УПЦ КП и УАПЦ больше нет, Фанар все берет в свои руки

Именно Константинополь будет заниматься организацией "объединительного собора" УПЦ КП и УАПЦ

Константинополь, устами архиепископа Иова (Гечи) четко дает понять, что руководить формированием новой церковной структуры в Украине будет он сам.

В течение последних недель со дня проведения скандального Синода Константинопольского Патриархата в Стамбуле фанариоты сохраняли относительную тишину, не комментируя принятых на Синоде решений. Иногда эфирная тишина вздрагивала от предположений сторонников той или иной стороны, однако никакой конкретики они так и не внесли.

Учитывая это, пространное интервью представителя Константинопольской Церкви архиепископа Иова (Гечи), которое он дал русской службе «BBC», немало удивило обе стороны церковного конфликта в Украине. Дело в том, что сказанные архиереем вещи достаточно серьезно не совпадают с теми, которые декларировали в последнее время представители непризнанных церковных структур. Что интересно, – реакции со стороны УПЦ КП и УАПЦ на эти высказывания так и не последовало. Подобная латентность, в свою очередь, может свидетельствовать о том, что обе конфессии смирились с тем раскладом, который рьяно начал навязывать Фанар.

Данное интервью, которое действительно стоит внимания, хотелось бы подвергнуть конструктивной критике, в формате «реплика на реплику». Это, в первую очередь, необходимо для того, чтобы те, кто интересуется ситуацией, смогли проанализировать сказанное архиепископом Иовом и посмотреть на ситуацию под другим углом.

Не знаете ни дня, ни часа…

В украинской народной культуре бытует старая пословица: «Когда украинец родился – еврей заплакал». Среди многих значений этой фразы, особенно часто подходит следующее  – иногда способность украинцев получить определенную выгоду из той или иной ситуации превосходит все еврейские хитрости в этом направлении. Украинца не проведешь. Украинец и сам может переиграть кого угодно, хоть тех же евреев, которые всегда славились талантом извлекать пользу «из воздуха».

В ситуации с украинским православием эту пословицу стоит несколько перефразировать. Теперь более актуально оно будет звучать так: «Когда грек родился – заплакал украинец». Так талантливо, хладнокровно и лукаво украинцев еще не обыгрывал никто. И пускай большинство продолжает убеждать себя в том, что все под контролем, однако это на самом деле не так. Все может и под контролем, но далеко не под украинским. Тех, кто должен быть субъектом, греки умело превратили в объект, а от заветной церковной независимости и других амбициозных планов остается только Томос, который еще неизвестно как будет прописан и кому выдан.

Эта теория подтверждается уже с первых слов ответа архиепископа Иова Гечи на вопрос журналиста «BBC» о сроках проведения объединительного Собора. Архиепископ ответил откровенно: «Я бы не хотел делать никаких прогнозов, потому что предыдущие прогнозы – что это должно было произойти до августа, в сентябре, потом говорилось про октябрь, – выглядели смешно. Здесь не нужно играть в какую-то лотерею. Главное, что решение есть, и перед воплощением этого решения есть определенные процедуры, определенные вопросы, которые нужно решить, и в свое время оно появится».

Помните, как 11 октября, в Стамбул нагнали тучу из украинских журналистов. Тогда телеканал «UA: Перший» даже сделал телетрансляцию в этот день, ожидая, что Томос вручат прямо на пороге Георгиевского храма на Фанаре. В студии вместе с ведущей спикер УПЦ КП Евстратий Зоря, протоиерей Георгий Коваленко, религиовед Людмила Филипович и многие другие раздумывали о том, что они будут делать завтра, когда Томос уже будет на руках. Речь шла об объединительном Соборе, разделении епархий и «шкур неубитых медведей», однако ... лаконичные греки не осуществили мечту ГОСТов студии и зачитали несколько принятых по украинскому вопросу решений. И как ни пытались СМИ и политики во главе с Президентом в течение следующих дней убедить общественность, что Томос уже получен, его так и не было.

Архиепископ Иов (Геча) сказал искреннюю правду: предыдущие прогнозы выглядели смешно. Именно так, греки просто смеялись над тем, какую истерию нагнетали в Украине вокруг этого вопроса. Получение Томоса переносили с месяца на месяц, как это часто бывает с ежегодным объявлением и отсрочкой наступающего конца Света. Однако, это далеко не все, над чем посмеялись греки. И следующие тезисы, которые озвучил Геча, стали «холодным душем» на горячие головы тех, кто ожидает Томоса.

