«Отобрать храм – не значит отобрать веру»

Недавно мы стали свидетелями циничного захвата храма УПЦ в селе Старый Гвоздец Ивано-Франковской области. Это всего лишь один из многих случаев церковного рейдерства за последние три года. Всего, по официальной информации Украинской Православной Церкви, с 2014 года было захвачено более 40 храмов. Не имея возможности проводить богослужения в церковном помещении, верующие УПЦ зачастую молятся на дому у священников, в гаражах, палатках, а иногда и просто на улице. Чтобы помочь пострадавшим общинам справиться с тяжелой ситуацией и возвести новые церкви, УПЦ благословила создание специальной программы под названием «40 храмов».

О том, как реализуется эта программа, СПЖ попросил рассказать члена попечительского совета БФ «Фавор» Артемия Аксенова. 


– Как зародилась идея создания программы «40 храмов», которую благословил Священный Синод УПЦ?

– Эта идея стала ответом на сложившуюся ситуацию. Дело в том, что практически во всех случаях так называемых «переходов» храмов канонической Церкви в юрисдикцию УПЦ КП речь идет о захватах. То есть определенная группа людей, которые чаще всего никакого отношения к Церкви не имеют, при помощи агрессивно настроенных представителей радикальных организаций отбирают у православных верующих храм. Но ведь мы все прекрасно понимаем, что отобрать храм – не значит отобрать веру. И поэтому, оставшись без своего храма, люди не остаются вне Церкви. Они продолжают вместе молиться, берегут общинную жизнь и чаще всего, рано или поздно, начинают строить новый храм.

Зачем они это делают, понять несложно – православный человек не мыслит духовной жизни без участия в литургии, а литургия, как известно, это преимущественно храмовое богослужение.

С другой стороны, наши верующие никогда и ни с кем не хотят конфликтовать, не хотят враждовать. Потому что наша «брань не против плоти и крови, но против духов злобы поднебесной». Так что люди чаще всего, не желая продолжать конфликт, сами начинают строить.

Но понятно, что материальные возможности общины ограничены. Вот потому-то и решил наш фонд помогать таким общинам. Сначала появилось такое благое желание, а потом, уже в июле этого года, фонд получил благословение Блаженнейшего Митрополита Онуфрия и Священного Синода нашей Церкви.

Хочу подчеркнуть, что это решение ориентировано в первую очередь на мир, на созидание. Мы хотим сплотить людей, помочь им реализовать главную заповедь жизни человека – о любви к Богу и к ближнему. С другой стороны, такие решения, а тем более действия, демонстрируют крепость самой общины и духовную силу Церкви.

– Что уже удалось сделать?

– Скажем так, удалось и очень мало, и очень много. Из общего количества ситуаций с захватами храмов, а их, как вы знаете, больше 40, мы, с Божией помощью, смогли пока помочь в двух случаях – общинам села Катериновка Тернопольской области и села Грибовица Волынской области.

Но если вспомнить, что весь мир стОит одной литургии, то два храма, в которых литургия уже служится, – это очень много. Тем более, что мир не только стОит, но и стоИт лишь потому, что служится литургия. Прекратится литургия – и закончится история.

Вместе с тем, литургия – это благословение не только всего мира, всей Вселенной, всякой твари и создания, но и непосредственно того места, где она совершается. Например, наши предки стремились к тому, чтобы в каждом селе был храм, а часто можно было встретить храмы чуть ли не на каждой улице. Храм, а особенно литургия – это благословение Божие нашему народу. Верующие люди это понимают. Потому и строят.

новый храм в Катериновке.jpg

с.Катериновка. Богослужение в новом храме.


– Для каких общин сейчас собирают помощь?

– В процессе три проекта. Это сбор помощи для пострадавших общины села Котюжины Тернопольской области, села Ходосы Ровенской области и села Девички Киевской области. На очереди, то есть в процессе разработки, еще 14 проектов, за каждым из которых стоят живые люди, общины. В конечном итоге стоит вся наша Церковь.

Ведь как сказано у апостола Павла, «страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены» (1Кор. 12, 26). А мы ведь – тело Христово. Поэтому как мы можем не страдать с теми, кто страдает? И как мы можем не помогать тем, кто такой помощи ждет?

– На что именно идет помощь?

– В первую очередь мы помогаем с приобретением строительных материалов. Потом, конечно, стараемся помочь с покупкой церковной утвари, необходимой для начала богослужений. Но кроме того, хочу подчеркнуть, нам нужна самая различная помощь – и юридическая, и организационная, и моральная, и психологическая.

– А священникам, которых лишили жилья, помогаете?

– Знаете, в Православии всегда действовал принцип, который лучше всего сформулировал апостол Павел: «Разве не знаете, что священнодействующие питаются от святилища? что служащие жертвеннику берут долю от жертвенника? Так и Господь повелел проповедующим Евангелие жить от благовествования» (1Кор. 9, 13-14).

То есть священник кормится и живет от алтаря. Поэтому мы в первую очередь строим именно алтарь. А уже сама община обязательно поддержит священника. Иначе и быть не может.

– Кто жертвует средства в ваш фонд, и какая была самая большая сумма, которую вам перечислили в поддержку общин УПЦ?

– В первую очередь жертвуют обычные люди. Обычно перечисляют через систему электронных платежей на сайте фонда. Бывает, что перечисляют и по банковским реквизитам. Скорее всего, некоторым благотворителям так удобнее.

Суммы самые разные. Чаще всего, конечно, небольшие, как кому Господь на сердце положит. Но есть и довольно крупные поступления. Одно из украинских предприятий за один раз пожертвовало сразу на два проекта 170 тыс. грн.

Радуемся таким поступкам и помним, что в делах милосердия действует не обычная логика. А кроме того, действует Господь. Ведь в каждом храме, построенном на деньги этих людей, на каждой литургии возносится молитва за «строителей и благоукрасителей святаго храма сего», то есть за жертвователей.

– Вы присутствовали на открытии новопостроенных храмов. Как верующие переживали этот момент, и что вы чувствовали, видя возрождение молитвенной жизни общины?

– Наш коллектив был в Катериновке и участвовал в подготовке освящения. Позже мы сподобились побывать и на самом празднике освящения храма. Ну что сказать? Люди плачут от радости, благодарят Бога и всех помощников. Все светится улыбками, духовной радостью. Это действительно настоящее торжество как духа, так и православной веры. Хотите пережить такую радость – приезжайте помочь общине.

Освячення-храму-в-Катеринівці-16.jpg

Освящение нового храма в Катериновке


– Можно ли сказать, что ваша программа – это проявление православной солидарности и гарантия того, что ни одна община не останется одна со своими проблемами в случае, если их храм захватят?

– Да, как я сказал, все мы Единое Тело Христово. И смею вас заверить, что для нас это не простые слова. В меру своих сил и возможностей мы пытаемся подтверждать их конкретными делами. К чему, кстати, призываем всех, кто считает себя православным христианином.

Еще раз напомню, что Священный Синод не только благословил деятельность нашего Фонда по строительству храмов, но и призвал всех верующих к активному участию в ней. Поэтому, если кому-то жалко людей, у которых отобрали храмы, то хотя бы за послушание Матери-Церкви он должен помочь в реализации наших проектов. И мы верим, люди для помощи всегда найдутся, потому что их ищет и призывает Сам Господь! Все мы – только делатели на ниве Христовой. Кто-то, как говорил апостол Павел, садит, кто-то поливает, но взращивает всегда Бог. Так что мы верим, что с Божией помощью у нас с вами все получится.

– Какое место в Церкви занимает социальное служение?

– Честно говоря, такое словосочетание, как «социальное служение» для меня лично ассоциируется с жизнью христианина вообще. Дело в том, что Христос призывал нас творить добрые дела. Творить всегда и без оглядки. Вся жизнь христианина – это служение Богу и ближнему. А значит, и жизнь Церкви нельзя как-то делить на «социальное служение», «культурное служение», «семейное служение», еще какое-то служение. Христианин – это цельный человек, и он всегда – в социуме, в семье, в культурной среде – должен быть тем светом, через который люди познают существование Творца. «Так да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела и прославлят Отца вашего иже есть на небесах» – вот формула «социального служения» в моем понимании. Наша задача – ее исполнить.

– Какой проект БФ 

«Фавор» 

наиболее успешен и значим, по вашему мнению?

– Самым не столько значимым, сколько сложным, был первый проект – село Катериновка. Мы многого не знали, многого не понимали, со многим столкнулись впервые. Но с Божией помощью все удалось преодолеть, и сейчас в Катериновке стоит православный храм. А вообще, особое значение имеют все проекты. Потому что все они касаются живых людей. А разве может один человек быть более значим, чем другой? И для нас самым главным результатом нашей работы всегда будет то, когда люди в конфликтных местах смогут жить в мире, относиться с терпением и любовью друг к другу. Вот это и будет, так сказать, главный успех, а если точнее – радость!

Подробнее ознакомиться с деятельностью БФ «Фавор» можно на сайте фонда.



Читайте материалы СПЖ теперь и в Telegram.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Ответить

Юмор

В жизни человека существуют два самых важных дня: день, когда он родился, и когда понял, зачем.

Архив

Система Orphus