«Токсичные» заявления Филарета: заберут ли у УПЦ Лавры?

Филарет уже не в первый раз заявил, что претендует на Лавры Украинской Православной Церкви

За последнее время Филарет уже дважды публично угрожал УПЦ тем, что у нее отнимут Киево-Печерскую и Почаевскую лавры. Насколько реальны такие перспективы?

В современной политологии токсичность обозначает, что субъект, который характеризуется как токсичный, приносит больше вреда, чем пользы, своим партнерам и друзьям. Например, после того как США вышли из ядерной сделки с Ираном, Иран стал токсичным партнером для всех компаний, которые ведут бизнес с Америкой. Если эти компании продолжат сотрудничать с Ираном, их ждут неприятности в США. Аналогично после введения США персональных санкций против российских чиновников и бизнесменов они стали токсичными для своих партнеров, которым теперь приходится выбирать: продолжать с ними отношения или сворачивать, опасаясь проблем.

Используя эту терминологию, можно констатировать, что именно сейчас после всех своих воинственных заявлений, направленных против Украинской Православной Церкви, г-н Денисенко стал очень токсичен для всего проекта так называемой Единой Поместной Церкви. В Украине сейчас никто так не дискредитирует идею получения Томоса об автокефалии, как он.

Яркий пример тому – недавнее заявление г-на Денисенко о том, что в случае получения Томоса украинские Лавры, как и многие другие храмы, будут переданы ЕПЦ.

После интервью г-на Денисенко телеканалу «Прямой» с подобными заголовками вышли многие украинские и зарубежные издания. Причем СМИ раскрутили эту тему вне зависимости от своих религиозных симпатий и антипатий. На Фанаре, в канцелярии Константинопольского Патриархата, об этом интервью уже, вероятно, знают. И таким образом предупреждения иерархов УПЦ о том, что в случае Томоса в Украине может начаться самая настоящая религиозная война, находят свое подтверждение. И подтверждение это исходит не от кого-нибудь, а от самого главного претендента на пост главы ЕПЦ. Знают (или вскоре узнают) об этих словах и европейские правительства, и международные организации, и правозащитники. Прочитают соответствующие публикации или же им донесет информацию Представительство УЦП при европейских международных организациях.

Да после таких заявлений Патриарх Варфоломей даже если бы и хотел, уже никакой Томос не дарует! Ведь всем же понятно, кто и каким способом будет захватывать Лавры. Не зря же еще год назад УПЦ КП подписала договор о взаимовыгодном сотрудничестве с военизированной националистической организацией «Правый сектор».

В общем, лучшей антирекламы проекта ЕПЦ на Фанаре и придумать нельзя. Конечно же, окружение г-на Денисенко спохватилось, и уже на следующий день он начал рассказывать, что его не так поняли.

Но ему уже никто не верит, и вот почему.

Во-первых, подобные заявления о том, что Лавры нужно забрать у УПЦ и передать «украинской Церкви», из его уст уже звучали не раз.

Во-вторых, слово не воробей – что сказано, то сказано. Вот цитата из интервью: «Государство передало свою собственность в пользование Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. Но когда будет здесь украинская Церковь признана, то Лавра – и одна, и вторая (Киево-Печерская и Почаевская – Ред.) – будут переданы украинской Церкви. <…> Дело в том, что никакой собственности Московский Патриархат в Украине не имеет. Собственность Церкви в Украине является собственностью украинской Церкви». «Московский Патриархат» в терминологии г-на Денисенко – это Украинская Православная Церковь, которой он вышеприведенными словами вообще отказал в праве собственности на любые культовые сооружения и другую собственность.

В-третьих, г-н Денисенко может сколько угодно отрицать или по-другому интерпретировать свои слова, но в радикальных националистических кругах их уже услышали. Да, спустя день, оправдываясь за свои угрозы, он сказал: «Никакого насилия после Томоса не будет, а имущество будет принадлежать общинам, как и теперь», но дело в том, что существует еще такая штука, как «эксцесс исполнителя». В переводе с юридического это означает, что исполнитель может выполнить приказ, исходя из своего собственного понимания или усердия к делу. Т.е. так или иначе, а Томос все же спровоцирует волну насилия против УПЦ. Хочет ли Патриарх Варфоломей стать ответственным за подобное развитие событий?

