Чего боится Всеукраинский Совет Церквей

Всеукраинский Совет Церквей и религиозных организаций

Если допустить преследование одной конфессии, под угрозой окажутся все остальные.

26 июня члены Всеукраинского Совета Церквей и религиозных организаций приняли заявление «О недопустимости нарушения принципа автономности религиозных организаций и вмешательства в богослужебную практику религиозных организаций». Консолидированная позиция религиозных организаций Украины состоит в том, что государство не может вмешиваться в вопросы совершения или несовершения религиозных обрядов, а также во внутриконфессиональные правила. Речь идет об уголовном преследовании верующих за свои убеждения. Государство показало, что может и готово начать такие преследования, и первым звоночком является дело против православного священника из Запорожья.

Первое за все годы независимости Украины уголовное дело против священника, который действовал в соответствии со своими религиозными убеждениями, было открыто 11 января 2018 года. Причиной этого стал отказ священнослужителя Запорожской епархии УПЦ совершить обряд отпевания над трагически погибшим младенцем. Причиной отказа стало то, что ребенок был «крещен» в раскольнической конфессии. Об открытии уголовного дела заместитель генпрокурора Украины Лариса Сарган сообщила на своей страничке в Фейсбук.

О том, насколько объективным и незаангажированным будет расследование, можно сделать вывод по фотографии, которой заместитель генпрокурора проиллюстрировала свое сообщение.

С тех пор прошло полгода, но результатов расследования общественность пока не услышала. Объективно, дело не имеет никаких судебных перспектив, что понятно и самим сотрудникам прокуратуры. Но в данном случае решающую роль играет не законодательство, и даже не здравый смысл. Все решает большая политика. И открытие уголовного производства было сигналом для тех священнослужителей и верующих, кто свои религиозные убеждения ставит выше текущей политики государства. Сигнал прочитывается недвусмысленно: если ваша позиция не будет совпадать с «линией партии», с вами будет тоже самое.

Имеет смысл вчитаться в ст.161 Уголовного кодекса: «Умышленные действия, направленные на разжигание национальной, расовой или религиозной вражды и ненависти, на унижение национальной чести и достоинства, или оскорбление чувств граждан в связи с их религиозными убеждениями, а также прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных привилегий граждан по признакам расы, цвета кожи, политических, религиозных и других убеждений, пола, инвалидности, этнического и социального происхождения, имущественного состояния, местожительства, по языковым или другим признакам – наказываются…». Максимальное наказание по этой статье – восемь лет тюрьмы (!), если вышеуказанные действия совершены организованной группой лиц. А в случае если священник действует в согласии с внутренними правилами своей религиозной организации – это всегда «организованная группа лиц».

А теперь подумаем, какие действия могут подпадать под эту статью.

Запрет в священнослужении, извержение из сана или отлучение от Церкви – чем не «разжигание религиозной вражды и ненависти»? Отказ совершить церковные обряды над человеком иного вероисповедания или конфессиональной принадлежности – чем не «оскорбление чувств граждан в связи с их религиозными убеждениями»? Отказ в Причастии тем, кто не принес покаяния в своих грехах – чем не «ограничение прав»? Ограничить права можно по-всякому. Например,висит в храме объявление: «Требуется дворник». Пришел мусульманин, а его не взяли – вот и статья 161, вот и лишение свободы. Много чего можно еще подогнать под эту статью, было бы желание.

И если сегодня подобные меры воздействия со стороны государстванепосредственно угрожают только лишь Украинской Православной Церкви, несговорчивой в вопросе ЕПЦ, то завтра подобное может применятся к любым конфессиям, чем-либо не угодившим светской власти. Если прокуратура доведет дело, заведенное на запорожского священника, до конца, это может стать тем прецедентом, на который будут ссылаться при проведении аналогичных кампаний по запугиванию неугодных.

Вот поэтому Всеукраинский Совет Церквей и принял заявление о том, что применение статьи 161 Уголовного Кодекса Украины против священнослужителей, которые осуществляют свою деятельность в соответствии со своими внутренними правилами и вероучением, – недопустимо!

«В случае нарушения религиозными деятелями внутреннего порядка и правил они несут ответственность, предусмотренную учением соответствующей религиозной организации, а также моральную ответственность. Привлечение при таких обстоятельствах к уголовной ответственности религиозных деятелей любой конфессии в Украине является нарушением принципа автономности религиозных организаций и неправомерным вмешательством во внутреннюю практику конфессий и религиозных организаций, в частности в порядок совершения религиозных таинств, обрядов и священнодействий», – говорится в заявлении.

Кроме того, что слишком широкая трактовка ст.161 Уголовного кодекса Украины противоречит здравому смыслу, при этом нарушаются еще целый ряд правовых норм.

Конституция Украины: «Каждый имеет право на свободу мировоззрения и вероисповедания. Это право включает свободу исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, беспрепятственно отправлять единолично или коллективно религиозные культы и ритуальные обряды, вести религиозную деятельность» (ст. 35).

Закон Украины «Про свободу совести и религиозные организации»: «Не допускается любое принуждение при определении гражданином своего отношения к религии, к исповеданию или отказу от исповедания религии, к участию или неучастию в богослужениях, религиозных обрядах и церемониях, обучение религии» (ст. 3).«Государство не вмешивается в осуществляемую в рамках закона деятельность религиозных организаций, не финансирует деятельность любых организаций, созданных по признаку отношения к религии» (ст.5).

Государство не должно диктовать религиозным организациям, кого им причащать, отпевать или совершать обрезание. Это не есть поле применения уголовного закона. Все эти вопросы регулируются вероучением, нравственными и каноническими нормами каждой конфессии.

Причем, если государство все же будет вмешиваться во внутренние правила религиозных общин, то это приведет не только к ущемлению прав верующих. Ведь решать, в каком случае применять уголовное законодательство, а в каком нет, будет каждый отдельный чиновник. То есть такая практика создаст благоприятные условия для роста бюрократического произвола и коррупции. Но все же коррупция — это побочный эффект. Главное – это выхолащивание религиозных убеждений в угоду сиюминутной политике государства. Вот этого и стремится не допустить Всеукраинский Совет Церквей.

И еще один немаловажный момент. Заявление о недопустимости уголовного преследования за религиозные убеждения прозвучало как раз в то время, когда известные религиозные, политические и общественные деятели в открытую стали высказывать угрозы в адрес УПЦ. А реализация этих угроз напрямую связывается с созданием ЕПЦ и Томосом про автокефалию. Уже прозвучало требование забрать у УПЦ Киево-Печерскую и Почаевскую лавры. Уже активизировались сторонники антицерковных законопроектов, заявляющие об изменении статуса и названия УПЦ. Уже прозвучали заявления о создании отрядов «активистов», которые будут переводить храмы в «правильную юрисдикцию».

Нет сомнений в том, что все это будет реализовано в случае, если Константинопольский Патриархат пойдет на поводу у светских властей и дарует Томос про автокефалию. Тогда уж государственный аппарат заработает на полную в применении ст. 161 Уголовного кодекса. Ведь если сейчас чиновники не могут понять, почему нельзя совершать церковный обряд над человеком, «крещенным» в раскольнической конфессии, то кто будет разбираться во всяких там параллельных юрисдикциях!

Остается надеяться, что константинопольские иерархи проявят большую ответственность,чем недальновидные украинские политики, и не допустят подобного развития событий.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
В Умани хасиды подожгли крест
Система Orphus