После этого начинает действовать Дух Святой, и начинается беспредел человеческой силы – силы духа и силы веры, мужества и любви. И только от человека лично зависит, будет ли он причастен Духу, Который «не знаешь откуда приходит», причастен Плоти и Крови Господней, причастен Самому Богу, или же так и останется ограниченный одними лишь собственными, весьма ограниченными ресурсами. Выбор за нами.
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Сохранится ли ПЦУ как структура после встречи у Филарета 14 мая?
да, Епифаний сможет отстоять свою религиозную структуру
14%
нет, ПЦУ расколется на несколько частей
45%
мне все равно, событиями в раскольнических структурах не интересуюсь
41%
Всего проголосовало: 1237

Архив

Система Orphus