На каком основании Лавры и другие храмы будут передавать ЕПЦ в случае Томоса? Да, некоторые культовые сооружения и другие здания, а также земельные участки под ними общины УПЦ используют на правах постоянного пользования или долгосрочной аренды, что надлежащим образом юридически оформлено. И соответствующие законы среди причин расторжения подобных отношений не указывают такую, как «пожелание г-на Денисенко». То есть юридических оснований для передачи Лавр и других храмов ЕПЦ не существует.

Религиозных оснований не существует тоже. По последним статистическим данным, опубликованным Министерством культуры (2017 г.), в УПЦ существует 208 монастырей, в которых подвизаются 4 807 монашествующих. Т.е. в среднем примерно 23 монашествующих на один монастырь.

В УПЦ КП монастырей 60, а монашествующих в них – 219, т.е. меньше 4 человек на монастырь. В настоящее время в одной только Киево-Печерской лавре подвизаются 220 монахов. Это больше, чем во всем Киевском патриархате! Если пофантазировать о том, что будет, если мечты г-на Денисенко исполнятся, то следует признать: для того чтобы заселить Киево-Печерскую лавру, нужно будет свезти туда всех «монахов» и «монахинь» со всех филаретовских монастырей. А ведь Филарет мечтает о том, чтобы забрать еще и Почаевскую лавру. Кого он поселит туда?

Вариант, что все насельники Лавр перейдут под его, филаретовский, «патриарший» омофор, несостоятельны. Монашество – это соль Церкви, ее оплот, ее самая верная и ревностная часть. Когда г-н Денисенко в 1992 году ушел в раскол, его не поддержал ни одни монастырь. То, что верующие, а особенно монашествующие, останутся верными своей Церкви и не уйдут в раскол, показал крестный ход УПЦ этого года. Когда несмотря на все  препятствия, чинимые для его организации властями и псевдопатриотами, несмотря на использование административного ресурса по сбору людей на шествие УПЦ КП, численность православного крестного хода во много раз превышала численность раскольников вместе со свезенными властями со всей Украины туристами. Не пойдут православные монахи и монахини под анафематствованного и пока еще не раскаявшегося бывшего митрополита Киевского! Не пойдут! Они станут защищать свои святыни! И что это будет, как не религиозная война?

Заявления главы УПЦ КП вполне объяснимы с психологической точки зрения. Ему настолько не терпится стать настоящим патриархом, что он позволяет себе мечтать не только вслух, но и на видеокамеру. Кстати, он прекрасно понимает, что он патриарх не настоящий, и это даже выражается в одной интересной детали.

Глава Киевского патриархата Филарет

Дело в том, что куколь на голове у г-на Денисенко патриарший, а вот мантия – митрополичья. Причем подобные куколи – это традиция исключительно московских патриархов, так нелюбимых главой УПЦ КП. Что же касается мантии, то, опять же, в традициях русского Православия она черная у монахов (в т.ч. в священном сане), фиолетовая у епископов и архиепископов, голубая у митрополитов и зеленая у патриарха.

Патриарх Кирилл, предстоятель Русской Православной Церкви

Так почему же г-н Денисенко куколь у московских первосвятителей позаимствовал, а мантию – нет? Можно предположить, что именно так проявляется его подсознательное понимание лживости своего теперешнего положения, которое ему не терпится исправить с помощью ЕПЦ и Томоса. И в этом своем нетерпении он дискредитирует идею ЕПЦ больше, чем кто-либо другой. Его высказывания о том, что будет в случае Томоса, говорят лучше и красноречивее заявлений об этом представителей УПЦ, которых можно заподозрить в нагнетании страстей. Вот! Сам потенциальный глава ЕПЦ все говорит открытым текстом!

Теперь Петру Порошенко и его Администрации нужно как-то дистанцироваться от столь токсичного партнера по проекту ЕПЦ. Нужно опять отправлять кого-то спецрейсом на Фанар и оправдываться за слова кандидата на киевское патриаршество. Правда, отправлять-то уже некого. Главного ответственного в Администрации Президента за Томос, Ростислава Павленко, сразу же после 1030-летия Крещения Руси уволили с должности замглавы АП: не оправдал надежд на расторопность в достижении автокефалии. А уж после нынешнего филаретовского конфуза посланник должен обладать поистине феноменальными коммуникативными и интеллектуальными качествами. Которых Банковая пока, увы, не демонстрирует.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus