Очертания проекта ЕПЦ постепенно проясняются

Уже виднеются контуры новой ЕПЦ

Контуры «Поместной» все четче. Проясняется и логика поведения основных игроков в этом проекте.

Сейчас проходит Синод Константинопольского Патриархата и вполне возможно будут приняты некоторые решения относительно Украины. Вряд ли это будет тот самый полноценный Томос, о котором мечтают все симпатики ЕПЦ. Скорее всего, это будет или решение об учреждении (восстановлении, в версии Фанара) Киевской митрополии или некий пред-Томос, документ, формулирующий условия (задания, дорожную карту) выдачи настоящего Томоса. В любом случае решения Константинопольского синода могут стать спусковым крючком для серьезных и, скорее всего, трагических событий в Украине.

После того, как в Соединенных Штатах одновременно побывали митрополит Симеон (Шостацкий) и г-н Денисенко, заявления Киевского патриархата о том, что глава этой организации он, и только он может возглавить будущую ЕПЦ как-то сошли на нет. В прессе во множестве появились утечки из «достоверных источников», а также размышления различных экспертов о том, что г-ну Денисенко все же придется смириться с тем, что кто-то другой, а не он возглавит проект ЕПЦ. В поддержку «патриаршества» г-на Денисенко в проекте «Поместная» говорит, по сути, только один единственный аргумент – его собственное желание огромных размеров. Все остальные аргументы – против. А именно:

Во-первых, г-н Денисенко находится под анафемой, и хотя по его словам она его «нэ пэчэ», тем не менее эта анафема, с момента своего провозглашения в 1997 году, признается всеми Поместными Церквами, в том числе и Константинополем. Как признается всеми и лишение его всех степеней священства в 1992 г. Об этом признании существуют соответствующие документы. Сама проблема анафемы признается и Киевским патриархатом, спикер которого г-н Зоря не так давно высказался на тему о том, как она может быть решена. По его словам, Константинополь просто возьмет и снимет ее задним числом.

Картинки по запросу филарет выборы
У Филарета очень мало шансов возглавить проект «Поместная»

Но не все так просто. Для того, чтобы снять анафему, необходимы какие-то основания. Если совсем уж стать на точку зрения чистой юриспруденции, то основания для отмены решения могут быть или материальные, или процедурные. Материальные основания – это если будет доказана ложность обвинений, по которым г-н Денисенко был подвергнут каноническим прещениям. Напомним, в 1992 году он был извергнут из сана за «жестокое и высокомерное отношение к подведомственному духовенству, диктат и шантаж, внесение своим поведением и личной жизнью соблазна в среду верующих, клятвопреступление, публичную клевету и хулу на Архиерейский Собор, совершение священнодействий, включая рукоположения в состоянии запрещения, учинение раскола в Церкви» (из Решения Архиерейского Собора РПЦ от 11.06.1992 г.).

То есть Филарету нужно будет доказать уже Константинопольскому Патриархату, что он не был сотрудником КГБ, что у него не было жены и детей, что находясь на Киевской кафедре он не был авторитарным тираном, что не нарушал архиерейской клятвы и т.д. Совершенно очевидно, что доказать это невозможно. И если начнется такое разбирательство, то его результат окажется не в пользу г-на Денисенко, несмотря на все старания Фанара его обелить.

С анафемой еще сложнее. Наложена она была с такой формулировкой: «Монах Филарет не внял обращенному к нему от лица Матери-Церкви призыву к покаянию и продолжал в межсоборный период раскольническую деятельность, которую он простер за пределы Русской Православной Церкви, содействуя углублению раскола в Болгарской Православной Церкви и принимая в общение раскольников из других Поместных Православных Церквей» (Из Акта об отлучении от Церкви монаха Филарета). Тут уже г-н Денисенко затронул интересы не только РПЦ, но и других Поместных Церквей, принимая в общение раскольников в разных странах. Доказать что этого не было – невозможно. А значит, анафема – справедлива.

Вряд ли кто-то в Константинополе захочет идти по такому пути снятия анафемы. Можно поступить проще – обосновать решение о снятии анафемы на основании того, что якобы были нарушены правила процедуры. Что Архиерейский Собор РПЦ, якобы неправильно собрался, неправильно рассмотрел дело, не имел полномочий и прочие несуразные подробности. Но совершенно ясно, что такие основания надуманны и нелепы. К тому же, отменив анафему на основании процессуальных моментов, Константинополь тем самым возьмет на себя обязательство рассмотреть дело по новой, уже с «правильной процедурой», а это означает возвращение к предыдущему пункту – рассмотрение обвинений по сути. Поэтому можно поступить еще проще – вынести г-на Денисенко за скобки, не заморачиваться с его персоной, а строить ЕПЦ без него.

Во-вторых, если г-на Денисенко поставить «патриархом», то в глазах всего православного мира это будет выглядеть именно как признание раскола Фанаром, что даст РПЦ очень мощный аргумент в обжаловании таких действий перед Поместными Церквами. Поместные Церкви, возможно и не будут оспаривать посягание Фанара на каноническую территорию РПЦ, но они точно не согласятся с тем, если Константинополь признает раскольников. А г-н Денисенко стал уже не просто раскольником, он уже символ, «икона» раскола. С ним лично никто не хочет иметь дело. Поэтому Фанар не станет взваливать на себя решение «проблемы Филарета». Пусть свою проблему решает сам.

В-третьих, у нынешнего Президента нет таких личных отношений с г-ном Денисенко, которые были у Л. Кравчука. Нет отношений и финансовых. Главной причиной того, что Л.М. Кравчук (который до 1991 года был не просто коммунистом, а членом Центрального Комитета Коммунистической Партии Советского Союза) активно поддержал в 1992 г. филаретовский раскол, было то, что на счетах УПЦ, подконтрольных г-ну Денисенко, в то время находились огромные суммы партийных денег. Сейчас такого обстоятельства нет. Можно предположить, что П. Порошенко не дорожит Филаретом и в случае необходимости готов его сдать с выгодой для себя.

В-четвертых, не дорожат Филаретом и американцы, которых очень многие называют закулисными инициаторами и дирижерами проекта ЕПЦ. Для них он агент КГБ с оперативным псевдонимом «Антонов». И если сейчас он критикует коммунизм и советскую власть также рьяно, как ранее восхвалял, то это только доказывает то, как легко этот человек может менять свои приоритеты. Так стоит ли делать ставку на него? А вдруг бывших сотрудников спецслужб действительно не бывает?

В-пятых, если г-н Денисенко станет «патриархом» ЕПЦ, то вряд ли кто-то из архиереев УПЦ согласится перейти под его омофор, ну разве что отдельные молодые владыки с большими карьерными амбициями. Поэтому с таким «патриархом» Фанар уж точно станет объединителем раскольников, а не украинского православия.

Вывод из всего этого можно сделать только один: шансов у г-на  Денисенко возглавить ЕПЦ практически нет. Но тогда, если не он, то кто?

Основная задача для Фанара сейчас – это привлечь на сторону ЕПЦ как можно больше архиереев из УПЦ. Если это произойдет, то дело можно будет представить таким образом, будто Константинополь действительно старается объединить все украинские конфессии, называющие себя православными, но вот есть небольшая группка сторонников «русского мира», для которых этот самый «русский мир» дороже единства. Если же архиереи УПЦ останутся верными своей архиерейской присяге и своим подписям на Заявлении от 25 июля (которое призывает сохранить нынешний канонический статус УПЦ), то в таком случае Фанар приобретет себе славу не объединителя, а разъединителя, к тому же – покровителя раскола.

Поэтому Константинополь сейчас всеми силами старается не столько объединить УПЦ КП и УАПЦ (они и так согласны), сколько навербовать себе сторонников среди епископата УПЦ. Но для решения этой задачи они должны пообещать главенство в будущей Поместной какому-то авторитетному митрополиту УПЦ. Кандидатов немного.

Высокопреосвященнейший Александр (Драбинко) авторитетным не является. Скорее наоборот, его личность не привлекает, а отталкивает. За свое недолгое архиерейство он уже успел поучаствовать во многих скандалах и приобрести весьма неоднозначную репутацию среди верующих и духовенства. Митрополит Черкасский и Каневский Софроний (Дмитрук) при всей своей симпатии к идее автокефалии и нелюбви к России является архиереем «старой закалки», не карьеристом и не выскочкой. Можно предположить, что для него верность Церкви, архиерейской присяге и своему слову имеют большее значение, чем стремление к автокефальному статусу. Остается митрополит Симеон (Шостацкий). Не молодой, но и не старый, образованный, авторитетный (был одним из кандидатов в Предстоятели УПЦ в 2014 г.), в хороших отношениях с П. Порошенко. Очевидно, что его кандидатура действительно могла бы стать центром притяжения для архиереев, духовенства и верующих УПЦ, которые симпатизируют этому проекту.

Митрополит Симеон и Петр Порошенко в хороших отношениях

Еще один вариант – это поставить во главе ЕПЦ какого-нибудь «варяга», т.е. архиерея из самого Константинопольского Патриархата. К плюсам такого решения можно отнести то, что такой человек будет менее зависимым от украинских властей и, соответственно, более управляемым с Фанара. К тому же как человек со стороны, он будет позиционироваться как стоящий выше всяких внутриукраинских конфликтов и разногласий, а значит, сможет стать неким объединяющим фактором для верующих и духовенства, имеющих разные точки зрения. Но на такую роль те экзархи, которые присланы с Фанара, явно не подходят: молодые амбициозные выходцы с Западной Украины со светской манерой поведения и, вероятно, образом мыслей. Для роли «объединителя» больше подходит какой-нибудь седовласый старец, грек, желательно не говорящий по-украински и по-русски. И это было бы очень удобно: любое нарушение своих слов можно оправдать тем, что его не так поняли или он не так понял. Другими словами, какой нибудь митрополит, виртуозно владеющий тонкостями византийской дипломатии. Но такового пока Украине не предлагают.

Но как бы то ни было, от Фанара следует ожидать не Томоса об автокефалии ЕПЦ, а решения о создании (или восстановлении) на территории Украины своей собственной церковной структуры: митрополии или экзархата. Для Фанара это почти беспроигрышный вариант.

Во-первых, фанариоты доходчиво объяснят П.Порошенко и другим украинским политикам, что автокефалия может быть выдана только канонической церковной структуре, входящей организационно в Константинопольский Патриархат и что такая митрополия или экзархат – это совершенно необходимый промежуточный этап на пути к автокефалии. Автокефалия будет, обязательно будет, но... потом.

Во-вторых, фанариоты также объяснят (уже объясняют) Поместным православным Церквям, что они ни в коем случае не посягают на чью-либо каноническую территорию, а восстанавливают «историческую справедливость», которая попиралась с самого 1686 г., когда Киевская митрополия, якобы незаконно была передана в Московский Патриархат. Аргументы, конечно, очень натянутые, но при желании могут сработать. Перед угрозой раскола православия, сравнимого с расколом 1054 г., многие Поместные Церкви предпочтут сделать вид, что Константинополь прав в вопросе Киевской митрополии.

В-третьих, Константинополь вряд ли упустит такую историческую возможность, которая ему представилась сегодня. А именно: прирасти таким огромным количеством приходов, монастырей, духовенства и верующих. Голова идет кругом от той мысли, что бедный несчастный Константинополь, от которого в течение последних столетий только отходили различные Церкви, Константинополь, который сейчас ютится в маленьком райончике Фанар и который окормляет совсем немногочисленную и разрозненную паству в разных странах, вдруг возьмет и увеличится примерно раза в три-четыре. Только представьте себе! Константинопольская Церковь станет вдруг такой многочисленной и могущественной, каковой она не была уже много столетий. И это, собственно, как раз и есть то, ради чего фанарские иерархи и пускаются в опасную и неоднозначную авантюру с ЕПЦ, а вовсе не из-за того, чтобы возникла еще одна автокефальная Церковь или чтобы П. Порошенко получил поддержку электората на выборах.

Поэтому весьма маловероятно, что Константинополь дарует автокефалию (в ближайшем будущем). Намного больше шансов имеет вариант, при котором Фанар подчиняет церковные структуры в Украине себе. УАПЦ и УПЦ КП не имеют шансов воспрепятствовать этому. Даже если они поймут, что вместо автокефалии им светит всего лишь экзархат. Даже если г-н Денисенко поймет, что его оставляют не у дел и без патриаршего куколя. Даже в этом случае они уже не смогут включить задний ход. Слишком много заявлений и усилий сделано, слишком много, как сейчас говорят, политического капитала уже вложено в проект «Поместная». Уже нельзя повернуть назад и сказать, что мол нас обманули. В любом случае иностранные кураторы не позволят. Придется уже делать хорошую мину при плохой игре.

А для того, чтобы легче было сделать эту хорошую мину, Фанар может и подсластить пилюлю. Может назвать ЕПЦ, ЕППУЦом, то есть Поместной Украинской Церковью, но в соответствующих уставных документах прописать такие положения о зависимости ЕППУЦ от Константинопольского Патриархата, по сравнению с которыми нынешняя автономия УПЦ покажется вершиной самостоятельности и независимости.

Очевидно, что при любых раскладах в выиграше будет Константинопольская Церковь, наверняка превратит создание любой церковной структуры в грандиозную «перемогу» Петр Порошенко (даже если это будет экзархат Фанара). Однако, принесут ли такие планы пользу украинскому православию? И привнесут ли единство в ряды верующих Церкви? Очень и очень сомнительно.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
В Виннице захватили собор УПЦ

Опрос

Что изменится после создания ПЦУ?
с появлением настоящей украинской Церкви страна объединится
3%
нас ждет жесткое религиозное противостояние
72%
ничего не изменится, произошел просто «ребрендинг» раскольников
25%
Всего проголосовало: 463

Архив

Система Orphus