Независимому государству – независимую Церковь?

Очень часто представители УПЦ КП мотивировали свое существование 17-м правилом IV Вселенского Собора. В нем говорится следующее: «...распределение церковных приходов пусть отвечает административному и земскому порядку». Этой вырванной из контекста фразе в Киевском патриархате объясняли выход их главы и ряда других священнослужителей из лона РПЦ в 1992 году и образования самой УПЦ КП. Мол, образовалось независимое государство, которое теперь имеет право на самостоятельную и независимую Церковь.

Несмотря на это, позиция Константинопольского Патриархата по этому вопросу, как оказалось, является далеко не такой. «...в принципе, когда появляется новое государство, – это не обязанность, но она может просить об устройстве автокефалии для своей Церкви», – парировал архиепископ Иов (Геча) эту «догму» УПЦ КП, отметив, что подобное развитие событий является совершенно не обязательным. В принципе, это и не удивительно. Поскольку, как тогда объяснить тот факт, что Фанар очень болезненно, – с проклятиями и анафемами, – отпускал новые автокефальные Церкви. А научившись на ошибках прошлых веков, почему-то не спешит образовывать автокефальные Церкви в США, Канаде, ряде Европейских государств и в Южной Америке. Отсюда вопрос: а какой же тогда будет независимость новообразованной в Украине церковной структуры? Не получится ли там, как, например, в Церкви Чешских земель и Словакии?

Конфликтные манипуляции

Небывалое оживление Фанара по украинскому церковному вопросу архиепископ Иов объяснил следующим образом: «Из-за аннексии Крыма и войны на Донбассе атмосфера в Украине совсем изменилась. В Украине есть много православных верующих, которые хотят быть в Церкви, но не хотят иметь связей с Православной Церковью в России из-за конфликта на Донбассе... Больше всего на нас повлияли страдания людей. Очень много людей в Украине пострадали и страдают от войны на Донбассе. Много людей из-за политических вопросов, этой агрессии, которую они, по их словам, испытывают в Украине со стороны России, и через политику Православной Церкви в России, они не находят себе места в УПЦ МП. Нам писали люди, которые говорили: "Мы больше не можем, наша совесть не позволяет нам посещать такие храмы, когда мы видим, что происходит в нашем государстве».

О ком говорит иерарх Фанара? Если верить статистике последних лет, УПЦ отнюдь не уменьшила своей численности в приходском эквиваленте, а наоборот – увеличила. Об этом, скрипя зубами, отчитываются даже официальные органы статистики. То же самое касается временно оккупированных и уже освобожденных территорий Украины. То есть, по логике архиепископа Иова, освобожденные районы Донбасса должны были бы массово хлынуть в храмы УПЦ КП и гнать «московских попов» из городов и сел. Однако этого не произошло.

Что касается страданий, – неужели архиепископ считает, что их переживают только верующие УПЦ КП и УАПЦ? Неужели он думает, что прихожане УПЦ являются отстраненными от ситуации в стране? Неужели считает, что сама УПЦ никак не реагирует на существующие конфликты и общественно-политический кризис? Несмотря на это, подобные упреки из уст священнослужителя такого ранга и официального представителя Константинопольского Патриархата звучат как вызов не просто Украинской Православной Церкви, а и десяткам миллионов граждан Украины, которые себя с ней отождествляют.

Кстати, в течение мая-августа 2018 года на Фанар были доставлены сотни тысяч обращений верующих УПЦ к Патриарху Варфоломею с просьбой о том, чтобы Константинополь не предпринимал никаких действий, направленных на расшатывание ситуации в украинской религиозной сфере. В Стамбул неоднократно приезжали делегации епископата, духовенства и верующих Украинской Православной Церкви, которых порой даже не встречали должным образом. Неужели голоса этих людей ничего не стоят в глазах фанариотов? Неужели страдания тех, у кого силой отбирали храмы, кого гнали и преследовали по религиозному признаку, являются какими-то неполноценными? Получается – да. Тогда на какую поддержку или доверие со стороны УПЦ рассчитывает Константинопольский Патриархат в этом вопросе?   

Разъединяющая автокефалия     

Что интересно: архиепископ Иов (Геча) на 100% убежден в том, что тот план действий, который наметил Фанар по Украине, полностью отвечает существующим запросам. «Единственный формат, который существует в Православной Церкви на протяжении последних веков, – это модель автокефалии. Только автокефальная церковь может объединить в Украине всех православных верующих», – отметил Геча. Однако, как это соответствует реальности?

Если говорить о тех, кто обращался к патриарху Варфоломею по Томосу, то УПЦ КП и УАПЦ, судя по всему, не слишком оптимистично настроены на дальнейшее совместное будущее существование. Иначе как можно объяснить тот факт, что на протяжении всего времени со дня проведения Синода на Фанаре, эти две конфессии ни разу не собрались на хоть како е-то предсоборное совещание. Как заявил глава УАПЦ Макарий Малетич, никаких консультаций или совещаний с его структурой никто не проводил.

В стороне от этого процесса стоит также и УПЦ, которая, к слову, является крупнейшей религиозной конфессией в Украине, а по своей численности вдвое больше УПЦ КП и УАПЦ вместе взятых. Епархии УПЦ одна за другой выражают поддержку Предстоятелю и существующему статусу Украинской Православной Церкви, а процент сторонников идеи автокефалии от Константинопольского Патриархата в общецерковном смысле является чрезвычайно низким.

В таком случае, о какой автокефалии как модели объединения верующих в Украине говорит архиепископ Иов (Геча)? Как эта автокефалия может объединить тех, кто даже в период наибольшей вероятности ее получения, остается при своих позициях и взглядах?

«Сломаем их всех через колено»

Даже оппозиционно настроенный к РПЦ протодиакон Андрей Кураев вынужден был признать, что действия Фанара далеки от конструктивных. «Определенная логика в этом есть, только эта логика конфликтная абсолютно в этой ситуации, и она не приведет к единству. Она не учитывает реальное разнообразие настроений в этой стране, поэтому эта логика скорее войны, а не мира в этом случае», – отметил отец Андрей. И это действительно так, ведь в данной ситуации Константинопольский Патриархат не только кардинально ухудшил отношения с РПЦ, но и оттолкнул от себя значительную часть украинской паствы, причем – из разных конфессий.

В первую очередь это произошло потому (по словам архиепископа Иова (Гечи)), что УПЦ КП и УАПЦ никто не признавал, а следовательно – Фанар перечеркнул все ожидания представителей этих конфессий по этому поводу. «Мы не признали Филарета и Макария как предстоятелей Церквей, мы не сказали, что УПЦ КП или УАПЦ являются легитимными, потому что это было бы очень нелогично: это означало бы, что мы признали две параллельные церковные структуры параллельно еще с третьей канонической структурой, какой был бы Московский Патриархат», – сказал Геча.

Вряд ли в Киевском патриархате или в УАПЦ остались равнодушными к словам о том, что их всех, решением Синода в Стамбуле от 11 октября, перевели в подчинение Константинопольского Патриархата, а существование их конфессий отменили. И хотя открытого сопротивления этим заявлениям никто так и не удосужился сделать, в УПЦ КП и УАПЦ упорно продолжают игнорировать слова Гечи о том, что ни Филарет, ни Макарий теперь не являются предстоятелями своих церквей. Филарет теперь – всего лишь бывший митрополит Киевский, а Макарий – и вовсе простой священник. 

Кстати, очень интересно сформулирован архиепископом Иовом момент о признании их как священнослужителей, как говорится, «в сущем сане». «...в канонах сказано, что если крещение признается, то и хиротонии признаются, когда епископы возвращаются в лоно Церкви. Вот на основе этого решения все эти епископы были приняты в лоно Церкви, но, опять же, не для того, чтобы легитимизировать их раскол, а для того, чтобы объединить украинское Православие», – отметил архиепископ Иов (Геча). 

Интересно, знали ли об этом те архиереи УПЦ в США и Канаде, которых фанариоты ответственно перерукоположили. Большинство из них были представителями УАПЦ. Почему тогда Константинопольский Патриархат рукоположил их во епископы повторно, а теперь – нет? Откуда такое непостоянство в позиции? Это же касается и главы УАПЦ Макария Малетича, который, между прочим, был запрещен в служении еще в священническом сане. Неужели на Фанаре об этом не знали?

Так «УПЦ» или «Православная Церковь в Украине»?

Очевидным является тот факт, что обещая церковную независимость в Украине, Фанар осторожно но последовательно лишил УПЦ КП и УАПЦ любых атрибутов самостоятельности. Все это уже дошло до того, что даже дату объединительного Собора, как оказывается, должен определить именно Патриарх Варфоломей, а не кто-то с Украины. Несмотря на то, что руководство УПЦ КП и УАПЦ не слишком спешат проявлять послушание Церкви-Матери, АПУ и КПЦ создадут для проведения этого собрания тепличные условия с лояльными епископами в составе.

Загадкой остается также и то, что на самом деле будет прописано в Томосе. Со слов Гечи, Украине не следует ожидать на статус патриархата, а это может означать, что речь пойдет именно о митрополии Константинопольского Патриархата в Украине, как это и предполагалось ранее. Не зря среди заявлений о первенстве Константинопольского престола в православном мире прозвучало также то, что новообразованная структура в своем названии не будет иметь никаких указаний на какую-то самоидентификацию, а будет называться Православной Церковью в Украине. Разговоры о том, что таким образом Фанар борется с этнофилитизмом, не имеют под собой никаких аргументов, поскольку сами фанариоты не называют себя Православной Церковью в Турции. Более того, даже те церковные единицы, на которые Фанар имеет влияние в других странах мира, не носят таких названий, которое пророчат будущей ПЦвУ. Например, в Эстонии – не ПЦвЭ, а Эстонская Апостольско-Православная Церковь (Eesti Apostlik-Õigeusu Kirik).

То же касается и поместных автокефальных Церквей. В Греции – не ПЦвГ, а ЭПЦ или вообще Церковь Эллады (Εκκλησία της Ελλάδος). В Румынии – не ПЦвР, а Румынская Православная Церковь (Biserica Ortodoxă Română). В Польше, не ПЦвП, а Польская Автокефальная Православная Церковь (Polski Autokefaliczny Kościół Prawosławny). В конце концов, зачем же было тогда давать возможность УПЦ в США и Канаде называться именно таким «этнофилитическим» образом? По логике архиепископа Иова, нужно было их назвать «православными украинцами в США и Канаде», не указывая национальной привязки.

Кроме того, вызывает определенное ощущение раздвоенности следующая реплика архиепископа Иова: «Согласно канонам Церкви, на одной территории не может быть двух параллельных церквей. Если будет так, как некоторые могут высказываться: кто не захочет украинской автокефалии, может остаться как Российский Экзархат или непонятно что, – это просто антиканонично. Согласно канонам Церкви, на территории одного государства должна быть только одна православная церковь, и эта автокефальная православная церковь должна объединять всех».

В таком случае было бы интересно услышать объяснения относительно того, как на территориях разных стран мира действуют сразу несколько патриархатов, в том числе – Константинопольский. Это по каким таким канонам? Как, например, в Италии мирно уживаются духовенство и верующие Русской, Румынской, Сербской и Константинопольской Церквей? Как другие поместные Церкви открывают свои дворы и приходы на территориях, им не подконтрольных? Нарушая каноны?   

Кто древнее: церковный Киев или Византия?

Напоследок, чтобы разбавить насыщенный информацией текст, хотелось бы отметить тему пентархии, которую зацепил владыка Иов. «Вселенские Соборы учредили для администрации Церкви всего пять центров – в церковном языке это называется пентархия – это Рим, Константинополь, Александрия, Антиохия, Иерусалим». Действительно, каждую из этих кафедр действительно можно считать своеобразным административным центром, поскольку все они основаны святыми апостолами. Все. Кроме одной. Лишним в этом списке (в отличие от Кипра, архиепископ Иов почему-то не посчитал в списке пентархии), является именно Константинополь.

Если об учреждении кафедр Рима, Александрии, Антиохии и Иерусалима апостолами у нас нет никаких сомнений, то относительно Константинополя – такие сомнения имеются. Почему? Потому что о проповеди апостола Андрея в Византии нам говорит лишь церковное предание. Согласно имеющимся данным, апостол Андрей получил жребий проповеди в землях Фракии и Скифии. Географически в эти территории входит не только современная Турция, но и Украина. Таким образом, особенно учитывая упоминание в «Повести временных лет», апостол Андрей примерно в то же время запросто мог быть даже в нынешнем Киеве, где и изрек свое пророчество, что на этих горах воссияет благодать Божья.

В свою очередь Константинополь как административный центр Византийской империи был официально учрежден лишь в 330 году. Понятно, что прославленное греками первенство Константинопольского Патриархата в церковных вопросах, по объективным причинам, было присуждено именно Константинополю. Однако это первенство имело скорее политический, чем мистический характер. Иначе, если следовать логике Константинопольского Патриархата, Киев и Византия могли бы поспорить за право находиться в пентархии? А чем Киев не «Четвертый Рим»?

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus