«Нет еврейского вопроса, есть христианский вопрос»: православные Праведники мира

В субботу 27 января, в годовщину освобождения советскими войсками концентрационного лагеря Освенцим, весь мир будет вспоминать о жертвах Холокоста, который повлек за собой смерть 6 миллионов человек.

Любая ненависть человека к себе подобному это первый и основной зачаток человекоубийства. Христианство всегда отрицало любые идеи расизма и выступало категорически против деления людей по их национальной принадлежности, половому признаку или вероисповеданию. Каждый человек уникален и является полноценным образом и подобием своего Творца и полной мере обладает положенными ему правами и свободами, в первую очередь – правом на жизнь.

Еврейский народ всегда был и, несмотря на отрицание им Господа Иисуса Христа, как обещанного Мессии, остается богоизбранным народом. У апостола Павла мы читаем следующие знаменательные слова: «Ибо не хочу оставить вас, братия, в неведении о тайне сей, – чтобы вы не мечтали о себе, – что ожесточение произошло в Израиле отчасти, до времени, пока войдет полное число язычников» (Рим. 11, 25).

Все ветхозаветные пророки и праведники были евреями. Ими были и Господь Иисус Христос, Пресвятая Богородица и святые апостолы. Христианское богослужение и даже планировка храма основываются на ветхозаветной иудейской традиции. В свете всего вышесказанного еврейский народ играет для Святой Церкви особую роль.

Но первое, чем православный христианин руководствуется в своем отношении ко всякому ближнему это заповедь Любви, данная нам Спасителем, который некогда сказал: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13, 34–35).

За время Второй мировой войны истории стали известны имена многих православных людей, как в священном сане, так и без, которые явили миру пример жертвенной любви к ближнему. Среди них главным образом можно упомянуть о священнике Алексии Глаголеве, монахине Марии (Скобцовой) и иерархии Болгарской Православной Церкви.

002141.jpg1. Священник Алексий Глаголев. Священник Алексей Александрович Глаголев был настоятелем Покровской церкви в Киеве, на Подоле. Его отцом был священник Александр Глаголев – профессор Киевской духовной академии и специалист по древнееврейской религии и обрядам, известный своим участием в т.н. деле Бейлиса (1911 г.). Благодаря проведенной тогда отцом Александром экспертизе удалось снизить антисемитский накал в обществе и оправдать невиновного.

Отец Алексий Глаголев во время нацистской оккупации Киева участвовал вместе с членами своей семьи в спасении евреев – прятал их в своём жилище, церковном полуподвале и в домах, относившихся к приходу Покровской церкви. В то время паспортисткой в них работала жена о. Алексея, а управдомом – его друг Александр Григорьевич Горбовский.

Также для спасения от гибели отец Алексий выдавал евреям свидетельства о крещении на старых бланках, оставшихся от протоиерея Александра Глаголева. Одной еврейке Татьяна Павловна Глаголева, – жена отца Алексея, – отдала свой паспорт, в который была вклеена фотография скрывавшейся женщины. Как вспоминал впоследствии сам отец Алексий: «Моя жена чуть не поплатилась жизнью за свой отчаянный поступок. Ходившие по квартирам с целью реквизиции гестаповцы потребовали у неё паспорт и, когда его не оказалось, заявили, что отведут жену мою в гестапо как подозрительную личность. А уж из гестапо редко кто возвращался домой. Едва-едва удалось их упросить оставить жену в покое, удостоверив свидетельскими показаниями ее личность».

Среди спасенных была и русская семья подполковника Красной армии – его жена и шестеро детей. Семья Глаголевых подвергалась значительному риску – за укрывание евреев грозил расстрел – но всё равно продолжала спасать людей, несмотря на беременность жены о. Алексея (в 1943 она родила дочь Марию).

В 1992, ценя заслуги отца Алексея Глаголева и его семьи, институт Яд Вашем (Иерусалим) объявил о присвоении почетного звания Праведников народов мира о. Алексею, его супруге Татьяне Павловне, их дочери Магдалине Пальян-Глаголевой. В 2001 это звание было присвоено и сыну о. Алексея Николаю, который был связным между своими родителями и спасаемыми людьми.

158061683_aa6d7ca84d-344x372.jpg2. Монахиня Мария (Скобцова). Елизавета Юрьевна Скобцова (так в миру звали монахиню Марию) является примером человека, который, пережив глубокое душевное потрясение (7 марта 1926 года умерла от менингита её младшая дочь Анастасия), нашел в себе силы не только идти дальше, но и возжигать пламень веры в душах других людей.

Когда начались гонения на евреев, мать Мария ни секунды не сомневалась в том, как надо действовать. Она давно предчувствовала опасность гитлеровской идеологии. Известным стало её высказывание: «Нет еврейского вопроса, есть христианский вопрос. Неужели вам непонятно, что борьба идет против христианства?… Теперь наступило время исповедничества».

Дом-общежитие матери Марии на улице Лурмель быстро стал известен как убежище. Там скрывали тех, кому угрожала опасность, для них получали поддельные документы, их переводили в «свободную зону». Мать Мария была тесно связана с Сопротивлением. Друзья «Православного дела» составляли список заключенных русских и евреев и организовывали пересылку писем и посылок.

Приходской священник церкви на Лурмель отец Дмитрий Клепинин выдавал свидетельства о крещении тем, кто этого просил. В разгар ужасов немецкой оккупации, в ночь с 4 на 5 июля 1942 года, были арестованы 13 тысяч евреев и доставлены на зимний велодром, в двух шагах от Лурмель. Мать Мария проникла туда и провела три дня, утешая подругу-еврейку и помогая добровольцам Красного Креста оказывать помощь больным. В этих невероятных условиях она бесстрашно спасла троих детей, спрятав их в ящике для мусора.

8 февраля 1943 года гестаповцы арестовали её сына Юрия, а на следующий день и саму Марию, которую сначала держали в тюрьме форта Роменвиль, а затем отправили в концлагерь Равенсбрюк. 6 февраля 1944 года Юрий Скобцов погиб в концлагере Дора («филиал» Бухенвальда), монахиня Мария была казнена в газовой камере Равенсбрюка 31 марта 1945 года, за неделю до освобождения лагеря Красной армией. В 1985 году мемориальным центром Яд Вашем матери Марии посмертно было присвоено звание «праведник мира».

Мать Мария (Скобцова) была канонизирована Константинопольским Патриархатом как преподобномученица в январе 2004 года.

1155-3335-419.jpg3. Болгарская Православная Церковь. На фоне того, что Болгарское правительство было союзником нацистской Германии во время Второй Мировой Войны, в деле спасения евреев особенно отличилось духовенство Православной Церкви Болгарии, пойдя на небывалый риск в своих действиях и высказываниях.

В частности мужественную позицию занял глава болгарской православной церкви митрополит Софийский Стефан, когда узнал о намечаемой высылке евреев в лагеря смерти: «Я укрою всех евреев в церквях и монастырях, но не выдам их на расправу». В письме царю он писал: «Давайте не делать мерзостей, за которые когда-нибудь нашему добродушному народу придется испытывать стыд, а может быть и другие невзгоды». Митрополит угрожал, что сам сядет под домашний арест, если арестованные евреи не будут освобождены.

Пловдивский митрополит Кирилл, позднее Болгарский Патриарх, также направил послание к царю, в котором он потребовал, чтобы тот немедленно отменил варварский приказ, иначе он не отвечает за действия народа и духовенства. В письме к премьер-министру Болгарии Филову он указывал, что с крестом в руках пойдет в лагерь смерти в Польше впереди конвоя с евреями.

А еще в сентябре 1940 года Священный Синод болгарской православной церкви принял декларацию протеста против «Комиссариата по еврейским вопросам». Ее подписали заместители председателя Синода и все болгарские митрополиты. Священный Синод протестовал также против запрета «лицам еврейского происхождения» вступать в брак с христианами и крестить детей от этих браков.

Болгаро-израильский юрист Моше Алони в настоящее время ведет кампанию за присуждение Нобелевской Премии мира Болгарской Православной Церкви за «героические поступки» по защите евреев от Холокоста. В своем письме в Нобелевский комитет Алони написал: «Благодаря героическим поступкам этих двух выдающихся лидеров и их готовности говорить и действовать, депортация болгарских евреев откладывалась снова и снова, пока не была отменена в связи с окончанием войны». Алони отметил, что номинирование Болгарской Православной Церкви особенно актуально в наши дни, которые наполнены ненавистью, расизмом и этническими чистками.

Читайте материалы СПЖ теперь и в Telegram.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus