Дело против митр. Павла: так кто в реальности разжигает религиозную вражду?

Открытие уголовного дела против иерарха УПЦ – яркий пример двойных стандартов

Против наместника лавры прокуратура открыла уголовное дело «за разжигание межрелигиозной вражды». Однако Президент, чиновники и СМИ позволяют себе не в пример больше.

Вершиной давления спецслужб на епископов и священников УПЦ (счет вызовов в СБУ уже пошел на сотни) стало открытие уголовного дела по статье 161 ч.2 против наместника Киево-Печерской лавры митрополита Павла (Лебедя). Данная статья предполагает ответственность за «Умышленные действия, направленные на разжигание национальной, расовой или религиозной вражды, связанные с насилием, обманом или угрозами, а также совершенные должностным лицом»

Эта инициатива правоохранителей изрядно удивила украинцев, так как за последние годы госчиновниками и представителями СМИ было высказано сотни и тысячи суждений в адрес УПЦ, которые несомненно заслуживали возбуждения уголовных дел. Однако все они прошли мимо внимания и прокуратуры, и СБУ. Давайте разбираться, почему так происходит.

Сегодня любой разговор на церковную тематику следует начинать с определения терминов. Это нужно потому, что чаще всего наши собеседники, употребляя то или иное слово, просто не понимают, о чем же на самом деле идет речь. Например, слова «томос», «автокефалия», «церковная независимость», от которых, честно сказать, уже несколько подташнивает, имеют совершенно разное звучание в устах человека церковного и нецерковного. Каждое из этих слов для раскрытия его подлинного значения нуждается в подробном объяснении, особенно, если речь идет об их украинской интерпретации. Ведь, для большинства граждан Украины, которые никакого отношения ни к «томосу», ни к «автокефалии» не имеют, эти слова ничем, в принципе, не отличаются от политических лозунгов. И именно в таком качестве они и представлены в украинском медиапространстве: «Томос – это вторая независимость страны».

То же самое можно сказать и о других терминах, которые сегодня широко используются как политиками, так и журналистами: «церковь», «православие», «каноны», «вселенский», «синод», «собор» и т.д. По большому счету, люди, которые их употребляют, никакого понятия об их истинном значении не имеют.

Так, для них «Церковь» – это всего лишь некая административная структура, на которую можно влиять извне и которую можно использовать для достижения политических результатов. «Синод» – подобие Верховного Совета, где определенные партии борются за достижение своих целей. «Каноны» – вообще непонятно что, а «собор» – обычный съезд церковников, которые могут и обязаны объединиться для «всеобщего блага».

В этой ситуации самое странное то, что одни и те же слова, в зависимости от того, кто их произносит, могут пониматься по-разному. Например, если в одном предложении будут использоваться слова «Вселенский патриархат», «томос» и «Украина» – то это хорошо, потому как подразумевается, что Стамбул дает украинской церкви документ о независимости. А вот если в одном предложении будут стоять слова «Московский Патриархат», «томос» и «Украина» – то это плохо, потому как подразумевается, что «Московский Патриархат» ничего хорошего для Украины сделать не может и вообще – это враг. Хотя, на самом деле, именно Московский Патриарх еще в далеком 1994 году как раз и даровал Украинской Православной Церкви Томос о полной независимости в своем управлении, а вот тот «томос», который собирается даровать Стамбул, такой независимости, которую сегодня имеет УПЦ, предусматривать не будет. Но, кто там разбирается в этом? Ведь главное, от КОГО исходит та или иная инициатива.

И вот тут как раз и следует упомянуть так называемую практику двойных стандартов. С точки зрения терминологической, «Двойной стандарт или двойная мораль – это широко распространённое, но официально отрицаемое применение на практике дискриминационных подходов к оценке действий и прав групп населения, стран, рас». То есть, одни и те же действия, в зависимости от точки зрения, могут получать различную правовую и общественную оценку. Как в свое время говорил американский писатель Джеральд Сеймур в своей книге «Игра Гарри» – «для кого террорист, а для кого – борец за свободу». Особенно ярко практика двойных стандартов применяется сегодня по отношению к Украинской Православной Церкви.

И тут очень показателен пример с уголовным преследованием наместника Киево-Печерской лавры митрополита Павла (Лебедя), которого обвинили в разжигании межрелигиозной розни. Причиной обвинений стало интервью владыки, которое он дал «Главновостям». В разговоре с журналистами митрополит Павел сказал несколько фраз, которые и были инкриминированы ему как нарушение закона Украины: «Филарет, как человек стервозный, насильственный, предаст кого хочешь, и Президента в том числе… Этот человек – сын лжи, он никогда не был в правде. Он никогда не был в состоянии мира и спокойствия, потому что он всегда хотел стать патриархом, всегда хотел иметь власть…Филарет – он с бесом поцеловался и с бесом дружит. Потому что, послушайте его проповедь, сказанную на Волыни в 1991 году, когда приезжал Патриарх, послушайте его проповедь, сказанную во Флоровском монастыре, и надо сказать, что только бес может так выворачиваться…».

Можно ли рассматривать эти слова как разжигание межрелигиозной вражды, и если да, то в какой мере? Для того, чтобы ответить на этот вопрос нужно четко определить терминологию. Итак, а что же такое «разжигание религиозной ненависти» с точки зрения украинского законодательства?

Согласно статье 161 Уголовного Кодекса Украины, преступлениями по части 1 этой статьи являются умышленные действия, направленные на:

– разжигание национальной, расовой или религиозной вражды и ненависти;
– унижение национальной чести и достоинства или оскорбление чувств граждан в связи с их религиозными убеждениями;
– прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных привилегий граждан... по религиозным признакам.

Часть 2 этой же статьи (по которой обвиняют митрополита Павла), более жесткая. Так, по ней могут оштрафовать от 8500 до 17000 грн или посадить на срок от 2 до 5 лет, если разжигание религиозной вражды было совмещено с насилием, обманом или угрозами; или совершено должностным лицом.

Не спорим, выражения владыки Павла по отношению к Филарету довольно жесткие, однако (и это нужно подчеркнуть), он не призывал «к насильственным действиям по отношению к другой религиозной конфессии, не оскорблял верующих, не унижал чести и достоинства иной религиозной конфессии». Тогда почему наместника лавры обвиняют в разжигании межрелигиозной вражды? А потому, что в нашей стране очень широко используется практика двойных стандартов. Ведь если сравнить слова митрополита Павла, которые он сказал в адрес Филарета, и слова госчиновников и политиков, которые были сказаны в адрес Украинской Православной Церкви, то становится совершенно очевидным, что по статье 161 можно и должно привлекать к ответственности отнюдь не наместника Киево-Печерской лавры.

Например, Президент Украины Петр Алексеевич Порошенко в последнее время явно не подбирает слов и выражений, когда дает характеристику Церкви, прихожанами которой являются миллионы граждан страны.

Так, во время «празднования» по случаю «дарования автокефалии» на Софийской площади 14 октября 2018 года Президент сообщил, что украинская власть гарантирует защиту всем верующим и тем, «кто выберет крест, и тем, кто выберет кремлевскую звезду», явно подразумевая под последними прихожан УПЦ. Однако, он не может не знать, что верующие нашей Церкви никогда не стояли перед таким странным выбором: между кремлевской звездой и Христом, потому что они всегда на стороне Христа.

Несколькими неделями позже Петр Алексеевич призвал священнослужителей УПЦ покинуть территорию Украины и «отправиться домой, в Россию». Разве это не дискриминация по религиозному принципу, совершенная должностным лицом? Но дальше – больше.

Так, буквально на днях, выступая в Чернигове, Порошенко вообще удивил православную общественность заявлением о том, что в УПЦ «молятся за Путина и российское войско». Этот абсурдный аргумент он использовал для того, чтобы задать риторический вопрос своим слушателям (и возможным избирателям). Цитируем: «Как можно ходить в церковь, если служба Божья там начинается с молитвы за Кирилла, за Путина, за российское войско. Какое отношение они имеют к Украине?»

Стоит ли говорить, что эти слова руководителя государства не имеют с реальностью НИЧЕГО общего?! Однако об этом знают только те украинцы, которые посещают храмы. А вот те, кто в Церковь не ходят, послушав Президента, будут считать, что в УПЦ действительно молятся не за Украину, а за ее противников. И что в итоге? В итоге эти люди будут соответствующим образом относиться и к Церкви, и к ее верующим. Что это, если не «разжигание межрелигиозной вражды, совершенное должностным лицом»?

И чем дальше, тем риторика Петра Порошенко в отношении Церкви принимает совсем уж дикие карикатурные формы. В Хмельницком он заявил, что «"Пальцы веером" тут УПЦ больше расставлять не будет». В последнее время создается впечатление, что Петр Порошенко, говоря об УПЦ, с трудом сдерживается от употребления нецензурной лексики.

Понятно, что раз Президент страны позволяет себе такие высказывания, то его подчиненные будут говорить еще более радикально. Например, Зорян Шкиряк.

Так, занимая в данный момент пост советника министра внутренних дел Украины Арсена Авакова, он в оскорбительной форме прокомментировал на своей странице в Facebook обыск у наместника Киево-Печерской лавры митрополита Вышгородского и Чернобыльского Павла: «Настоятель Киево-Печерской лавры Павел. В народе "Паша-мерседес". Прямой агент влияния Кремля через сегмент деструктивной деятельности РПЦ. Путинско-гундяевская крыса. Ненавидит Украину, украинцев и все украинское. Сейчас у этого московского упыря продолжаются санкционированные обыски правоохранителей и проводятся неотложные следственные действия».

Эти слова – не случайное высказывание, а уже система. Вот, что написал тот же Шкиряк в своем Фейсбуке 3 месяца назад: «Гундяев и его попы-гэбисты РПЦ достигли очередного окончательного дна… Поэтому скажу коротко, простыми словами. Идите н***р, упыри московские. Вон с нашей святой, омываемой праведной кровью наших славных предков и современных воинов-героев, украинской земли».

А вот еще одно его высказывание: «В Мордоре сплошная истерия, массовый психоз и паранойя. И это понятно. Опять очередные угрозы, шантаж и давно знакомые страшилки со стороны русских фашистов и московских попов. Сказочные дебилы … Тьфу на вас, гэбисты в рясах. Гундяевская РПЦ – это современная государственно-шовинистическая секта имперских мракобесов. Отвратительно, фу. Давай, масква, да свидания».

И еще одно: «В крестном ходе по случаю празднования 1030-й годовщины Крещения Руси-Украины, который проводит УПЦ Киевского патриархата, пришло как минимум в три-четыре раза больше верующих, чем вчера на мероприятие РПЦ! … Это очередной провал путинско-гундяевской камарильи в нашей стране… Гвоздик в «гроб» хозяйничанья московских попов-гэбистов в Украине с каждым днем забивается все глубже и глубже! Томосу по предоставлению автокефалии Украинской Поместной Православной Церкви быть»!

Скажите, разве это не разжигание межрелигиозной вражды, совершенное и совершаемое на постоянной основе должностным лицом? Разве это не призыв к насилию? Тогда почему молчит Минюст? Почему СБУ не проводит обыски у господина Шкиряка? А потому, что в Украине, как у Оруэлла, «все животные равны, но некоторые равнее других».

Также, к уголовной ответственности вполне можно было привлечь и другого представителя украинского политикума – Антона Геращенко, который без какой-либо аргументации заявил, что «Московский Патриархат управляет назначениями священников и предоставляет идеологический окрас для постановки акцентов во время проповеди. А тот, кто владеет душами и умами людей – влияет на ситуацию». По его словам, хоть в Украине и предусмотрено отделение Церкви от государства, государство не может «спокойно смотреть, когда в церквях идет откровенная антиукраинская пропаганда». Также Геращенко заявил, что Московский Патриархат, будучи инструментом влияния России, несет ответственность за гибель 10 тысяч человек на Донбассе: «Зайдите в базу данных «Миротворец», сколько там есть служителей Московского Патриархата? Их там несколько сотен! Тех людей, которые с автоматами позировали на фоне наших убитых воинов, которые делали проповеди, чтобы отсоединить часть Украины и присоединить ее к России. Все эти люди нарушили законодательство и являются преступниками».

Вторит им и вице-премьер-министр Вячеслав Кириленко, который в своем твиттере написал«Впечатление такое, что… постановление Собора УПЦ МП написано в Кремле. А чем еще можно объяснить непризнание канонических решений Константинополя, нежелание Томоса об автокефалии для Украинской церкви и страх встречи с Президентом своей страны? Только зависимостью от другой страны».

Не отстает от них и другой народный избранник Игорь Мосийчук, который написал в Фейсбуке, что в пользование Константинопольскому Патриархату нужно не Андреевскую церковь передавать, а «какой-нибудь из храмов, который сейчас находится в пользовании секты схизматиков УПЦ МП». А ведь эти слова можно расценивать не только как оскорбительные для миллионов верующих УПЦ, но и как прямой призыв к насилию и захвату храмов. Он и сам это прекрасно понимает, поэтому говорит следующее: «Параллельно с подготовкой к объединительному Собору Украинской православной церкви украинский парламент должен принять закон, согласно которому после Собора остатки УПЦ МП должны быть перерегистрированы в РПЦ в Украине. Вот тогда эта секта и потеряет лавры, монастыри, церкви … Их отберут у раскольников сами верующие. Это и станет гробом «русского мира». И почему-то никто не привлекает его к ответственности, не проводит обысков, не заводит криминального дела по факту разжигания религиозной вражды.

Еще дальше представителей украинской власти, политиков и депутатов идут радикалы. Так, небезызвестный лидер группировки «С14» Евгений Карась в Голосеевском монастыре обращался к насельникам с такими словами: «Как тебя звать, сучара? Как тебя звать, гнида? Потому что, когда сменится власть, я приду к тебе». Здесь и оскорбление, и угроза физической расправы, и много чего другого. Но опять же представители закона молчат. Как молчат они и на высказывания еще одного радикала Дмитрия Корчинского, который в прямом эфире телеканала ZIK заявил, что «Вселенский Патриархат – это, все-таки, Церковь, а РПЦ – спецслужба. И таким образом сейчас в Украине идет противостояние Церкви и спецслужбы». А вот в этом посте на своей страничке в ФБ Корчинский призывает выкладывать в свободный доступ личные данные священников УПЦ для последующей расправы над ними: «Данные будут выкладываться и в онлайн, и в оффлайн, чтобы знали не только несколько процентов граждан, которые висят в Интернете».

Приведенные несколько примеров без всякого преувеличения – лишь капля в море. Таких высказываний со стороны политиков, представителей властей и радикальных группировок можно приводить еще бесконечное множество. В этом же контексте можно говорить и про сюжеты большинства украинских телеканалов, медиа-ресурсов и интернет-сайтов. Кроме того, часто не воздерживаются от прямых призывов к физическому насилию по отношению к УПЦ и некоторые представители УПЦ КП, УАПЦ и УГКЦ. Но повторимся в который раз: никто им ничего не предъявляет. И не только потому, что в нашей стране существует система двойных стандартов, но и потому, что, судя по всему, есть желание и заказ определенных сил сделать все для того, чтобы это самое религиозное противостояние разжечь. Однако этим силам стоило бы помнить слова премудрого Екклезиаста: «Кто копает яму другому, тот сам в нее упадет, и кто разрушает ограду, того ужалит змей» (Еккл. 10, 8).

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как вы относитесь к тому, что участников флешмоба в защиту УПЦ внесли на «Миротворец»?
это еще одно свидетельство дискриминации УПЦ со стороны власти
98%
поддерживаю, УПЦ – враги Украины
1%
не интересуюсь этими вопросами
1%
Всего проголосовало: 1191

Архив

Система Orphus