9 исторических факторов, которые привели к расколу западного христианства

Памятник Мартину Лютеру в Виттенберге, Германия

Реформация стала закономерным историческим результатом отрыва Западного христианства от полноты Вселенской Церкви.

Не так давно весь протестантский мир торжественно отмечал 500-летие Реформации Мартина Лютера – события, коренным образом изменившего не только религиозную, но и политическую жизнь Европы.

Ее прямым следствием стало возникновение протестантизма как одного из направлений христианства. Однако мало кто обращает внимание на тот факт, что и сама Реформация стала закономерным историческим результатом отрыва Западного христианства от полноты Вселенской Церкви и последовательного уклонения от апостольских традиций и основ евангельских истин.

Такое уклонение неизбежно ослабляло религиозные устои христианского Запада и приводило к вероучительным ошибкам и моральному упадку церковной иерархии. Это вызвало вполне справедливую критику со стороны отдельных представителей эпохи Средневековья, которых с полным правом можно назвать предвестниками или «реформаторами до Реформации». Их взгляды явно выходили за рамки католического вероучения, а в дальнейшем стали неотъемлемой составляющей учения протестантского. Предлагаем обратить внимание на девять исторических факторов, которые объективно поспособствовали расколу Западной Церкви.

1. Первым шагом в подготовке Реформации в западном христианстве можно считать религиозное движение вальденсов, которое в XII–XIII в. охватило почти всю Европу. Призывая к «евангельской бедности», вальденсы считали, что развращенная богатством Римская Церковь потеряла святость и ее таинства не имеют силы. Апеллируя к идеалам раннего христианства, они выступали за ликвидацию личной собственности и свободу чтения Библии. Их заостренное внимание к Священному Писанию было обусловлено естественной потребностью слушания Слова Божьего, которой они были лишены в католичестве. Позже это станет выражением одного из главных постулатов Реформации – sola Scriptura («только Писание»). Кроме того, из всех таинств вальденсы признавали лишь два – Крещение и Евхаристию, при этом отрицали почитание Богородицы, святых и икон. Все это в будущем в той или иной форме проявится в богословских взглядах Лютера и его последователей.

2. Одним из важных предпосылок Реформации стал известный спор между французским королем Филиппом IV Красивым и папой Бонифацием VIII в начале XIV века. Когда папа открыто стал вмешиваться в политические дела Франции, Филипп Красивый немедленно выступил против него, созвав в 1302 году собрание представителей всех социальных слоев страны, которое выразило резкий протест против светской власти папы. Приемника Бонифация на Римской кафедре Климента V Филипп IV склонил на свою сторону и в 1305 году сумел убедить его переселиться со всем своим окружением в Южную Францию – в Авиньон. Папы находились здесь более 70 лет. Этот период в истории Западной Церкви ревнители католичества назвали потом семидесятилетним «вавилонским пленением». Папы в значительной степени подпали в этот период под влияние французских королей и, как следствие, ослабили свой авторитет в других европейских государствах. Кроме того, аморальная и далеко не скромная жизнь авиньонских пап, постоянные злоупотребления и поборы все больше и больше пробуждали в массах негативные настроения против Католической Церкви.

3. В 1378 году папа Урбан VI с верными ему кардиналами решил перенести обратно папскую кафедру в Рим. Однако это намерение не поддержали 12 других кардиналов, которые пожелали остаться в Авиньоне. В противовес Урбану они избрали своего «альтернативного» папу Климента VII. С тех пор начался сорокалетний раскол в Римской Церкви: одни католические страны признавали римского папу, другие – авиньонского. При этом и римские, и авиньонские папы со своими сторонниками не забывали публично осыпать друг друга проклятиями и запретами, а содержание двух роскошных папских дворов лишь увеличило налоги для народа, что естественно вызвало в нем недовольство и ропот.

4. В первой пол. XIV-го века английский король Эдуард III издал два антипапских устава, первый из которых давал королю право занимать церковные должности, а второй запрещал английским подданным обращаться к папскому суду. Наряду с этим английская литература с самого своего основания выступает с открытой критикой католичества. Писатель Вильгельм Лангданд в своем произведении «Видения о Петре-пахаре» выступает против продажи индульгенций, нравственной распущенности католических монахов и стяжательства высшего духовенства. Чосер в «Кентерберийских рассказах» и Гауэр в «Vox Clamantis» также последовательно указывают на моральные недостатки церковнослужителей и требуют разносторонней реформы.

5. В 1366 году впервые с идеями реформирования западного христианства открыто выступает «реформатор до Реформации» английский богослов Джон Уиклиф (1320 – 1384). Активно защищая церковную политику английского короля в спорах с папством, Уиклиф высказывался за создание автономной Англиканской церкви. При этом он называл папу предтечей антихриста, требовал запрета монашества и конфискации всех монастырских земель в пользу английской короны. В конце своей жизни он отбросил все церковные таинства и дошел до отрицания всей многовековой христианской традиции, признавая авторитет одного лишь Евангелия. Уже после смерти Джон Уиклиф был осужден Римской Церковью как еретик, а его останки были подняты из могилы и сожжены. Однако его учение распространилось далеко за пределы Англии и именно оно дало первую серьезную трещину, которая через полтора века приведет к расколу Западной Церкви и началу лютеровской Реформации.

6. В XIV в. с критикой папского абсолютизма решительно выступил Уильям Оккам, один из самых известных представителей схоластики. В своем трактате «Восемь вопросов о папской власти» он публикует ряд положений, суть которых сводится к отрицанию светской власти церковной иерархии, которая сама должна подчиняться власти светских законов и беспокоиться исключительно о спасении человеческих душ. Главенство папы не обосновано ни божественным правом, ни Священным Писанием. Церковные противоречия должны решаться не судом папы, а авторитетом церковных соборов. Эти и другие положения Оккама позже возьмет на вооружение соборное движение Католической Церкви, однако они так и не будут внедрены в жизнь, за что западное христианство заплатит Реформацией.

7. С началом XV-го века с призывом к религиозным преобразованиям выступает чешский священник Ян Гус. Назначенный на должность синодального проповедника, он начинает беспощадно обличать все пороки католического духовенства, преследуя при этом лишь одну цель – исправить отдельные стороны жизни современной ему Римско-Католической Церкви с ее недостатками. Гус не был догматиком, как Уиклиф, и не боролся за нововведения догматических доктрин. Однако он бесстрашно выступал за сохранение апостольских традиций и чистоту в церковной жизни, решительно осуждал практику индульгенций, высказывался в защиту женатого духовенства, настаивал на том, что у Церкви только один Глава – Христос, а не папа, что и другие епископы, как и римский, в равной степени являются приемниками апостолов. Хотя в двух моментах он все же разошелся с официальной доктриной Римской Церкви, что и принесло ему славу предтечи Реформации – это признание Священного Писания единственным непогрешимым и полным источником веры и утверждение того, что Церковь есть сообщество всех предопределенных к спасению. Несмотря на то, что Ян Гус по приговору Констанцского собора был сожжен на костре, его последователям удалось кое-что воплотить из того, за что боролся их учитель: в своих общинах они восстановили причастие под двумя видами и ввели богослужение на родном языке. Но, отпав от единства с Восточной Церковью и в течение многих веков не имея с ней живого общения, они уже не могли вернуться к православию в надлежащей полноте и чистоте, а взаимные внутренние споры не дали возможности выйти этим общинам из обособленного сектантского положения. Сама же смертная казнь Гуса вызвала массовые протесты в Богемии: 452 чешских дворянина заявили об отказе от католичества и своем единстве с Гусом. Папа, в свою очередь, объявил крестовый поход против гуситов, что привело в дальнейшем к гуситским войнам. Как следствие, Ян Гус стал символом несгибаемой борьбы за веру, а в ночь его мученической смерти и по сегодняшний день по всей Чехии горят костры в память о своем национальном герое.

8. После Авиньонского пленения против принципа суверенной власти пап выступает богословская школа Парижского университета. Особенно резко осудил его канцлер Пьер д'Альи. В своем трактате «DeEcclesia» он писал: «Подчинение Церкви папе является случайным... Папа склонен ошибаться, что случалось уже не раз. Папа может впасть даже в ересь». В этом же духе высказывался другой видный богослов парижской школы – Жан Шарле. Он посвятил этому вопросу трактат «Об изъятии папы из Церкви», в котором, в частности, утверждал следующее:

«Папа как папа есть человек, и как папа может впадать в грех, и как человек может заблуждаться... Собор выше его в силу своего авторитета. Такому Собору сам папа обязан во всем повиноваться».

Более того, он считал, что в интересах Церкви можно сместить папу, если для этого есть явные причины.

9. Изобличения церковных недостатков в конце XV века с новой силой продолжил влиятельный итальянский монах Иероним Савонарола. «Реформатором до Реформации» его можно назвать лишь условно, так как, выступая против политических устремлений папства, он, однако, не отступил от традиционного вероучения Католической Церкви. Скорее всего, он был предтечей общественно-религиозных преобразований Кальвина, с которым его объединяет суровый фанатизм. Несмотря на приговор и смерть от рук инквизиции, в дальнейшем Савонарола был реабилитирован Римско-Католической Церковью.

Это только основные исторические факты, которые проложили путь к Реформации Мартина Лютера. Забегая наперед, стоит отметить, что органическая связь Реформации с католической действительностью, которая ее и породила, стала причиной неспособности реформаторского движения обновить западное христианство. Его вожди сами воспитывались в духе тех же схоластических понятий, против которых они восстали. При этом они так же были далеки как от правильного понимания Священного Писания, на котором пытались утвердить свое учение, так и от знания истории древней Церкви, по образцу которой хотели построить жизнь своих общин.

Выступая против католичества, реформаторы не имели четкого представления о том, в чем должна заключаться сама реформа и в каких пределах она должна остановиться. Как следствие, вступив в борьбу с Римом, протестантизм не только не исправил его недостатки, но и заменил их на противоположные, став обратной проекцией того искаженного понимания христианства, которое сформировалось на Западе до нач. XVI-го века. Об этом писал еп. Иларион (Троицкий) в своей книге «Христианства нет без Церкви»:

«Протестантизм ... не восстановил древнего христианства, а одно искажение христианства заменил другим, и была новая ложь горше первой».

Настоящим обновлением западного христианства могло стать лишь возвращение к древнехристианскому Преданию, которое хранилось на Востоке. Однако руководители Реформации смотрели в то время на Православие так, как сегодня смотрят католики и протестанты – горделиво и неприязненно. Поэтому, с самого своего начала, Реформация не только не могла возродить христианство в его чистоте и истине, но и была обречена на еще большие ошибки, противоречия и разделения.

 

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus