Обмен пленными: кто людей спасал, а кто перед камерами мелькал

В среду 27 декабря состоялся масштабный обмен пленными на Донбассе. До последнего момента он был на грани срыва, так что Предстоятель Украинской Православной Церкви Митрополит Онуфрий призвал всех верующих молиться, чтобы он состоялся и все военнопленные смогли встретить Рождественские праздники дома.

Помимо самой своей важности это событие вызвало и ряд важных вопросов: почему этот обмен не состоялся раньше? кому бывшие пленные обязаны своим освобождением? кто пытается устроить себе дешевый пиар на этом событии? и кто работает дальше над тем, чтобы были освобождены и другие люди, пока остающиеся в плену?

Для начала вспомним хронологию событий, связанных с освобождением пленных. Первые договоренности об обмене были достигнуты 5 сентября 2014 года на заседании контактной группы в Минске. Они были оперативно реализованы. 12, 14, 20, 21 и 28 сентября 2014 г. состоялись обмены пленными, после которых СБУ рапортовала, что из плена освобождены 468 граждан, хотя это и было существенным преувеличением.

Окрыленный успехами, новоизбранный (тогда еще) Президент Петр Порошенко поручил до конца 2014 года освободить всех пленных на Донбассе: «Требую четкой, скоординированной работы между Службой безопасности и Министерством иностранных дел по ускорению возврата наших домой. Задача ставится такая, что к Рождеству все, кто есть в списках, а их сегодня более 600, должны вернуться домой». Эти слова остались всего лишь словами, как и предвыборные обещания закончить войну за три дня после избрания президентом.

11-12 февраля 2015 года в Минске состоялась встреча в «нормандском формате» на высшем уровне. Лидеры России, Франции, Германии и Украины вели переговоры почти 16 часов, результатом чего стали два документа. Первый – Комплекс мер, направленных на имплементацию минских договоренностей, второй – декларация в поддержку этого комплекса, принятая лидерами «нормандской четверки». После этого 21 февраля 2015 года состоялся крупный обмен пленными – 139 украинских военных обменяли на 36 представителей непризнанных республик. Но этот обмен стал, по сути, последним крупным обменом. Причины этого объяснил руководитель Контактной группы со стороны Украины, экс-президент Леонид Кучма: «Практически сегодня на государственном уровне нет единой команды, которая бы занималась этой важной для людей проблемой».

Это важно: Кучма констатировал отсутствие желания государства (а может, и возможностей) договариваться об обмене пленными и реально его осуществлять.

С тех пор обмены пленными были единичными. О минских договоренностях обменять «всех на всех» уже никто не говорил. Попытки отдельных политиков или общественных деятелей организовать обмен успеха не имели. Отчаявшись получить помощь от государства, родственники пленных украинских солдат стали обращаться к Предстоятелю УПЦ Митрополиту Онуфрию.

Пленные1.jpg

В 2016 году на встрече с делегацией Всеукраинского движения матерей и родственников участников боевых действий «Берегиня» Митрополит Онуфрий сказал: «Мы много работаем в этом направлении и передаем прошения епископам, которые несут послушание в тех регионах. Они обращаются к людям, от которых зависит освобождение пленных. Что-то у нас выходит, что-то нет. Но мы не отчаиваемся. Мы будем молиться и делать все от нас зависящее, чтобы те, кто находится в плену, были выпущены. Оружие нашей Церкви – просьба. Мы можем только просить. Господь сказал: "Просите, и дастся вам"».

Почему просьбы об освобождении пленных направляли именно к Украинской Православной Церкви и ее Предстоятелю? Ответ очевиден: потому что с самого начала конфликта УПЦ отказалась становиться на чью-либо сторону в этой войне, а призывала к миру и братолюбию. УПЦ не отказалась от своей паствы ни на территории, подконтрольной киевским властям, ни на территории непризнанных ДНР и ЛНР. Несмотря на гонения и откровенную травлю в СМИ, Церковь продолжила нести свою спасительную миссию людям, по какую бы сторону конфликта они ни находились.

Напротив, униаты и раскольники заняли очень жесткую политизированную позицию. Чего стоят слова г-на Денисенко о том, что жители Донбасса страдают целиком заслуженно и должны кровью искупить свой «грех» голосования за независимость ЛДНР. После таких пассажей, после призывов к «войне до победного конца» представители и УПЦ КП, и УГКЦ закрыли для себя возможность хоть о чем-то договариваться с властями непризнанных ДНР и ЛНР, даже через посредников. Поэтому, несмотря на все заявления и красивые фотографии, заслуга и УГКЦ, и УПЦ КП в деле освобождения пленных равна нулю. Эти структуры и слова их представителей по ту сторону линии фронта просто не воспринимают.

УПЦ же, напротив, доказала, что ее последовательную миротворческую позицию, несмотря на все сложности и нападки, положительно воспринимают по обе стороны конфликта. Все это время УПЦ проводила работу, чтобы пленные с обеих сторон смогли вернуться домой в свои семьи. Первым положительным результатом такой работы стало освобождение 18 декабря 2016 года из двухлетнего плена десантника 80 аэромобильной бригады Тараса Колодия, участвовавшего в боях за донецкий аэропорт.

Пленные2.jpg

Епископ Климент (Вечеря) и Тарас Колодий после освобождения


Исключительная заслуга в этом освобождении принадлежит УПЦ, что подтвердил, в частности, советник главы СБУ Юрий Тандит. Епископ Климент (Вечеря) при освобождении Колодия сказал: «Это праздник для всех нас. Мы не теряем надежды, что таких праздников у нас будет больше». И работа УПЦ над организацией крупного обмена пленными была продолжена.

Схему таких усилий озвучила Московская Патриархия: «С просьбой о содействии в освобождении Тараса Колодия в адрес Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла обратился Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий, к которому, в свою очередь, обратились родные военнослужащего. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл поддержал ходатайство Блаженнейшего Митрополита Онуфрия и обратился к лицам, от которых зависело положительное решение по данному вопросу. Освобождение Тараса Колодия является результатом миротворческого участия Церкви в разрешении конфликта в Украине, а также свидетельствует о высоком авторитете Украинской Православной Церкви. Освобождение пленного состоялось без предварительных условий в качестве акта доброй воли. Русская Православная Церковь молится о прекращении братоубийственного противостояния в Украине, считает важным насколько это возможно скорейшее освобождение удерживаемых обеими сторонами конфликта лиц, где бы они ни находились».

Этот пресс-релиз заслуживает отдельного комментария. Единственная схема усилий по освобождению пленных выглядит так:
  1. Родственники пленных обращаются к Митрополиту Онуфрию.
  2. Митрополит Онуфрий обращается к Патриарху Кириллу.
  3. Патриарх Кирилл обращается к «лицам, от которых зависит положительное решение по данному вопросу».
Заметим, что никакие структуры кроме УПЦ не имеют возможности такого обращения. Только высокий авторитет УПЦ и лично ее Предстоятеля является залогом успешности миротворческих и гуманитарных усилий.

Комментируя освобождение Тараса Колодия, Патриарх Кирилл подчеркнул, что Русская и Украинская Церкви никогда не займут чью-то сторону в продолжающемся конфликте: «Церковь не может быть с одними против других. Она перестает быть Церковью, она становится частью политической силы. Если нас призывают объединиться с тем, чтобы выступить против кого-то на Донбассе – мы не можем это сделать».

И вот в ноябре 2017 года митрополит Онуфрий обратился к Предстоятелю РПЦ с просьбой оказать помощь в освобождении тех военнопленных, которые еще остаются в плену. А 15 ноября Патриарх Кирилл передал эту просьбу руководству Российской Федерации. Результатом стал телефонный звонок президента РФ Владимира Путина лидерам непризнанных ДНР и ЛНР с просьбой организовать обмен пленными.

Несколько раз процесс был под угрозой срыва. Окончательная договоренность была достигнута в понедельник 25 декабря в Даниловом монастыре, где Патриарх Кирилл встретился с лидерами ДНР и ЛНР и лидером общественного движения «Украинский выбор – право народа» Виктором Медведчуком.

Пленные3.jpg

27 декабря обмен наконец состоялся. Это был самый масштабный обмен пленными с начала конфликта. За процедурой наблюдали представители Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ и Международного комитета Красного Креста. Киев передал самопровозглашенным ЛНР и ДНР 233 человека, на подконтрольную Киеву территорию вернулись 73.

Показательный момент, о котором вовсю говорят соцсети, но умалчивают (по вполне понятным причинам) украинские СМИ: все эти люди, как с одной, так и с другой стороны, являются гражданами Украины. Факт обмена украинских граждан на украинских граждан в рамках конфликта на Донбассе является ярким подтверждением того, что этот конфликт является гражданским противостоянием, о чем, кроме Митрополита Онуфрия и в целом УПЦ, мало кто отваживается говорить.

Пленные4.jpg

Но несмотря на то, что состоявшийся обмен – это результат усилий УПЦ и РПЦ, к празднику попытались пристроиться и раскольники.

Уже на КПВВ «Майорское» в Донецкой области, где состоялся обмен военнопленными, украинская служба протокола привезла с собой представителей УПЦ КП и РКЦ, которые к обмену пленными не имеют никакого отношения. А в аэропорту Харькова они уже отметились по полной программе.

Пленные5.jpg

Пленные6.jpg

Г-н Денисенко произнес в аэропорту пламенную речь, где не преминул отметить свою заслугу в данном событии: «В октябре Всеукраинский Совет Церквей <…> решил обратится к Папе Римскому, Вселенскому Патриарху, Патриарху Московскому Кириллу, к Архиепископу Кентерберийскому, к Всемирному Совету Церквей, к Конференции Европейских Церквей, к раввинам Европы и к руководителям мусульман». Перечень составлял человек явно не без чувства юмора. Неужели кто-то всерьез думает, что освобождение пленных – это заслуга раввинов Европы или Архиепископа Кентерберийского?

Именно духовенство УПЦ непосредственно участвовало в обмене пленными, и именно это участие позволило не сорвать процесс. «Священники УПЦ сопровождали наших солдат, находящихся в плену, в течение всего процесса обмена, – рассказал архиепископ Климент (Вечеря). – Благодаря этому удалось сохранить договоренности, которые были достигнуты в т.ч. усилиями Блаженнейшего Митрополита Онуфрия и Святейшего Патриарха Кирилла. И несмотря на то, что сегодня множество политиков пытаются приписать себе лавры победителей, этого обмена никогда не было бы, если бы УПЦ не выступила в качестве посредника для достижения этих договоренностей по массовому обмену».

Ладно, пусть жадные до пиара политики, раскольники и прочие приобретают себе за чужой счет имидж благодетелей. Главное – люди освобождены из плена и Светлое Рождество Христово встретят дома в кругу своих родных и близких. А УПЦ и дальше продолжит работу по освобождению пленных. У нее для этого есть все возможности. Председатель правления Фонда «Украинская политика», политолог Кость Бондаренко констатирует: «У Православной Церкви есть свои дополнительные возможности, которых нет у государства. УПЦ может быть универсальным переговорщиком, создав универсальную площадку для обмена пленными».

Но не только об обмене пленными заботится Украинская Православная Церковь: «Я надеюсь и верю, что это так и есть, что обмен пленными – это первый шаг к тому, чтобы прекратилась война на Донбассе, – сказал Блаженнейший Митрополит Онуфрий. – Первый шаг, очень важный, уже сделан. Уже пробита та стена, которая стояла между нами, украинцами, и делила нас на две части. Эта стена пробита, и дай Бог, чтобы она была уничтожена».

Читайте материалы СПЖ теперь и в  Telegram.
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Ответить

Юмор

В жизни человека существуют два самых важных дня: день, когда он родился, и когда понял, зачем.

Архив

Система Orphus