Мастер-класс религиозной безграмотности от Петра Порошенко

Президент Украины Петр Порошенко

23 апреля Президент Украины Петр Порошенко выступил на канале ICTV в передаче,
посвященной созданию Единой Поместной Церкви. Разбираем наиболее показательные
тезисы этого выступления.

Петр Порошенко (П.П.): «Имеет ли право государство вмешиваться в церковные
дела? <…> Нет! <…> Тем более, если это государство иностранное».

Во-первых, г-н Порошенко не заметил чисто лингвистической ошибки. Ведь своим
ответом он фактически заявил, что никакое государство не может вмешиваться в
церковные дела. Слова «тем более» шли уже после. Таким образом, Петр Алексеевич
подтвердил, что нынешняя ситуация в Украине является не чем иным, как
вмешательством государства в церковные дела, и что вмешательство это неправомерное.

Во-вторых, Президент, очевидно, намекал на то, что Россия вмешивается в украинские
церковные дела
и что инструментом этого вмешательства является Украинская
Православная Церковь. Доказательств этого нет, но это никого не смущает. Как не
смущает и то, что нынешние действия власти чуть ли не под копирку списаны с
церковной политики, которую проводила советская власть с 1920-х годов. Почти каждый
обвинительный акт новомучеников содержал в себе обвинение в работе на иностранную
разведку. С той же доказательной базой, что и сегодня. Нет ни одного решения
государственных органов России, которое бы приняла к исполнению УПЦ. Более того,
нет ни одного решения Русской Православной Церкви (отделенной от Российского
государства), которое обязывало бы к чему-нибудь УПЦ.

В-третьих, правдой является то, что все церковные дела УПЦ решаются исключительно
органами управления УПЦ в Киеве, как это сказано в Уставе УПЦ.

В-четвертых, единственное государство, которое официально вмешивается в церковные
дела в Украине, называется Ватикан. Именно там принимают решения, которые потом
исполняет Украинская греко-католическая церковь. Почему это не возмущает Петра
Алексеевича?

П.П.: «Украина объявлена канонической территорией Российской Федерации. Что
это, как не территориальные претензии?»

Большей нелепицы, наверное, даже невозможно придумать – перепутать Церковь с
государством! Непонятно, что это было: оговорка или сознательное непонимание понятий

«Церковь» и «государство». В устах руководителя страны это звучит угрожающе. Не
различать этих двух понятий?

Если следовать логике Порошенко, то Российская Федерация имеет территориальные
претензии к нескольким десяткам стран, включая Японию, США, Австралию, Новую
Зеландию и т.д. Во всех этих странах действуют Церкви, входящие в РПЦ. Более того,
Болгария имеет территориальные претензии к Канаде, Австралии, Испании, Швеции и
некоторым другим странам. Египет, где находится центр Александрийской Православной
Церкви, имеет территориальные претензии практически ко всем странам Африки. А
Израиль, центр Иерусалимской Церкви, – к Иордании и Египту. Турция, где расположен
столь любимый Петром Алексеевичем Константинопольский Патриархат, оказывается,
претендует на территории США, Канады и Франции.

Такой конфуз еще очень долго будет предметом насмешек над уровнем образованности
человека, его допустившего. Зачем это нужно было Петру Порошенко, остается только
догадываться.

П.П.: «Украинская Церковь, поместная, автокефальная, то есть независимая
Украинская Православная Церковь, является ключевым элементом нашей
государственности и нашей независимости».

В который раз Президент Украины признал, что создаваемая им ЕПЦ никакого отношения
к христианской религии не имеет вовсе.
Она рассматривается как ключевой элемент,
скрепа украинской государственности. То же самое не устает повторять и глава УПЦ КП
г-н Денисенко, позиционируя Церковь как необходимый элемент государственности. То,
что Церковь должна вести людей ко Христу, что она должна соединять земное и небесное,
что она должна спасать людей от ада и смерти, Президент, по-видимому, во внимание не
берет. Предназначение ЕПЦ одно – укреплять государственность и независимость. В
древние времена у каждого народа был свой собственный идол. Сегодня у каждого
государства должна быть своя ЕПЦ. Это чистое язычество православного обряда.

В который раз людям было сказано предельно откровенно: в ЕПЦ вы Христа не найдете,
вы найдете там украинскую государственность!

П.П.: «Правила получения Томоса (об автокефалии, – ред.) предусматривают
обращение от церковной и от светской власти».

СПЖ уже не раз писал, что четких правил предоставления автокефалии не существует в
природе. Существуют исторические прецеденты, которые свидетельствуют, что
предоставление автокефалии происходило как с обращением светских властей, так и без
этого. Причем это самое обращение светских властей более характерно для
средневековья. В XX веке дарование автокефалии Польской и Чехословацкой Церквям не
основывалось на обращении светских властей этих государств. И уж тем более ни
президент США, ни американский Конгресс и Сенат не обращались в 1970 году к
Патриарху Московскому о даровании автокефалии Американской Православной Церкви.

Но вот каких прецедентов уж точно в истории еще не было, так это дарования
автокефалии той Церкви, которая об этом не просит. УПЦ официально заявила, что не
обращалась к Константинопольскому Патриарху с просьбой о предоставлении
автокефалии.
Как можно в такой ситуации получить соответствующий Томос, известно
лишь специалисту, выступавшему в студии ICTV.

П.П.: «Я горжусь тем, что нам удалось продемонстрировать единство украинской
церковной власти, единство украинской светской власти и пожелания украинского
народа».

Как можно говорить о единстве, когда православная конфессия, которая имеет больше
приходов, чем все остальные (называющие себя православными) вместе взятые,
выступает против? Против получения автокефалии политическими методами!

Скорее, можно говорить об углублении религиозного противостояния и раскола. Ведь все
Поместные Православные Церкви в один голос говорят, что раскол врачуется
исключительно покаянием и ничем иным. В Украине же пытаются всех убедить, что
раскол врачуется обращением Президента, поддержанным депутатами Верховной Рады. А
та надежда получения ЕПЦ, которую вселил в раскольников Петр Порошенко, отводит их
от мысли о покаянии еще дальше.

П.П.: «Это полностью соответствует европейской традиции, и мы уж никак не
вмешиваемся в церковные дела».

Большой привет европейской традиции и здравому смыслу! Если обращение Президента к
Вселенскому Патриарху не является вмешательством в церковные дела, если таковым не
является голосование по этому вопросу в Верховной Раде, то что ж тогда является
вмешательством?

Все европейские партнеры Украины, наверное, просто потеряли бы дар речи, услышав,
что это соответствует европейской традиции.

К сведению Петра Порошенко, в Европе секуляризация достигла таких высот, что простая
демонстрация политиком своей принадлежности к какой-либо религиозной общине уже
вызывает скандал и массу критики. То, что сейчас делает украинский Президент, в Европе
означало бы немедленное и бесславное завершение его политической карьеры.

П.П.: «И новая Церковь уж никак не будет государственной Церковью. Это я вам
отдельно подчеркиваю и утверждаю».

Опять оговорочка по Фрейду! Выступая летом 2017 года перед Верховной Радой,
Порошенко назвал ЕПЦ «автофекал… автокефальной». Сейчас он назвал ее «новой».
Действительно, если она будет создана усилиями Президента (что весьма маловероятно),

она будет совершенно новой организацией, не имеющей никакого отношения к Церкви,
основанной в Киеве в 988 году.

И опять недоуменный вопрос: как это ЕПЦ не будет государственной, когда тот же
Порошенко всего десять минут назад назвал ее «ключевым элементом украинской
государственности» и назовет еще не раз в своем выступлении!

П.П.: «Есть православная традиция – на территории одного государства должна
быть одна Церковь. У нас на сегодняшний день есть минимум три. И это является 
чрезвычайно вредно для государства».

Действительно, православная эклессиология предусматривает, что на одной территории
(не обязательно государственной) не может быть нескольких параллельных юрисдикций.
Но нет такой церковной традиции, чтобы на территории государства была бы отдельная
Церковь. Существует множество государств, каноническая территория которых входит в
сферу деятельности какой-либо большой Поместной Православной Церкви. Даже
некоторые государства с подавляющим большинством православного населения не имеют
своих отдельных автокефальных Церквей.

И самое удивительное в словах Президента: «это является чрезвычайно вредно для
государства». А какой вред государству может принести наличие на его территории
нескольких конфессий? А как же быть с гарантированной Конституцией Украины
свободой совести? Как быть с отделением Церкви от государства? А почему государству
Украина не приносит вред то, что на ее территории действует несколько сотен различных
религиозных организаций? А почему США не приносит вред то, что на их территории
существуют епархии половины Поместных Православных Церквей, не говоря уже о
раскольнических деноминациях?

П.П.: «Никто не вправе <…> указующим перстом указывать, что эта Церковь
является канонической, а эта нет».

Минуточку, но именно это делает Вселенский Патриарх Варфоломей и иерархи всех
Поместных Церквей, которые говорят, что в Украине единственной канонической
Церковью является УПЦ, а все остальные – неканонические. Об этом уже была масса
устных и письменных заявлений. И вот Президент Украины вдруг заявляет, что они не
имеют права этого делать.

На самом деле Вселенская Православная Церковь не только вправе, но и обязана
свидетельствовать о том, кто принадлежит к ней (является каноничным), а кто нет.
Именно это она делала на Вселенских Соборах, именно это делают и сегодня Поместные
Церкви решением своих иерархов. Сегодня священника, отлученного от его Поместной
Церкви, не принимают ни в какую другую именно по причине его неканоничности.
Нигде, ни на Гробе Господнем, ни на Святой Горе Афон, ни в других святых местах
раскольники не могут ни участвовать в богослужениях, ни принимать таинства. По
причине неканоничности.

П.П.: «Как пояснить верующим, что в Церкви молятся за другое государство, тем
более за государство агрессора?»

Вероятно, имеется в виду молитва: «о богохранимей державе нашей, властех и воинстве
ее». Так это об Украине! Кому здесь мерещится государство-агрессор? Или все опять по
Фрейду?

П.П.: «В украинских военных частях будут капелланы одной украинской
автокефальной Православной Церкви».

Очевидное и грубое нарушение конституционного права на свободу совести.

П.П.: «Если ты православный – очутишься в украинской Церкви».

Без комментариев.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus